Банки.ру

    Banki.ru: главные новости

  • 19 октября. Главное за минуту: обвал акций «Яндекса», мыло и веревка от пенсионерки в подарок министру

    • Стоимость акций Yandex N.V. (головная компания группы «Яндекс», зарегистрированная в Нидерландах) в начале торгов на Московской бирже 19 октября рухнула более чем на 8%. Обвал акций «Яндекса» спровоцировали сообщения о том, что Сбербанк может приобрести долю до 30% в компании. Позднее Сбербанк заявил, что он не получал подобного предложения от «Яндекса» и сам не обращался к компании с таким предложением. Тем не менее рынок истолковал эти сообщения как возможность скорого фактического перехода «Яндекса» под контроль государства. Вечером в пятницу падение котировок превышало 20%. Между тем участники рынка и аналитики полагают, что инвесторам пока не стоит торопиться распродавать бумаги «Яндекса» и фиксировать прибыль.

    Еще два небольших банка лишились лицензий. Банк России отозвал лицензии у 300-го по размеру активов в банковской системе иркутского ВостСибтранскомбанка и московского банка «Риал-Кредит», занимавшего 418-е место. У ВостСибтранскомбанка значение всех нормативов достаточности собственных средств (капитала) опустилось ниже 2%. Ключевым направлением бизнес-модели «Риал-Кредита» было получение комиссионных доходов от проведения валютно-обменных операций и денежных переводов физических лиц. «При этом кредитный портфель в общей структуре активов банка занимал не более 17% и характеризовался низким качеством — около 50% выданных ссуд относились к категориям проблемных и безнадежных», — подчеркивает ЦБ.

    В России может появиться банк для самозанятых. В 2019 году в России может запуститься LikeBank, работающий только в мессенджерах. О его создании сообщил банкир Эллиот Гойхман, который ранее работал в Альфа-Банке и МДМ Банке. На своей странице в Facebook он пояснил, что «легкий», виртуальный банк будет работать с самозанятыми. «Мы окружим заботой растущий сегмент самозанятых, превратив финансовую рутину фрилансера в простую голосовую команду: «Выставь счет на 5000 рублей за дизайн визиток»», — пишет Гойхман в соцсети. Осталось увидеть, захотят ли самозанятые «светиться» через специализированный банк. Количество самозанятых в России, по разным оценкам, составляет от 15 млн до 30 млн человек. Государство пока безуспешно пытается вывести эту категорию работающих россиян из «тени».

    Пенсионерка подарила министру труда и социального развития Новосибирской области веревку и мыло. В Новосибирске пенсионерка, недовольная повышением прожиточного минимума на 89 рублей, принесла в региональное Министерство труда и социального развития «подарочный набор» на эту сумму. В подарочный набор вошли брусок хозяйственного мыла, бельевая веревка, коробок спичек и пачка соли, сообщает правозащитная организация «Гражданский патруль» на странице соцсети «ВКонтакте». Прожиточный минимум пенсионера практически повсеместно в России таков, что работающие граждане старше 50 лет не должны переживать из-за повышения пенсионного возраста.

    Read more »
  • Лидер «Народного рейтинга» банков — в ваших руках

    Уже через четыре месяца, в феврале 2019 года, состоится ежегодная грандиозная церемония «Банк года» холдинга «Банки.ру». На ней будут объявлены победители в различных номинациях, включая лидера «Народного рейтинга» банков.

    У посетителей Банки.ру, как и у самих кредитных организаций, еще есть время, чтобы повлиять на таблицу лидеров! Зарегистрированные пользователи портала могут оставить в «Народном рейтинге» отзыв о любимом банке — важно, чтобы он был как можно более детальным (для зачета оценки банку). Банки, в свою очередь, могут начать более активно реагировать на отзывы своих клиентов, чтобы продвинуться по «турнирной таблице» выше.

    Следует отметить, что текущая пятерка лидеров «Народного рейтинга» банков собралась из абсолютно разноплановых, не похожих друг на друга кредитных организаций. Некоторые из них никогда не попадали в годовой топ-5 «Народного рейтинга».

    Первое место в предварительном годовом чемпионате сейчас занимает Тинькофф Банк. Этот универсальный онлайн-банк, не имеющий отделений, «заработал» 61,2 балла.

    На втором месте — ЮниКредит Банк. Иностранная «дочка» итальянского банка получила 56,4 балла.

    Третья строчка — за специализирующейся на автокредитовании «дочкой» Сбербанка Сетелем Банком (52,5 балла).

    В пятерку лучших также входят один из многолетних лидеров «Народного рейтинга» банк «Авангард» и Модульбанк, специализирующийся на обслуживании юридических лиц.

    С полным списком годового чемпионата «Народного рейтинга» банков можно ознакомиться здесь.

    Напомним, в начале 2018 года Банки.ру оптимизировал методику расчета «Народного рейтинга» банков. В частности, был введен новый поправочный коэффициент, зависящий от количества отзывов, снижен вес старых отзывов, а также обновлен алгоритм учета решенных проблем пользователей Банки.ру и в целом пересмотрена формула расчета рейтинга.

    Помимо «Народного рейтинга» банков, холдинг «Банки.ру» ведет «Народный рейтинг» страховых компаний и «Народный рейтинг» сотовых операторов. Среди компаний из этих сфер также будут объявлены победители в рамках «Банка года». На текущий момент здесь лидируют «Зетта Страхование» и «Тинькофф Мобайл». Голосование по итогам 2018 года выходит на финишную прямую!

    Read more »
  • Эксперты: акции «Яндекса» могут отыграть падение

    Акции компании «Яндекс» пережили рекордное падение в пятницу, 19 октября, после сообщения о якобы готовящейся продаже 30% акций Сбербанку. Об этом сообщила газета «Ведомости». Несмотря на отсутствие официальных подтверждений, рынок нервно отреагировал на новость: буквально с первых минут торгов котировки «Яндекса» устремились вниз. На минимуме стоимость бумаг падала до 1 800 рублей, опустившись ниже январского уровня. В течение дня рыночная стоимость компании упала на 120 млрд рублей. Котировки опустились на 19%, а на американском рынке бумаги компании подешевели на 18%. Капитализация «Яндекса» держится на уровне 513 млрд рублей.

    Негативная реакция инвесторов связана с тем, что многие восприняли это как начало национализации крупнейшего российского интернет-поисковика. Если это произойдет, то компания может наряду с госбанками оказаться под угрозой санкций. В структуре акционеров «Яндекса» более 25% составляют иностранные фонды, которые не могут не учитывать этих рисков, отмечает начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. «Новость очень напомнила инвесторам ситуацию с покупкой пакета «Магнита» банком ВТБ, она сопровождалась двукратным падением котировок ретейлера за несколько месяцев», — напоминает он.

    Кроме того, Сбербанк в роли акционера вряд ли может рассматриваться как позитивный фактор для бизнеса компании. «При таком сценарии неизбежно возрастет контроль со стороны государства, соответственно, может измениться политика управления, бизнес-модель, а это, в свою очередь, способно вызвать уход ряда руководителей и специалистов из IT-компании и даже поставить под вопрос целые проекты», — рассуждает инвестиционный стратег «БКС Премьера» Александр Бахтин.

    Продуктовый виджет

    «Греф — чиновник, он управляет государственным банком, он не рискует собственными деньгами, как, например, Маск или Тиньков», — добавил управляющий УК «ТКБ Инвестмент партнерс» Владимир Цупров.

    Для самого госбанка это не столь значимое событие: как отмечает аналитик Альфа-Банка Александра Мельникова, стоимость 30% «Яндекса» — не более 2,9 млрд долларов, что составляет менее 1% активов кредитной организации. Она не исключает, что для финансирования сделки Сбербанк может использовать средства, полученные от продажи турецкого DenizBank — 3,4—3,7 млрд долларов. Несмотря на это, в пятницу, 19 октября, акции Сбербанка также упали в цене более чем на 1%, до 188,9 рубля. Инвесторы опасаются, что сделка может повлиять на дивидендную политику банка. «Акционеры опасаются снижения дивидендов по сравнению с ожидаемым уровнем, так как средства от продажи турецких активов в таком случае уйдут на покупку доли в «Яндексе», — уточнил аналитик «Открытие Брокера» Тимур Нигматуллин.

    Участники рынка и аналитики полагают, что инвесторам пока не стоит торопиться распродавать бумаги «Яндекса» и фиксировать прибыль. «Реакция рынка была чрезмерной, и ожидаем их восстановления», — говорится в комментарии Альфа-Банка. В Райффайзенбанке считают, что текущее падение акций — отличный момент для покупки «Яндекса». Аналитик банка Сергей Либин не исключает, что вмешательство банка в операционную деятельность будет минимальным и не окажет влияния на бизнес компании. Ващенко из «Фридом Финанса» считает, что у бумаг «Яндекса» есть потенциал роста до 2 600 рублей. Драйвером являются быстрорастущие проекты, такие как «Яндекс.Такси» и другие.

    По мнению аналитика «Открытие Брокера» Андрея Кочеткова, инвесторам стоит взять паузу и не торопиться с вложениями. «Закрытие в районе 2 тысяч рублей говорит о вступлении бумаги в «медвежий» рынок. Поэтому мы допускаем падение еще на 10—15% от текущих уровней, где можно будет достаточно спокойно войти в позицию», — говорит он.

    На конец 2017 года мажоритарным акционером «Яндекса» был основатель компании Аркадий Волож — ему принадлежало 49,23% голосующих акций и 10,35% акционерного капитала. Сбербанк владеет «золотой акцией» компании, которая дает право накладывать вето на продажу более 25% акций, однако банк не имеет права влиять на операционную деятельность «Яндекса». В 2012 году Сбербанк приобрел 75% акций компании «Яндекс.Деньги», а в апреле этого года банк и компания создали СП в области электронной коммерции.

    Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

    Read more »
  • В России может появиться банк для самозанятых

    В 2019 году в России может запуститься LikeBank, работающий только в мессенджерах. О его создании сообщил банкир Эллиот Гойхман, который ранее работал в Альфа-Банке и МДМ Банке. На своей странице в Facebook он пояснил, что «легкий», виртуальный банк будет работать с самозанятыми. «Мы окружим заботой растущий сегмент самозанятых, превратив финансовую рутину фрилансера в простую голосовую команду: «Выставь счет на 5000 рублей за дизайн визиток»», — пишет Гойхман в соцсети.

    Предполагается, что клиенты LikeBank смогут управлять финансами в приложениях для общения — Facebook Messenger, Viber, Telegram и, возможно, WhatsApp. Стать клиентом банка можно будет с помощью ссылки-приглашения. Получив ее, пользователь моментально переводится в чат с ботом в выбранном мессенджере. После подтверждения номера телефона клиент может выбрать один из трех вариантов обслуживания: без идентификации, с удаленной идентификацией по номеру паспорта, а также с полной идентификацией. Чем больше данных о себе оставляет физлицо, тем больше сервисов ему будет доступно. Причем полную идентификацию будут проводить не сотрудники LikeBank или курьеры, а другие клиенты.

    «Если задуматься, то те функции, которые сейчас выполняет курьер, кроме доставки карты, может выполнять любой человек, который может войти в какие-то агентские соглашения с банком», — поясняет создатель проекта. По его словам, за такие операции по идентификации пользователи будут получать реальные деньги.

    Собственной лицензии у LikeBank не будет. Он станет проектом крупного российского банка, сообщил Гойхман, не раскрыв будущего партнера. По данным Банки.ру, интерес к LikeBank проявлял «Уралсиб». В кредитной организации эту тему не комментируют. Источник в банке сообщил, что переговоры действительно велись, но никакого решения о партнерстве с финтех-проектом не принято.

    Как зарабатывают банки без отделений

    Виртуальный банк нельзя назвать новинкой для россиян. С 2006 года на российском рынке работает Тинькофф Банк, не имеющий отделений. А в 2013-м появился «Рокетбанк» без собственной лицензии. Банк-приложение работал сначала на базе «Интеркоммерца», потом «ФК Открытие», и, наконец, с июля этого года перешел в группу QIWI. От «Открытия» холдингу достался и сервис для предпринимателей «Точка». Кроме того, с 2016 года на рынке существует TalkBank от Транскапиталбанка, который позволяет совершать финансовые операции в мессенджере Telegram.

    Пробиться новому банку на этот рынок будет непросто, констатирует младший директор «Эксперт РА» Иван Уклеин. «Ключевые игроки в этой нише определились еще до 2014 года. Проникновение онлайн-технологий уже позволяет клиентам многих банков обслуживаться дистанционно с минимальными комиссиями», — поясняет аналитик. По его словам, ставка на самозанятых не обязательно оправдает себя. «Если мы говорим о самозанятых, то концентрация доли рынка на топ-10 игроках составляет порядка 80%. Для того, чтобы «откусывать» клиентов оттуда, нужны либо демпинг, либо принципиально новые революционные технологии», — говорит Уклеин.

    Некоторые виртуальные банки уже не выдержали конкуренции и покинули рынок. Например, Touch Bank венгерской группы ОТР. Проект был запущен в 2015 году и все три года существования показывал убытки. В 2017 году группа ОТР потеряла из-за Touch Bank 1,7 млрд рублей. Похожая судьба была у Instabank, который существовал на базе Военно-Промышленного Банка.

    Новая клиентская прослойка

    Тема «вывода» самозанятых из тени обсуждается в России с осени 2016 года. Тогда Владимир Путин поручил создать условия для легализации труда таких граждан. Их в России свыше 13 млн, или 18,7% от общего количества работающих. Такие оценки неформального сектора экономики по итогам 2017 года приводил Росстат. Минюст считает самозанятыми тех, кто оказывает услуги или выполняет работы для других граждан ради получения прибыли. Они работают в одиночку и не зарегистрированы в качестве индивидуального предпринимателя. Сейчас самозанятые могут «обелиться» — встать на учет в ФНС, получить налоговые каникулы.

    Почти 90% переводов в пользу самозанятых проводятся через «Сбербанк Онлайн» по номеру телефона, констатирует гендиректор юридической компании URVISTA, член московского отделения «Опоры России» Алексей Петропольский. Конкурировать с таким игроком любому банку будет сложно, говорит эксперт. Но можно сделать ставку на тех самозанятых, кто захочет «обелиться».

    «Я вижу только одну проблематику, на основе которой можно создать некий сервис. Дело в том, что переводы между физлицами стали тщательнее отслеживаться. Где-то полгода назад мы начали замечать массовые блокировки карт, счетов, и людей просят предоставить документы на совершенную операцию. Люди стали задумываться, не лучше ли заплатить небольшой налог как самозанятый и не иметь проблем с банком? Любое приложение, которое будет автоматически удерживать налог, будет пользоваться дикой популярностью у самозанятых», — полагает Петропольский.

    С 2019 года в четырех российских регионах (Москве, Московской и Костромской областях, а также в Татарстане) планируется запустить эксперимент по сбору налога на профессиональный доход. Он предназначен как раз для самозанятых. Если человек имеет доход от собственного мини-бизнеса до 2,4 млн рублей год, то он сможет зарегистрироваться и перейти на новый режим налогообложения через мобильное приложение «Мой налог». Если предприниматель работает с физлицами, то налог на его доход составит 4%, если с юрлицами — 6%. От уплаты НДФЛ его освободят.

    Согласно проекту, LikeBank даст возможность самозанятым выставлять счета за свои товары или услуги, получать оплату по номеру карты, телефона или QR-кода. В дальнейшем возможна и интеграция с сервисом ФНС «Мой налог». «Мы дадим легальный механизм ведения деловой активности самозанятых через свою карту – выставлять счета, принимать оплату, а потом отчитываться о них перед налоговой», — отмечает Эллиот Гойхман. По его словам, в дальнейшем LikeBank может стать налоговым агентом и проводить налоговые отчисления с каждой бизнес-трансакции самозанятых граждан.

    Много ли таких будет? В январе 2018-го глава Минэкономразвития Максим Орешкин признал: проект по выводу самозанятых из тени практически провалился. На тот момент уведомления в ФНС подали чуть больше тысячи человек, работающих на себя. К 1 октября когорта самозанятых в России увеличилась — до 2587 человек.

    Юлия КОШКИНА, Banki.ru

    Read more »
  • Карту рассрочки «Совесть» смогут предлагать разные банки

    Финтех-стартап «Совесть» запустил платформу «Мультибанк» — комплексное решение для банков на базе карты беспроцентной рассрочки. Ее первым участником стал банк «Ак Барс» — соответствующее соглашение подписано на форуме инновационных финансовых технологий Finopolis в Сочи, сообщили в пресс-службе проекта «Совесть» и в пресс-службе банка.

    Проект «Совесть» был создан группой QIWI в 2016 году. Партнерская сеть включает сегодня более 50 тысяч онлайн- и офлайн-магазинов в 2 350 населенных пунктах РФ.

    «В рамках мультибанковской платформы банки-партнеры получат новый продукт в своей линейке, новых клиентов на свой баланс, а также построенные и эффективно функционирующие бизнес-процессы и IT-инфраструктуру проекта беспроцентной рассрочки. В свою очередь «Совесть» становится оператором мультибанковской платформы, отвечает за бренд, инфраструктуру продукта и привлекает клиентов», — говорится в сообщении «Совести».

    Сотрудничество проекта «Совесть» с «Ак Барсом» в рамках платформы «Мультибанк» предусматривает совместный запуск карт рассрочки с кредитным лимитом от «Ак Барса», поясняется в сообщении последнего. Условия продукта для потребителей остаются прежними — это карта беспроцентной рассрочки, которая позволяет покупать товары в партнерской сети проекта «Совесть» в рассрочку на срок до 12 месяцев без процентов и переплат. При этом пользователи карт от банка-партнера получают дополнительную возможность обслуживаться в офисах «Ак Барса».

    За банком остается принятие кредитного решения с последующим фондированием. В течение первого года реализации партнерского продукта «Ак Барс» планирует прокредитовать клиентов в рамках карты рассрочки более чем на 3,5 млрд рублей, следует из сообщений партнеров. «Совесть» отвечает за привлечение клиентов, бренд и развитие каналов дистрибуции.

    Продуктовый виджет

    «Трансформация «Совести» в мультибанковскую платформу — знаковое событие в развитии проекта. Предлагая банкам комплексное решение, «Совесть» становится платформой для всего банковского рынка и оператором беспроцентной карты рассрочки, — комментирует основатель проекта «Совесть» Олег Ряженов-Симс. — Наша задача заключается в том, чтобы в рамках проекта, независимо от банка-партнера, клиенты «Совести» получали удобный продукт и гарантированно высокое качество сервиса».

    «Участие в «Мультибанке» позволит партнерам эффективно распределять внутренние ресурсы. Банки смогут сократить расходы на разработку собственных аналогичных сервисов, а мы — максимально сфокусироваться на привлечении и обслуживании клиентов», — добавил коммерческий директор проекта «Совесть» Дмитрий Соколов.

    «Сотрудничество с QIWI — первый этап на пути развития «Ак Барса» в качестве партнерского банка. Нам интересно сотрудничество с крупными финансовыми и финтех-компаниями, интеграция в существующие проекты и создание вместе новых сервисов для потребителей», — отметил заместитель председателя правления «Ак Барса» Михаил Марин.

    Read more »
  • ЦБ отозвал лицензии у ВостСибтранскомбанка и банка «Риал-Кредит»

    Банк России отозвал лицензии на осуществление банковских операций у ВостСибтранскомбанка (регистрационный номер 2731, Иркутск) и банка «Риал-Кредит» (регистрационный номер 3393, Москва). Об этом в пятницу сообщила пресс-служба регулятора.

    Как отмечается в сообщении регулятора, у ВостСибтранскомбанка значение всех нормативов достаточности собственных средств (капитала) опустилось ниже двух процентов, отмечают в ЦБ.

    «Проблемы в деятельности АО «ВостСибтранскомбанк» возникли вследствие незначительного запаса собственных средств (капитала) и фактического отсутствия источников их увеличения для покрытия убытков, связанных с низким качеством кредитного портфеля. В связи с этим банком на протяжении длительного периода времени проводились «схемные» и непрозрачные для надзорного органа сделки, направленные на поддержание размера собственных средств (капитала) и обеспечение формального соблюдения пруденциальных норм деятельности. Кроме того, кредитной организацией осуществлялись «фиктивные» операции, целью которых являлось сокрытие значительной недостачи денежных средств в кассе и вывод высоколиквидных активов в размере более 130 млн рублей с ущербом для кредиторов и вкладчиков. Формирование по требованию надзорного органа необходимых резервов на возможные потери по фактически отсутствующим активам выявило утрату капитала банка на 98% и снижение нормативов достаточности собственных средств кредитной организации до критических значений», — говорится в сообщении регулятора.

    При этом подчеркивается, что руководители и собственники кредитной организации не предприняли действенных мер по нормализации ее деятельности. Информация о проводившихся банком операциях, имеющих признаки совершения уголовно наказуемых деяний, будет направлена ЦБ в правоохранительные органы.

    Новость

    Ключевым направлением бизнес-модели «Риал-Кредита» было получение комиссионных доходов от проведения валютно-обменных операций и денежных переводов физических лиц. «При этом кредитный портфель в общей структуре активов банка занимал не более 17% и характеризовался низким качеством — около 50% выданных ссуд относились к категориям проблемных и безнадежных», — подчеркивает ЦБ.

    В деятельности кредитной организации Центробанк выявил многочисленные нарушения законодательства и нормативных актов Банка России в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) в части полноты и достоверности направлявшихся в уполномоченный орган сведений по операциям, подлежащим обязательному контролю. «При этом в III квартале текущего года банком в значительном объеме осуществлялись сомнительные транзитные операции с целью конечного обналичивания денежных средств. В этих условиях действовавшая система внутреннего контроля в области ПОД/ФТ не соответствовала уровню принимаемых банком рисков, связанных с обслуживанием теневого сектора экономики», — отмечается в пресс-релизе.

    Банк России неоднократно применял в отношении кредитных организаций меры надзорного воздействия (девять раз в течение 12 месяцев в отношении ВостСибтранскомбанка, три раза — в отношении «Риал-Кредита»), в том числе дважды вводил для ВостСибтранскомбанка ограничения на привлечение денежных средств населения.

    Так, ВостСибтранскомбанк ранее сообщил на своем сайте о том, что Центробанк запретил ему проводить некоторые операции. Отмечалось, что банку нельзя привлекать во вклады денежные средства физлиц и открывать им банковские счета, а также осуществлять куплю-продажу иностранной валюты в наличной и безналичной формах и операции по переводу денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

    ВостСибтранскомбанк — участник системы страхования вкладов. Как сообщил департамент общественных связей Агентства по страхованию вкладов АСВ, выплаты страховки вкладчикам начнутся не позднее 2 ноября. «Риал-Кредит» не является участником системы страхования вкладов.

    Read more »
  • Исследование: кол-центры банков стали значительно реже отвечать на звонки за 20 секунд

    В 2018 году значительно «просел» уровень доступности кол-центров банков: на 20% по сравнению с прошлым годом (до 49%) сократилась доля вызовов, принятых кредитными организациями в течение 20 секунд. Таковы результаты исследования компании Naumen, которое имеется в распоряжении Банки.ру.

    Исследование показывает: чем меньше банк, тем быстрее до него можно дозвониться. Более чем на половину звонков, совершенных в банки с активами менее 100 млрд рублей, ответили в первые 20 секунд. Одновременно эти же банки чаще всего (в 87% случаев) позволяют получить необходимую консультацию на первой линии, то есть без переключения на другого специалиста кол-центра.

    В то же время крупнейшие банки (активы каждого из которых превышают 1 трлн рублей) в 36% случаев отвечают на звонки в течение 20 секунд. Консультацию на первой линии у них можно получить в 85% случаев.

    «Из 418 звонков в различные банки, где консультация была предоставлена специалистами второй линии, в 399 случаях пришлось повторять контрольный вопрос, который задавался оператору первой линии. Это свидетельствует о том, что работа операторов пока недостаточно автоматизирована», — говорится в исследовании Naumen. Под контрольным вопросом подразумевается один из типичных вопросов о банковских продуктах и услугах, которые обычно задают клиенты банков операторам кол-центров.

    В целом операторы кол-центров российских банков быстрее отвечают на звонки в первой половине дня. До 12:00 доля звонков, на которые операторы ответили в течение 90 секунд, составляет 76%, а в период с 12 до 16 часов — 79%. При этом начиная с 16:00 данный показатель равняется 74%.

    В рамках своего исследования компания Naumen обзвонила контактные центры (КЦ) 128 крупнейших российских банков, занимающих топовые места по размеру активов на сайте Банки.ру. В целом было сделано более 3,8 тыс. звонков (по 30 в один банк). Звонки совершались в три временных промежутка — утром, днем и вечером. Основной период обзвона пришелся на 4—10 сентября 2018 года.

    Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru

    Read more »
  • Акционеры банка «Восточный» установили паритет в совете директоров

    Основные акционеры банка «Восточный» — фонды Baring Vostok и бизнесмен Артем Аветисян, между которыми ранее разгорелся корпоративный конфликт, установили паритет в совете директоров банка. Обе стороны довольны достигнутыми договоренностям, пишет «Коммерсант».

    Совет директоров «Восточного» был переизбран 17 октября на общем собрании акционеров банка. Его покинули два миноритария — Юрий Данилов, действовавший в интересах Аветисяна, а также Ваган Абгарян, представлявший интересы фондов Baring Vostok. Вместо них были избраны миноритарий банка Григорий Жданов и член наблюдательного совета Совкомбанка Николай Варма.

    До этого пять из девяти директоров «Восточного» действовали в интересах Аветисяна, несмотря на то, что у него нет контроля в банке (Baring Vostok владеет более половины акций банка). По информации издания, Жданов представляет интересы Baring Vostok (с 2015 года он занимается юридическим сопровождением деятельности фондов), а Варма — кандидатура, устраивающая обоих основных акционеров. Таким образом, в новом составе совета директоров установлен паритет: каждый из основных акционеров имеет по четыре представителя, а девятый — независимый директор.

    Новость

    Источники издания ранее связывали конфликт между акционерами с правом обладания контрольным пакетом и вопросом докапитализации банка. По их словам, формально Аветисяну принадлежат 32% акций, а Baring Vostok — свыше 51%. Однако у Аветисяна есть опцион, который позволяет ему получить контроль в банке. Baring Vostok оспаривает это право Аветисяна в Лондонском суде: «Восточный» нуждается в докапитализации, особенно после завершившейся недавно проверки ЦБ, по итогам которой регулятор выявил существенное недорезервирование. Однако ни Baring Vostok, ни Аветисян не желают выкупать допэмиссию банка. При этом допэмиссия, в случае если ее полностью выкупят фонды или оба основных акционера пропорционально, размоет долю Аветисяна так, что опцион станет бесполезным (не позволит получить контрольный пакет акций).

    По мнению экспертов, тот факт, что в нынешнем совете директоров ни один из акционеров не получил большинства, а иски Baring Vostok были отозваны, может свидетельствовать о достигнутых договоренностях сторон, в том числе касательно их участия в допэмиссии банка.

    Read more »
  • 18 октября. Главное за минуту: Сбербанк и ВТБ создают авиакомпанию, ЦБ борется против «банковского рабства»

    Сбербанк и ВТБ по поручению правительства создают крупнейшую авиакомпанию для региональных перевозок. Поручение было дано еще в начале года. Какова будет доля обоих банков и кто еще может стать акционером новой компании, пока неизвестно. Создана авиакомпания будет не ранее 2019 года. Ее пассажиропоток планируется на уровне 6—10 млн человек в год. В России сейчас только две авиакомпании перевозят более 10 млн пассажиров в год — группа «Аэрофлот» и S7 Group (соответственно 50,1 млн и 14,3 млн человек в 2017 году). Крупнейшая региональная авиакомпания — «Ямал» перевезла в 2017 году 1,8 млн человек, а за январь — август этого года — 1,4 млн. Региональные авиаперевозки в России остаются убыточными и относительно неразвитыми по меркам таких крупных стран. До сих пор из российских банкиров авиакомпанией владел только Александр Лебедев.

    Банк России хочет, чтобы участники рынка придумали, как победить «банковское рабство». В России все еще существует «банковское рабство», и Центральный банк хочет получать от рынка советы, как его можно устранить. Об этом глава ЦБ Эльвира Набиуллина рассказала в ходе выступления на форуме финансовых технологий Finopolis 2018. «Все еще сохраняются такие проблемы, как «банковское рабство». Мы когда-то говорили, что правительство занимается отказом от «мобильного рабства», но «банковское рабство» существует. Это то, над чем мы должны думать, и мы как регулятор хотели бы получать ответную реакцию рынка, что нам сделать для того, чтобы это устранить», — сказала она. Зарплатное рабство в России отменено с 2015 года, но другие ограничения на пользование услугами одних банков клиентов других по-прежнему сохраняются.

    Финансовый супермаркет Банки.ру официально присоединился к проекту «Маркетплейс» под эгидой ЦБ. Это произошло в ходе брифинга «Регуляторная основа реализации проекта «Маркетплейс» на форуме Finopolis. В рамках брифинга был подписан меморандум о сотрудничестве с участниками финансового рынка, целью которого является совместное развитие проекта «Маркетплейс». Среди подписавших меморандум также Московская биржа, банк «Ак Барс», банк «Зенит», Газпромбанк, банк «ФК Открытие», Промсвязьбанк, Росбанк, Россельхозбанк, Связь-Банк, СКБ-Банк, Совкомбанк, Тинькофф Банк, «Уралсиб», КБ «Центр-инвест», Экспобанк и другие ресурсы. Первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов отметил, что финансовый супермаркет Банки.ру в рамках проекта «Маркетплейс» является интерфейсом, удобным для клиентов.

    Центробанк запретил ВостСибтранскомбанку принимать вклады. Регулятор запретил кредитной организации, занимающей 300-е место по размеру, проводить некоторые операции. Кроме открытия вкладов, банку нельзя осуществлять куплю-продажу иностранной валюты в наличной и безналичной формах и проводить операции по переводу денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

    Read more »
  • ЦБ определил базовый уровень доходности вкладов на ноябрь

    Банк России установил базовый уровень доходности вкладов на ноябрь. Соответствующие материалы размещены на сайте регулятора в четверг.

    Показатель рассчитан на основании максимальных ставок в банках, привлекших в совокупности две трети общего объема вкладов населения на 1 октября 2018 года. Базовый уровень доходности депозитов до востребования определен с учетом договоров банковского счета, уточняют в ЦБ.

    Базовая доходность вкладов в рублях до востребования и на все сроки выросла (в таблицах такие пары выделены жирным шрифтом) на 0,037—0,458 процентного пункта.

    Базовая доходность вкладов в рублях, %

    До востребования

    На срок до 90 дней

    От 91 до 180 дней

    От 181 дня до года

    Свыше года

    Октябрь

    5,779

    6,939

    6,972

    7,117

    7,691

    Ноябрь

    5,997

    7,397
    7,009
    7,474

    7,839

    По долларовым вкладам базовая доходность увеличилась на 0,028—0,618 п. п.

    Базовая доходность вкладов в долларах, %

    До востребования

    На срок до 90 дней

    От 91 до 180 дней

    От 181 дня до года

    Свыше года

    Октябрь

    0,861

    1,932

    1,988

    2,885

    3,558

    Ноябрь

    0,889

    2,550

    2,317

    3,034

    3,605

    Базовая доходность вкладов в евро до востребования не изменилась, а срочных вкладов — выросла на 0,231—0,323 п. п.

    Базовая доходность вкладов в евро, %

    До востребования

    На срок до 90 дней

    От 91 до 180 дней

    От 181 дня до года

    Свыше года

    Октябрь

    0,016

    0,474

    0,366

    0,554

    0,605

    Ноябрь

    0,016

    0,791

    0,656

    0,785

    0,928

    Вышеприведенные показатели служат ориентиром для дифференцированного определения размера взносов кредитных организаций в фонд страхования вкладов. Для банков, которые укладываются в базовый уровень доходности, ставка отчислений в ФСВ с I квартала 2018 года составляет 0,15% расчетной базы за квартал. При превышении базового уровня на 2—3 п. п. надбавка составляет 50% базовой ставки, более чем на 3 п. п. — 500% базовой ставки (см. историю изменений).

    Read more »
  • Швецов: «Банки.ру» в рамках проекта «Маркетплейс» является интерфейсом, удобным для клиентов

    К проекту «Маркетплейс» под эгидой ЦБ присоединился 21 участник финансового рынка. Это произошло в ходе брифинга «Регуляторная основа реализации проекта «Маркетплейс» на форуме Finopolis.

    В рамках брифинга был подписан меморандум о сотрудничестве с участниками финансового рынка, целью которого является совместное развитие проекта «Маркетплейс».

    Среди подписавших меморандум — Финансовый супермаркет «Банки.ру», Московская биржа, банк «Ак Барс», банк «Зенит», Газпромбанк, банк «ФК Открытие», Промсвязьбанк, Росбанк, Россельхозбанк, Связь-Банк, СКБ-Банк, Совкомбанк, Тинькофф Банк, Банк «Уралсиб», КБ «Центр-инвест», Экспобанк и другие проекты.

    При этом первый зампред ЦБ Сергей Швецов отметил, что Финансовый супермаркет «Банки.ру» в рамках проекта «Маркетплейс» является интерфейсом, удобным для клиентов. «Они являются интерфейсом, удобным для клиентов, с минимизацией количества кликов, которые позволят клиенту принять решение относительно своих денежных средств. Пока это депозиты, потом это ценные бумаги и другие инвестиционные инструменты. Клиент фактически попадает в супермаркет. А витрина — это интерфейс», — рассказал он в кулуарах Finopolis.

    «В проекте «Маркетплейс» есть две важные составляющие: высокое качество предоставляемых услуг и технологическая готовность банка к интеграции. Мы считаем, что именно в этих направлениях будет расти конкуренция, которая будет способствовать развитию рынка в целом», — прокомментировала генеральный директор холдинга «Банки.ру» Динара Юнусова.

    «Банки.ру уже много лет работает как финансовый супермаркет. У нас на сайте клиенты ежемесячно оставляют более 150 тысяч заявок на различные финансовые продукты. Проект «Маркетплейс» позволит всем гражданам России пользоваться банковскими продуктами дистанционно: открывать вклады, получать кредиты, покупать ценные бумаги, страховые продукты, то есть даст возможность управлять своими финансами в режиме онлайн. В настоящее время до банка доезжает примерно 75—80% клиентов, оставивших заявку на вклад на Банки.ру. А мы хотим, чтобы с помощью сервиса «Маркетплейс» доля таких клиентов возросла до 100%», — подытожила она.

    Зампред правления Совкомбанка Алексей Панферов отмечает, что «Маркетплейс» — это прежде всего технологический прорыв в развитии инфраструктуры финансового рынка. Это путь к скорейшему решению проблемы финграмотности населения». По его словам, «Маркетплейс» поменяет конкурентный ландшафт рынка и даст возможность снизить расходы по привлечению и обслуживанию клиентов.

    Read more »
  • «Росгосстрах» лишен эксклюзивных прав на товарный знак «РГС Жизнь»

    Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) опубликовала решение по иску «РГС Жизни» к «Росгосстраху» по поводу товарного знака «РГС Жизнь». У «Росгосстраха» не может быть эксклюзивных прав на товарный знак «РГС Жизнь», говорится в решении Роспатента.

    Коллегией ведомства было установлено, что исключительное право на фирменное наименование возникло у его обладателя — ООО «СК «РГС Жизнь» с момента регистрации его в качестве юридического лица (18 апреля 2004 года), то есть намного ранее даты (2 февраля 2010 года) приоритета оспариваемых товарных знаков. Таким образом, у ПАО «СК «Росгосстрах» нет никаких оснований предъявлять какие-либо претензии в отношении прав использования соответствующих товарных знаков.

    «РГС Жизнь» (с 3 сентября переименована в «Капитал Life Страхование Жизни») обратилась в Роспатент с требованием признать недействительной правовую охрану товарного знака в июле 2018 года, после получения иска от «Росгосстраха» на сумму 116,6 млрд рублей за использование бренда. В качестве третьих лиц привлечены ЦБ и Роспатент. Впоследствии сумма иска была увеличена до 148 млрд рублей с учетом времени использования товарного знака.

    Продуктовый виджет

    После смены собственника «Росгосстрах» стал оспаривать сделки, совершенные бывшим владельцем Данилом Хачатуровым. Всего в судах находилось шесть исков к различным структурам, бенефициаром которых считается Хачатуров, в частности к «РГС Жизни». По большинству исков Арбитражный суд Москвы вынес решения не в пользу «Росгосстраха», однако в ноябре должно состояться решающее заседание по самому крупному иску — по поводу использования бренда.

    «Решение Роспатента нас полностью удовлетворяет: наш приоритет подтвержден, соответственно, это еще одно доказательство законности использования нами нашего названия и безосновательности претензий ПАО «СК «Росгосстрах», которое не имеет эксклюзивных прав на данный знак и не может предъявлять нам претензии по его использованию. С самого начала мы выступали с позиции того, что все претензии ПАО «СК «Росгосстрах» к нашей компании в отношении прав пользования товарными знаками не имеют никаких правовых оснований», — сообщили Банки.ру в пресс-службе «Капитал Life Страхование Жизни».

    Решение Роспатента не отменяет ноябрьских слушаний в суде, но существенно ослабляет позицию истца.

    «Росгосстрах» не согласен с решением Роспатента и намерен его обжаловать в суде по интеллектуальным правам», — сообщили Банки.ру в компании. «Обращаем внимание, что возражения «РГС Жизни» относительно использования товарного знака были поданы в Роспатент уже после предъявления нами иска. Полагаем, что решение Роспатента не окажет существенного влияния на судебный процесс, поскольку в суде мы добиваемся признания недействительным договора, предметом которого являются 13 товарных знаков, а не только товарный знак «РГС Жизнь», — говорится в официальном комментарии пресс-службы «Росгосстраха».

    Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

    Read more »
  • ЦБ запретил ВостСибтранскомбанку привлекать вклады

    Центробанк запретил ВостСибтранскомбанку проводить некоторые операции, следует из сообщения на сайте финучреждения.

    Так, в частности, банку нельзя привлекать во вклады денежные средства физлиц и открывать им банковские счета, а также осуществлять куплю-продажу иностранной валюты в наличной и безналичной формах и операции по переводу денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

    «На привлечение во вклады денежных средств физических лиц и открытие банковских счетов физических лиц. (Договор банковского вклада или договор банковского счета, заключенный банком с физическими лицами до дня введения указанного запрета Банка России, не подлежит расторжению, за исключением случая обращения владельца вклада (счета) с требованием о расторжении соответствующего договора. Дополнительные денежные средства, которые поступили во вклад (на счет) со дня введения Банком России указанного запрета, за исключением процентов, начисляемых в соответствии с условиями договора банковского вклада или договора банковского счета, не зачисляются и подлежат возврату лицам, которые дали поручение о зачислении денежных средств во вклад (на счет), или по заявлению физического лица перечисляются в порядке, установленном банком России, на счет того же физического лица, открытый в другом банке, состоящем на учете в системе страхования вкладов)», — поясняется в сообщении.

    ВостСибтранскомбанк, зарегистрированный в Иркутске, в течение июля четыре дня не соблюдал норматив достаточности собственных средств (Н1.0) и 16 дней нарушал норматив достаточности основного капитала (Н1.2). А в течение августа банк 27 дней не соблюдал норматив достаточности основного капитала (Н1.2). Стоит отметить, что по состоянию на отчетную дату в августе значение норматива Н1.2 превышало установленный Банком России минимум (6,028% при минимуме 6%).

    Read more »

    Banki.ru: колумнисты

  • От редакции: Радикальная правда от Сбербанка: ура, всё очень плохо!

    Попробуйте честно ответить себе на один простой вопрос. Чего вы не любите больше — когда вас обманывают (СМИ, банки, родственники) или когда вам говорят всю правду?

    Герман Греф славится попытками внедрить в Сбербанке что-нибудь неожиданное и радикальное для 177-летнего «зеленого слона» и вообще для российского банковского бизнеса. То сообщит, что роботы скоро заменят чуть ли не весь белковый персонал. То в костюме — симуляторе инвалидности, больше похожем на наряд киборга, лично проверит работу отделения и его приспособленность к нуждам людей с ограниченными возможностями. Его поистине величайшим — без тени иронии — достижением стала отмена часового обеда в работе отделений «Сбера». Эврика! Там догадались, что операционисты, как и все остальные работники любых офисов, могут обедать по очереди в разное время, а не скопом — в строго отведенное. И еще одна очень полезная смелая догадка посетила Сбербанк в эпоху Грефа: оказывается, в любом операционном окне реально можно выполнять не одну, а сразу несколько банковских операций.

    Но на 12-м году правления Сбербанком Греф решил устроить настоящую революцию в головах, практически замахнуться на святое — перестроить культурный код персонала и даже всей страны. На форуме «Открытые инновации» в Сколково (сами эти слова «открытость», «инновации», «Сколково» в последние годы стали почти ругательствами, у нас теперь в чести странный симбиоз «блокчейна» и «духовных скреп») Греф рассказал «страшное»: оказывается, в Сбербанке внедряют концепцию радикальной правды. Ее смысл в том, что сотрудники не боятся… делиться плохими новостями. «Мы для себя определили, что критически важно придерживаться концепции radical truth — радикальной правды, — сказал Греф. — Мы должны создать такую обстановку в компании и государстве, когда есть доверие, когда люди не боятся делиться плохими новостями. Есть три правила, которые выведены в рамках этой концепции. Отсутствие новостей — это плохие новости, плохие новости — это хорошие новости, а хорошие новости — это отсутствие новостей. Если все в порядке, этого можно не замечать».

    Хотя в России вроде никто официально не объявлял, что внедряет концепцию «радикальной лжи», пока у нас все происходит прямо противоположно тому, к чему Греф, по его словам, призывает работников Сбербанка. Хорошие новости у нас что чиновники, что банкиры не просто замечают — их сознательно выпячивают и публично повторяют сотни раз, как мантры. Даже не утруждая себя пониманием, действительно ли новость так хороша, как кажется начальству. Классический пример — два года разговоров представителей власти о «рекордно низкой инфляции в России». Хотя даже рекордно низкая она выше, чем обычная в США или ЕС. Но, главное, основная причина этой нашей рекордно низкой инфляции — обвал рубля и обнищание населения. Цены стали расти намного медленнее прежде всего потому, что у людей стало меньше денег, чтобы покупать. С 2014 года, по данным Росстата, россияне обеднели на 12%.

    Плохие новости у нас, наоборот, всячески замалчивают или даже пытаются представить как хорошие. Когда у банков начинаются финансовые проблемы, обычно их пытаются представить как технические. Электрик виноват или системный администратор, а не вороватые топ-менеджеры или неэффективные собственники. Любые экономические проблемы в стране у нас традиционно объясняют исключительно внешними причинами — мировым кризисом, проблемами развивающихся рынков, чужими (но не нашими ответными) санкциями, «происками врагов». А сами мы в своих экономических бедах никогда ни при чем. Санкции, если верить российским властям, вообще чуть ли не благо. Они, оказывается, стимулируют нас к импортозамещению. Что мешало заниматься развитием собственной экономики до санкций и почему результаты этого развития не может описать сколько-нибудь оптимистическими цифрами даже традиционно покладистый верховной воле Росстат, не очень понятно.

    На самом деле та самая «радикальная правда», которую Герман Греф пытается внедрить в Сбербанке и призывает к тому же государство, — не доблесть, а норма. Элементарная адекватность восприятия реальности, чего всей нашей стране сильно не хватает в последние годы. Но при всей важности правды и бессмысленности нарочитого выпячивания хороших новостей, если они не очень соответствуют действительности, у радикальной правды тоже есть издержки. Вот начнутся — не дай бог — у Сбербанка реальные серьезные финансовые проблемы. Внутри банка, понятное дело, согласно концепции Грефа, их надо обсуждать честно. Но надо ли говорить об этом народу, или лучше попытаться решить «молча»? Ведь очевидно есть плохие новости в финансовой сфере, которые способны вызвать массовую панику. Лгать в таких случаях — точно не вариант. Но, может быть, уместно какое-то время просто молчать, чтобы «не нагнетать»?

    А вот в озвученном главой Сбербанка принципе «плохие новости — это хорошие новости» есть логика. Заметить и обозначить проблему — значит получить шанс на ее решение. Замалчивать и не замечать — значит гарантированно не решить ее.

    Так что если у Грефа получится внедрить концепцию радикальной правды хотя бы в Сбербанке — в масштабах нашего государства ничего подобного не получалось пока никогда и ни у кого — это будет поистине революционное достижение. Чиновники, политики, бизнесмены, банкиры, никогда не лгущие и говорящие любую, самую неприятную правду про происходящее в России и в их компаниях, — такого мы еще точно не видели! Понравится ли такая правда народу, другой вопрос.

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Сказанному верить?

    Очень интересно наблюдать за тем, как рулевые российской экономики выступают перед политическим руководством.

    Здесь включается сразу несколько интересных цепочек из разряда «ты знаешь, что я знаю...». Только со знаком минус в конце. «Ты знаешь, что я знаю, что ты не понимаешь» — это с одной стороны. Например, при выступлении руководства ЦБ в Госдуме. Или: «я знаю, что ты не знаешь, но я буду очень стараться, чтобы со стороны этого не было заметно, даже в ущерб логике». Это, конечно, на встречах с президентом.

    С таких встреч часто СМИ публикуют слова-ребусы, которые несут двойные-тройные смыслы и, по сути, являются не тем, чем кажутся с самого начала. А поскольку еще дополнительно цитаты могут искажаться журналистами, которые знают больше, чем одна сторона диалога, но меньше, чем другая, возникает большая путаница, разбираться в которой доставляет большое удовольствие.

    Очень хороший пример — можно сказать, образцовый — дал Герман Греф, встречавшийся недавно с Владимиром Путиным. Поскольку глава Сбербанка является инициатором и главным вдохновителем (по крайней мере, публичным) идеи превращения ипотеки в локомотив экономики, обойти на встрече вопрос жилищных кредитов им было невозможно. Ко времени встречи 8 октября уже и «ДОМ.РФ» поднял ипотечные ставки, и сам Греф месяц назад не исключал аналогичных действий по жилищным кредитам, а ставку по вкладам успел поднять несколько раз. Но как сказать об этом российскому президенту, ничего не скрыв? И Путин сам пришел на помощь:

    Путин: Какая у вас средняя ставка по ипотеке?

    Греф: Сейчас, думаю, уже девять с небольшим процентов. Примерно так, наверное.

    Путин: Средняя имеется в виду?

    Греф: Есть пониже, есть повыше. Старый ипотечный портфель тоже постепенно рефинансируется. У нас есть, естественно, старые кредиты еще по 12—13 процентов. Но мы сейчас их рефинансируем.

    Каждый год примерно 15—20 процентов старого ипотечного портфеля рефинансируются по новым ставкам, поэтому думаю, что в конце концов в течение года, наверное, мы существенно снизим среднюю ставку по ипотеке за счет снижения таких пиковых ставок, которые складываются по старым ипотечным кредитам (цитата по стенограмме встречи с kremlin.ru).

    После публикации стенограммы очень многие СМИ (да что там многие — безусловное большинство) дали новость под заголовком, что Сбербанк будет снижать стоимость ипотечных кредитов. Хотя речь шла о средней ставке по всем выданным кредитам Сбербанка, на которые будут влиять посредством рефинансирования. Реальная ставка по новым продуктам при этом может расти сколько угодно, в чем скоро можно будет убедиться. Но, конечно, надо быть большим мастером, чтобы, ни в одном слове не соврав, добиться восприятия информации общественностью с противоположным знаком.

    Но и Эльвира Набиуллина показала, что не уступает Герману Грефу в искусстве создавать у аудитории политически безупречное впечатление с помощью простых и правильных слов. Например, в недавнем выступлении на пленарном заседании Госдумы.

    «Повышение ключевой ставки направлено на то, чтобы держать инфляцию под контролем и для того, чтобы снижались ставки по долгосрочным кредитам. Мы исходим из того, что это будет происходить по ипотечным кредитам», — процитировал ТАСС председателя Центробанка.

    Вам тоже показалось, что в этом предложении почти непротиворечиво доказано, будто удорожание рефинансирования ведет к удешевлению кредитов?

    Вывод из сказанного можно сделать самый радикальный. Пора перестать слушать экономистов при их публичном общении с политиками. Разумеется, больше думать самостоятельно и анализировать информацию из нескольких источников. Например, Счетной палаты, в которой недавно посчитали, что «режим плавающего валютного курса, который существовал с конца 2014 года до начала 2018-го, в настоящее время лишь декларируется, но на деле заменен регулированием валютного рынка со стороны Банка России». Это из заключения ведомства на проект федерального бюджета. Звучит очень свежо и как бы правдиво, но я уже боюсь, что мозг опять воспринимает слова с противоположным смыслом.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Кожаное кресло банкира

    Пока работает формула too rich for jail («слишком богатый для тюрьмы»), будут надуваться новые банковские пузыри.

    В своей новой книге Skin in the Game (буквально «Кожа в игре», в русском переводе «Рискуя собственной шкурой») Нассим Талеб, автор бестселлера Black Swan («Черный лебедь»), указывает на важность отрицательной обратной связи для стабилизации социальных систем — наличия «кожи в игре» (правда, в книге Талеба термин «отрицательная обратная связь» не упоминается).

    Термин «кожа в игре» Талеб обосновывает легендой, рассказанной Геродотом: судья Сисамн за взятку вынес несправедливый приговор, и персидский царь Камбис велел содрать с него кожу. Этой кожей царь приказал обтянуть судейское кресло, а судьей назначил сына Сисамна, повелев ему помнить, сидя на каком кресле он судит.

    Это, разумеется, варварский, хотя и чрезвычайно эффективный метод. Камбис — это вам не «мягкотелый» Сталин. Представьте, что бы произошло с нашей судебной системой в случае реализации такого метода.

    Крах банков «московского кольца» наглядно продемонстрировал хрупкость банковской системы России. Одна из наиболее важных причин этой хрупкости, неустойчивости — безответственность владельцев и топ-менеджмента банков, особенно крупных.

    Владельцы или топы потерпевших крах средних или малых банков, занимавшиеся криминальной деятельностью, имеют шанс оказаться за решеткой. Примеров много: Анджей Мальчевский из Мособлбанка, Сергей Магин, Матвей Урин, Дмитрий Леус… Только что на Украине был задержан по запросу России «серийный» банкир Алексей Алякин.

    Но чтобы за решетку попал владелец или топ потерпевшего крах крупного банка — такое дело не слыхано и не видано.

    Государство затратило на санацию трех банков «московского кольца» («Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк) около 2 трлн рублей.

    Так, на 1 сентября 2018 года ЦБ разместил в банке «Траст», который санировался банком «Открытие» с 26 декабря 2014 года до 15 марта 2018 года, депозит сроком свыше трех лет на сумму 1,3 трлн рублей. За что «Трасту» такой почет? Потому что он используется как мусорный банк для токсичных активов «кольца». Кроме того, к «Трасту» присоединили другой плохой банк — Рост Банк, санировавшийся Бинбанком. В самом банке «Открытие» ЦБ разместил депозит сроком свыше трех лет на сумму 107 млрд рублей. Промсвязьбанк засекретил свою отчетность, но по последней опубликованной отчетности — на 1 августа 2018 года — видно, что ЦБ разместил в нем депозит сроком от одного года до трех лет на сумму 210 млрд рублей.

    Криминальность схем, применявшихся в этих банках ранее, не вызывает сомнения. Чего стоит исчезновение из Промсвязьбанка 500 досье по кредитам, выданным связанным с ним компаниям, на сумму около 109 млрд рублей. Эти досье были обнаружены следствием только через три месяца в помещении бизнес-центра «Максима плаза».

    Суть криминальной схемы, примененной банками «кольца», состояла в следующем: банки получали возможность неправомерного использования средств как клиентов банков, так и пенсионных фондов, контролируемых входящими в «кольцо» структурами, для финансирования бизнес-проектов (в первую очередь девелоперских) собственников структур «московского кольца».

    Тем не менее бывший владелец «Открытия» Вадим Беляев и бывшие владельцы Промсвязьбанка братья Ананьевы — в Лондоне. Причем отнюдь не в розыске.

    Также в «кольцо» были вплетены и структуры Бориса Минца, в первую очередь принадлежавший ему пенсионный фонд «Будущее». Минц с семейством также благополучно переехал в Лондон.

    Вероятно, существует определенный уровень богатства, когда банкстер обретает иммунитет по отношению к российским законам.

    Я спросил у сотрудника банка «Траст» еще до санации: зачем банк раздувается, как лягушка? Почему банк ведет столь агрессивную политику на рынке вкладов? Помните навязчивую рекламу с Брюсом Уиллисом «Траст — он как я, только банк»? Он ответил: чтобы стать too big to fail (слишком большим, чтобы разориться). Что это значит для банкстера? Стать too rich for jail (слишком богатым для тюрьмы).

    Пока будут появляться примеры такой безнаказанности, будут надуваться новые банковские пузыри.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Альберт Кошкаров (обозреватель Банки.ру): Почему я не коплю на будущую пенсию

    На днях прошла новость, что Минфин готовит предложения, как исключить «обязательный накопительный элемент» из системы государственного пенсионного обеспечения. Отвечу: «Не больно-то и хотелось».

    Все равно все взносы теряются в бездонном мешке ПФР. И с 2014 года мой личный счет в одном из НПФ практически перестал расти. Спасибо управляющим, худо-бедно сумевшим вопреки кризисам, санкциям, девальвациям рубля и прочим сюрпризам за несколько лет прирастить мои накопления почти в полтора раза. Скорее всего, если бы я вложил свои деньги в фондовый рынок и депозиты, столько бы не заработал.

    Последний раз я интересовался состоянием своего счета года два назад. Не интересно, потому что от этого ни холодно ни жарко. Даже если управляющий купил облигации какого-нибудь банчка, которому давно пора в реанимацию, я все равно об этом узнаю только после введения там временной администрации. По закону фонды не обязаны сообщать клиентам о том, в какие бумаги конкретно инвестируют. А оперативно забрать деньги из НПФ я тоже не смогу: закон «пятилетки», предусматривающий, что вы лишаетесь заработанного инвестиционного дохода, фактически аннулирует это право. И главное: расчеты показывают, что накопленной мной суммы хватит примерно на то, чтобы получать в месяц 1 300 рублей. Эквивалент одного шоп-тура в «Пятерочку». Если верить статистике, у большинства россиян на пенсионных счетах денег гораздо меньше.

    Конечно, если бы власти вернули сэкономленные 2 трлн рублей, возможно, негосударственная пенсия была бы более существенной. Но этого, судя по словам чиновников, не случится никогда.

    Другое дело — новая система индивидуального пенсионного капитала (ИПК), которую нам обещают внедрить уже в ближайшие год-два. Откладывать или нет часть зарплаты на будущее? Не хочу давать советов, но я для себя уже решение принял. Копить на пенсию в рамках ИПК, как, впрочем, и вообще в рамках существующей пенсионной системы, я пока не готов. Деньги, которые я, например, мог бы вложить в ОФЗ под 8,2% годовых или потратить на спортзал, мне предлагают отдать в тот же НПФ. И все на тех же условиях (читай выше). Плюс ко всему еще и полное отсутствие страховки от государства. Накопления, если ваш фонд разорится, государство вернет. Но это действует только в накопительной системе, которую заместитель министра финансов Алексей Моисеев со своими коллегами намерены теперь «исключить в полном объеме».

    Будущая система ИПК, выстроенная на принципе оферты от государства, сильно похожа на уже существующую систему негосударственных пенсий. В любом серьезном НПФ вы уже можете оформить себе пенсию. Если раньше фонды были ориентированы исключительно на «корпоратов», то сейчас они готовы подстроиться под индивидуальные запросы. Сам определяешь размер отчислений, в любой момент можно устроить себе «каникулы». А нужно — забрал деньги. И главное, что в теории никто, включая государство, даже с помощью судебных приставов не дотянется до ваших денег. Наследникам отдадут неиспользованную сумму, чего в принципе нет в государственной пенсионной системе. Да и в отмирающей накопительной ваши деньги легко прикарманят НПФ или ПФР, если вам хотя бы раз выплачивали пенсию.

    Единственное но — отсутствие всяких гарантий. В системе негосударственных пенсий вам никто не гарантирует, что ваш пенсионный счет, который вы заботливо растили год за годом, однажды не превратится в тыкву. Или, например, что управляющий не купит бумаги аффилированных компании/банка. Ведь если вспомнить историю, то изначально вся наша накопительная пенсионная система создавалась в интересах крупных корпораций, которые таким способом аккумулировали деньги для собственных проектов, получая при этом налоговые преференции. Вот скажите, случайно ли основными покупателями облигаций «Газпрома», которые компания размещала в июле, оказались пенсионные фонды? И сколько из этих 40 млрд рублей оказалось в дружественных газовому монополисту структурах? Получается, управляющий пенсионными деньгами может действовать по принципу «интересы клиента на втором плане». И не стоит надеяться на требования закона «Об НПФ» или стресс-тесты регулятора.

    В принципе, откладывать 5,6 тыс. или 7 тыс. рублей в месяц, чтобы потом не бедствовать в старости, мне не так сложно. Но для этого, помимо гарантий государства (речь о сохранности средств), мне должно быть дано право САМОМУ решать, где и как будут аккумулироваться эти деньги. По аналогии со счетами 401k, которые существуют в США уже 40 лет. И еще я должен иметь возможность мгновенно, буквально одним кликом, сменить управляющую компанию или НПФ, без всяких оговорок и условий. Неважно, будет ли это госбанк или страховая компания. А главное, мне нужно точно знать, какой будет моя пенсия. Я не о многочисленных пенсионных калькуляторах, в достоверность которых может поверить только очень наивный человек. Необходимо, чтобы расчеты в личном кабинете точно совпадали с тем, что по факту я получу в будущем. Чтобы не было ситуаций, когда, подсчитав свои баллы на условном калькуляторе ПФР, пенсионер потом сталкивался с «суровой реальностью».

    Будет ли в этом случае необходимость в самом существовании такого института, как Пенсионный фонд Российской Федерации? И потребуется ли государству постоянно реформировать пенсионный рынок, чтобы заткнуть то и дело возникающие «дыры»? Я уже не говорю про повышение пенсионного возраста… Наивно, но думаю, что каждый дееспособный взрослый человек сам в принципе способен решить, во сколько лет ему менять свой социальный статус. Были бы накопления. А ПФР и ИПК для этого не требуются.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Станислав Тывес (заместитель председателя правления ПАО «Банк Уралсиб»): Опасные ножницы: как решить проблему закредитованности населения?

    Во второй половине 2018 года объемы кредитования почти вернулись к докризисному уровню. Но на подходе возможный новый кризис, связанный с «процентными ножницами».

    Спасет ли ситуацию обязательный расчет предельной долговой нагрузки, инициируемый Банком России со следующего года?

    По многим направлениям кредитование почти восстановилось до докризисного уровня 2014 года или приближается к таковому, а по отдельным и вовсе показывает рекорды. Например, по ипотеке и кредитам наличными. Так, показатели по выдаче ипотеки относительно только 2016 года подскочили в два раза, а кредитование наличными превысило уровни 2013 года. Средний размер кредита наличными впервые в истории превысил 300 тыс. рублей. Более того, мы фиксируем значительный рост доли кредитов наличными на суммы свыше 500 тыс. рублей. Как подсчитали в БКИ «Эквифакс», доля таких кредитов составляет уже более половины от всего банковского портфеля. При этом в 2013 году — накануне прошлого кризиса — данный показатель не превышал 30%.

    И вот эксперты вновь заговорили о приближении кризиса. В чем его причина? Не только в закредитованности. Эксперты указывают на опасную ситуацию быстрого падения ставок и рост дюрации. Средняя дюрация по ипотеке составляет семь лет, по кредитам наличными — 3—3,5 года. При этом большинство жилищных кредитов выдано под ставку ниже 12%, а наличными — под ставку не выше 14—15%. Все бы ничего, если бы не смена тренда на снижение ключевой ставки: после трехлетнего беспрерывного ее снижения Банк России недавно принял решение повысить значение до 7,5%. Строго говоря, тренд еще не изменился, но риски дальнейшего роста ставки уже выросли.

    Неожиданность не в повышении ставки как таковой, а в том, что стали расти инфляционные ожидания. Долгое время была уверенность в том, что рост потребительских цен удержится на уровне 4%, но в сентябре текущего года регулятор заявил, что ожидаемый рост цен в первом полугодии 2019-го может составить 5,5%. Несмотря на то что большинство факторов, приведших к росту инфляционных ожиданий, носят, скорее всего, временный характер, никто не может поручиться, что ставка не будет подниматься и дальше. Но если она дорастет до 9%, то примерно 40% всего банковского портфеля может оказаться на грани рентабельности или даже уйти в минус. Экономисты называют это эффектом «процентных ножниц».

    Банки пока не снижают своих риск-аппетитов и продолжают кредитовать заемщиков, у которых два или даже три активных кредита. Средний остаток по задолженности по потребительским кредитам увеличился на 26%. Эти риски регулятор видит и реагирует на них: с 1 октября следующего года банки в обязательном порядке начнут рассчитывать уровень предельной долговой нагрузки (ПДН или PTI). Мы считаем, что сама по себе необходимость рассчитывать ПДН никак не ограничит кредитование и не скажется на доступности кредитных средств населению. При этом понятно, что для регулятора это лишь первый шаг. Следующими могут стать либо требования к банкам к повышенному потреблению капитала в случае превышения уровня ПДН, который будет установлен законодательно, либо ограничения на взыскание задолженности по таким кредитам.

    Но какой уровень ПДН считать критическим? Есть оценки, что ПДН не должен превышать 50—60%. Однако проблема в том, что банкам зачастую неизвестны истинные доходы своих клиентов. Например, у заемщика могут быть доходы от сдачи недвижимости, от ведения собственного бизнеса. Зачастую потребительский кредит берется на цели, связанные с расходами домохозяйства. И погашать его планируется из общего семейного дохода, хотя банк имеет доступ лишь к информации о доходах конкретного заемщика.

    При всем вышесказанном нельзя говорить о том, что само по себе ограничение уровня ПДН на законодательном уровне будет являться наиболее эффективным рычагом сокращения закредитованности населения и снижения банковского аппетита к риску. Наши внутренние исследования показывают, что куда более сильное влияние на дефолтность оказывает отнюдь не ПДН, а такие характеристики, как количество свежих кредитов, общее количество действующих кредитов, наличие просрочек в кредитной истории, срок работы на последнем месте и даже пресловутый возраст.

    В любом случае, если решение об ограничении ПДН и соответствующих санкциях за несоблюдение ограничений будет принято, необходимо говорить о расширении доступа кредиторов к информации об актуальных доходах заемщика, имеющейся в распоряжении Пенсионного фонда России и Федеральной налоговой службы. В ином случае данное ограничение может привести не только к уменьшению закредитованности, но и к снижению доступности кредитных средств для дисциплинированных заемщиков.

    ПДН — лишь один из доступных для банка параметров, который принимается во внимание при кредитовании. Его ограничение вряд ли «остудит» тех кредиторов, которые ведут бизнес с высоким аппетитом к риску, и уж точно вряд ли воспрепятствуют заемщику с уже действующими четырьмя потребительскими кредитами взять пятый на срочно понадобившуюся новую модель смартфона.

    Проблема закредитованности населения должна решаться не только через ограничения банковских кредитных политик, но и через повышение финансовой грамотности граждан, которым необходимо самостоятельно научиться оценивать свои риски и рассчитывать свои возможности.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Страшная тайна: как организовать финансовую панику

    Непросто добиться чистого оттока вкладов из банков при росте экономики, растущих, по официальным данным, доходах населения и самых высоких ценах на нефть за четыре года. Но у нас получилось!

    Два месяца подряд, в августе и сентябре 2018 года, в России шел чистый отток вкладов. Сами цифры вроде бы не страшные, хотя речь идет о миллиардах рублей: в августе утекло 0,6% денег с депозитов, а в сентябре — 0,8%. Но в последний раз чистый отток вкладов из банковской системы фиксировался в первом полугодии 2014 года, когда Россия свалилась в затяжной экономический, он же «геополитический», кризис и началась война санкций. Более того, в августе и сентябре 2018 года отток происходил на фоне прекращения падения ставок по вкладам и даже некоторого их роста. Никаких объективных экономических предпосылок для оттока не было — исключительно «вербальные». Монетарные власти и некоторые банкиры своими неумными или неуместными заявлениями спровоцировали в обществе первые волны финансовой паники.

    Понятно, что свою роль сыграл законопроект шести американских конгрессменов, который среди прочего предлагает ввести запрет на долларовые счета в США и операции в долларах для крупнейших российских госбанков. Хотя не известна ни дата рассмотрения этого закона, ни то, в каком виде он будет принят, само появление документа спровоцировало крупнейший за два года обвал рубля и вынудило Банк России прекратить в конце августа закупки валюты на российском внутреннем рынке. Но самые «зловредные русофобы» из американского политического истеблишмента не способны нанести нам такой вред, как доморощенные радетели за «экономическую независимость» России от здравого смысла.

    Одной из главных причин оттока вкладов из российских банков стали вот эти слова главы ВТБ Андрея Костина о судьбе валютных вкладов в наших банках в интервью одному из зарубежных СМИ (это важно, поскольку в разговоре с зарубежными СМИ российские политики часто откровеннее, чем с российскими): «Я убежден, что все клиенты всех банков смогут получить назад свои деньги. Это принципиальный момент. Как это будет сделано, в какой валюте — это уже другой вопрос». Народ понял слова про «другой вопрос» однозначно: в России в любой момент могут заморозить или принудительно конвертировать валютные вклады.

    Последовавшие затем попытки представителей Минфина и ЦБ объяснить, что никто ничего такого и близко не собирается делать, пока не возымели действия. Когда у нас чиновники каждый день говорят о «важности дедолларизации», о «плане дедолларизации», о «необходимости уменьшить зависимость России от доллара», люди, естественно, начинают напрягаться. В стране, где обещали не повышать пенсионный возраст и повысили, обещали не замораживать пенсионные накопления и заморозили, где у людей в 1991 году прогорели деньги в казавшемся несгораемым и непотопляемым даже в случае всемирного пожара и всемирного потопа Сбербанке, как-то трудно безоглядно верить любым финансовым обещаниям власти.

    Уже даже глава ЦБ Эльвира Набиуллина, до этого, к счастью, ничего про дедолларизацию не говорившая, 10 октября призвала российских участников международных торговых расчетов переходить с доллара на другие валюты. Об этом она рассказала, выступая в Государственной думе: «Когда мы говорим о дедолларизации, речь идет прежде всего о том, чтобы в международных внешнеторговых расчетах больше переходить на другие валюты, не на доллар. Конечно, это надо делать с учетом экономической логики». Значит, дело серьезное. Идея, по крайней мере на бумаге, продемонстрировать политическому начальству, как активно мы боремся с валютой главного супостата, овладела всеми финансовыми институтами. Из крупных финансовых фигур в России пока только Герман Греф отмалчивается, да председатель совета директоров Альфа-Банка Петр Авен решился публично сказать, что «сегодня отказ от доллара — это все равно что менять топор на шкуру».

    На фоне этих бесконечных обещаний дедолларизации ЦБ подлил масла в огонь с совершенно неожиданной стороны. Выступая на днях в Госдуме, директор департамента денежно-кредитной политики регулятора Алексей Заботкин заявил, что Банк России подготовил макроэкономический прогноз на ближайшие три года, учитывающий ужесточение антироссийских санкций. Но этот план — секретный. А секретность, оказывается, объясняется тем, что «невозможно предсказывать, какие санкции реализуются». «Поэтому до тех пор, пока они не произойдут, мы бы не хотели их оцифровывать», — сказал Заботкин, добавив, что санкционный сценарий просчитывался с условием относительно стабильных цен на нефть.

    Секретные меры против неясных санкций — сильный информационный ход. До сих пор, даже на пике экономического кризиса, ЦБ не стеснялся обнародовать стрессовые сценарии развития экономики. Чего тогда сейчас секретничать? Или вообще не надо говорить о наличии плана, пока он не понадобится в реальной жизни, или тогда уже честно сказать, какие меры против каких возможных санкций собирается принимать регулятор.

    Эта секретность только добавляет подозрений, что монетарные власти под натиском властей политических могут пойти на какие-нибудь новые меры ограбления населения под благовидным неэкономическим предлогом. Опять же исходя из прошлого опыта российской жизни.

    Вот и получается, что элементы финансовой паники на фоне относительно спокойной ситуации в российской экономике создает само государство. Российские граждане забирают деньги с вкладов. Российские компании выводят валюту из страны. По итогам III квартала частный сектор вывез 19,2 млрд долларов. В годовом выражении отток ускорился в 48 раз и стал рекордным с I квартала 2015 года, когда цены на нефть обвалились, а российская экономика уверенно падала. За девять месяцев 2018 года чистый вывоз увеличился более чем вдвое — до 31,9 млрд долларов. И уже превысил показатель всего прошлого года (31,3 млрд долларов).

    Больше разговоров о дедолларизации. Больше секретных финансовых планов, о наличии которых тем не менее зачем-то сообщают чиновники. Больше интервью банкиров с предположениями о возможной принудительной конвертации вкладов. И рецепт организации финансовой паники на ровном месте готов.

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Упорядоченная зарплатность

    Ближе своей рубашки к телу и дороже судьбы долларовых расчетов в нашей стране может быть только зарплата. Поэтому для меня показалось странным, что новость о возможной реформе так называемых зарплатных проектов в части их обслуживания банками прошла почти незамеченной.

    Если реформа реализуется, то у частных банков — как крупных, так и мелких — появится реальный шанс на выживание в нежилых, простите за каламбур, условиях. Ну, во всяком случае, точно — в том, что касается обслуживания частных лиц. Хотя не только.

    О чем речь? Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений (это такой орган, созданный профсоюзами, работодателями и правительством) собирается инициировать законодательное регулирование зарплатных проектов. Пока над этим работает рабочая группа комиссии по оплате труда. Причем работает она по инициативе банковского сообщества. По данным Ъ, члены рабочей группы собираются в числе прочего ввести понятие «зарплатный проект» в Гражданский кодекс и обязать работодателей из числа бюджетных организаций при отборе предложений запрашивать информацию не менее чем от трех банков. А своим сотрудникам предоставлять выбор, какой организации отдать предпочтение при выпуске зарплатной карты, не менее чем из двух банков.

    Разумеется, законы предполагается сопровождать подзаконными актами, и здесь тоже есть немало интересного. Например, в качестве обязательного требования к банкам предлагается устанавливать необходимость получения кредитного рейтинга от российских агентств не ниже «АА-».

    Разумеется, пункт о необходимости иметь такой высокий рейтинг отсекает практически все российские банки, не входящие в топ-20. Конкуренцию госбанкам здесь могут составить только «дочки» иностранных банков, да и то не все. «Интеза», например, уже не может, и ОТП Банк не может тоже.

    Впрочем, критерии для отбора банков, скорее всего, являются дискуссионным вопросом, здесь многие финансовые регуляторы еще не готовы предметно говорить о планках отсечения. В случае реализации инициативы все постараются сделать так, чтобы у любого допущенного банка оказалась надежность Сбербанка, и при этом не обидеть надежные региональные банки. Возможно, полезно будет ввести даже региональные критерии, чтобы не обидеть «малых сих».

    Но мне вот что интересно. Как будто десяток лет назад работодателям уже запрещали навязывать сотрудникам безальтернативные банки для выпуска зарплатных карт. В любом случае сотрудник по своему усмотрению вправе назвать бухгалтерии любой банк по своему выбору, и бухгалтерия не может ответить отказом в перечислении зарплаты на карточку названного банка. Так вот — где-нибудь бухгалтерии реально предоставляют возможность выбора банка? Я имею в виду не со скандалом и написанием взаимных жалоб в различные инстанции, а с улыбкой и готовностью действительно сделать сотруднику удобно?

    Во всех редакциях, с которыми я имел честь работать, мне предлагался выбор на безальтернативной основе — и это был не Сбербанк. Вступать в конфликт с новым работодателем по такому мелкому поводу не очень хочется. Поэтому сейчас я являюсь счастливым обладателем четырех зарплатных карт от разных банков. Все они регулярно предлагают мне льготные кредиты по сниженной ставке, кредитные карты, черта лысого и бабушку его в придачу. Если такое творится в СМИ, сотрудники которых, в общем-то, должны быть образцом неподкупности, то могу себе представить, что делается по всей стране. Насколько я знаю, прежде некоторые главбухи и гендиректора умудрялись по нескольку раз за пару лет сменить своим сотрудникам зарплатный банк, потому что у другого банка пряники оказывались слаще. А между прочим, по данным ЦБ на первое полугодие 2018 года, 29,8% населения России имеют только зарплатные карты, и больше никаких других…

    Понятно, что сейчас всех победил Сбербанк с ВТБ и РСХБ, еще неплохи позиции у крупных иностранных «дочек». Коррупции, возможно, стало меньше. Но можно ли ввести уже наказание для бухгалтерий за безальтернативность выбора? Чтобы 60% трудоспособного населения сидело не только в базе Сбербанка, но и каких-нибудь других игроков? Пусть и с не очень надежным рейтингом.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Павел Бабушкин (главный редактор Mycreditinfo.ru): Курочка по зернышку

    С недавних пор я стал выделять 10—15% дохода для инвестиций. Обычно это небольшая сумма — от 10 до 15 тысяч рублей. Оказалось, что для начала достаточно даже такого скромного объема «штук рублей».

    Инвестор из меня крайне неопытный. До этого времени из инвестиций у меня было только два вклада: в Сбербанке под 4,75% годовых и в банке «Тинькофф» под 8% на общую сумму около 75 000 рублей. И то это были не осмысленные вложения, а просто мне было просто интересно посмотреть, как это работает через мобильные приложения: взнос денежных средств, пополнение счета, построение графиков, расчетов, прогнозов, вывод. И с пополнением, и с выводом получилось смешно. Я невнимательно прочитал условия вкладов, и в итоге все мои дополнительные вложения во вклад в «Сбере» размещались только под 1,75% годовых, а при выводе из «Тинькофф» я потерял все 2 400 рублей накоплений (от 50 000 рублей) и не заработал ничего.

    Но сама идея показалась мне привлекательной. Я решил учиться такому «бытовому» инвестированию сам и приглашаю присоединиться вас. Будем вместе учиться общим принципам и изучать конкретные инвестиционные инструменты — валюты, вклады, облигации, акции, металлы, паевые инвестиционные фонды, управляющие компании, а то и, чем черт не шутит, дойдем с вами до инвестирования в реальный сектор экономики. Почему нет, в конце концов. Самый богатый человек Вавилона* начинал каменщиком.

    Итак, я поделил инвестиции на три категории: совсем сберегательные, ультраконсервативные, просто осторожные и довольно рискованные. Цель первых — создать подушку безопасности объемом в 6—7 типичных ежемесячных расходов. В моем случае это 600—700 тысяч рублей. Дело в том, что пока большую часть дня я наемный рабочий. И мне важно, «случись что», иметь возможность в спокойном режиме найти замену основному источнику доходов. Для этого я использую валюту, банковские вклады, которые «невозможно закрыть», и карту с кешбэком и начислением процентов на остаток по счету.

    Естественно, моей первой инвестицией стали американские доллары и евро. Но даже это сработало. В начале года доллар стоил 57,4 рубля, сейчас средневзвешенный курс, по данным ЦБ, — 66,5. Если не вдаваться во всякие тонкости вроде поправки на инфляцию, каждый доллар принес мне за полгода примерно 9 рублей прибыли.

    Для осторожных инвестиций я использую паевые инвестиционные фонды (ПИФы) и облигации российских компаний.

    Довольно рискованными для меня являются инвестиции в акции российских и зарубежных компаний. Просто потому, что с высоты моего «опыта» кажется, что это требует гораздо больших знаний, чем сейчас есть у меня. Но я учусь.

    Чаще всего я делаю инвестиции осторожные. Сейчас это довольно просто: почти каждый крупный банк — Сбербанк, «Альфа», «Тинькофф» и другие — имеют в личном кабинете или приложении специальный раздел. Это удобно: не нужно открывать никаких индивидуальных инвестиционных счетов, вносить дополнительные средства. Чтобы попробовать тот или иной инструмент, достаточно «свайпнуть» и указать сумму, которую вы готовы вложить.

    Но один из моих любимых сервисов я нашел не через банк, а простым поиском по Сети. Это «МТС. Инвестиции». Кажется, раньше компания называлась «Система. Капитал». В линейке четыре продукта. Два по облигациям и два по акциям. Я выбрал паевой инвестиционный фонд «Мобильный. Облигации». Его доходность за последние 12 месяцев — на уровне 11,7%. Это примерно на 4 процентных пункта больше, чем принес бы мне средний вклад в банке.

    Также критериями выбора были:

    · высокий рейтинг надежности — «А+»;

    · диверсификация фонда по отраслям и предприятиям. Условно: если «проседают» строители, «тащит» торговля или финансовые компании либо еще что-то;

    · низкая плата за обслуживание — 0,75%. Декларируется ввод и вывод без комиссии. Про вывод я пока ничего сказать не могу, внесение денежных средств действительно никаким сбором не облагается. Внести можно даже совсем небольшую сумму. Например, мой последний взнос был 375 рублей.

    Для того чтобы начать инвестировать, нужно пройти довольно нудную и долгую (два-три дня) процедуру верификации. Однако выручает портал госуслуг. Если вы подтвердили свою личность там, идентифицировать себя можно где угодно.

    Также надо привязать банковскую карту и подтвердить платеж. Но это совсем быстро, не больше пяти минут. Деньги поступают на инвестиционный счет в течение дня.

    Всего я планирую вложить в этот ПИФ 70 000 рублей. Согласно моим расчетам, если доходность фонда останется на прежнем уровне, здесь я заработаю за год примерно 8 000 рублей (или чуть больше). Это примерно на 3 000 рублей больше, чем я бы заработал, если бы разместил средства на вкладе банка под 7—7,5% годовых.

    Пока цифры кажутся смешными, но, во-первых, моя фамилия не Крез, а во-вторых, курочка по зернышку клюет (а весь двор в помёте). По крайней мере, так у меня появляется шанс дойти до сумм более серьезных. И — удивительно — становится больше желания это сделать. Как ни крути, а сознание того, что хоть какие-то деньги достались мне практически «на халяву», очень даже греет. И сам процесс инвестирования напоминает увлекательную игру.

    Напишите в комментариях, используете ли вы ПИФы, какие, если да, и почему. Очень интересно.

    * Речь о книге Джорджа Клейсона «Самый богатый человек в Вавилоне». Если еще не читали, просмотрите на досуге. Мотивирует (или объясняет) не хуже Тони Роббинса, а стоит в сотни тысяч раз дешевле.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Константин Воробьев (старший вице-президент ICDI Pacific Co): No dollars, no cry: возможен ли запрет долларов в России?

    На тему возможного запрета доллара говорят все – даже главе ЦБ Эльвире Набиуллиной недавно пришлось давать на этот счет пояснения. Вероятность запрета низка, но мы знаем, что дыма без огня не бывает.

    Мир переживает очередной приступ идиосинкразии на доллар и США. Виной всему, разумеется, сами Штаты и президент Дональд Трамп, который с начала этого года последовательно и методично развязывает торговые войны — с Китаем, с Евросоюзом. В середине сентября президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер выступил с программной речью, суть которой в отказе от доллара в расчетах или хотя бы частичного отказа. Не только Китаю и России не нравится чрезмерное доминирование доллара в международных расчетах: Европа платит за 80% своего энергетического импорта в долларах, притом что лишь 2% этого самого импорта идет из Штатов. Причин не любить доллар и у нас достаточно, но в нашем случае это связано куда с более весомыми основаниями — с санкциями.

    Пока лишь угрозы применения жестких санкций в отношении российских компаний и суверенного долга привели к серьезной девальвации рубля, всплеску инфляции, увеличению неопределенности, росту ипотечных и депозитных ставок. Банку России пришлось прибегнуть к крайним мерам — впервые за четыре с половиной года повысить ключевую ставку. Еще в июле глава ВТБ Андрей Костин на встрече с Владимиром Путиным поделился своими соображениями, как повысить долю рубля в расчетах с иностранными партнерами, а в сентябре представил целый план на этот счет: ускоренный переход на другие валюты в расчетах, возвращение российских холдингов в российскую юрисдикцию и так далее. Антисанкционная риторика набирает обороты — в преддверии окончательного объявления санкций, как ожидается в середине ноября, после промежуточных выборов в конгресс США.

    Но риторика риторикой, а бизнес и монетарные власти начали всерьез готовиться. Аналитики случайно (!) обнаружили, что Банк России скопил 30 млрд долларов наличными, банки же буквально самолетами ввозили этим летом наличные евро: в июле банки ввезли в страну рекордное с 2014 года количество евро — почти на 2,1 млрд долларов по курсу на конец июля. Предыдущий раз столько наличных евро банки ввозили в конце 2014 года, когда разразился памятный финансовый кризис. Зачем столько? В случае самых страшных санкций против России не исключен вариант полного запрета хождения доллара, а значит, нужно подготовиться к тому, что валютные вкладчики потребуют от банков свои сбережения. Даже если вероятность такого сценария не велика, банки должны учесть его — на всякий случай.

    На тему возможной конвертации валютных вкладов пришлось говорить не только Андрею Костину — самой главе Банка России Эльвире Набиуллиной. Ей пришлось признать, что в Банке России учитывают такую возможность и в сотрудничестве с крупнейшими банками даже подготовлен некий план Б. Правда Набиуллина поспешила успокоить вкладчиков и заявила, что «ни о какой принудительной конвертации речи не идет». Но ведь и у нас не короткая память — мы знаем, что нас часто обманывали, вспомним хотя бы тот же кризис 1998 года.

    По данным ЦБ, объем долларовых вкладов физических лиц составляет 87,4 млрд долларов, юридических лиц — 161,1 млрд. Таким образом, несмотря на запасы валютной наличности, запрет на операции с долларом может обернуться и наверняка обернется серьезным кризисом. У монетарных властей достаточно инструментов, чтобы справиться с кризисом образца 2014 года, и остается надеяться, что у властей хватит опыта и мастерства, чтобы правильно ими распорядиться.

    Самая уязвимая аудитория в случае валютных шоков — компании. Один из способов ухода от рисков — конвертация средств в другие валюты и вывод денежных средств из санкционных банков. Одним из вариантов перевода денежных средств являются дочки иностранных банков. Не исключен вариант, что для проведения долларовых платежей будет директивно определена группа банков.

    А что делать «рядовым» инвесторам и вкладчикам? Тут стоит заранее подумать над оптимальным вариантом. Основные риски — заморозка или конвертация с дисконтом, невозможность осуществлять переводы и рассчитываться по карточкам. В качестве альтернативы могут вполне рассматриваться банковские ячейки. В самую маленькую (для хранения документов формата А4) и самую популярную ячейку, которая есть в наших банках, может поместиться 240 тыс. долларов. Есть и ячейки большего размера. Это самый безопасный вариант, если цель — сохранение капитала, поскольку наличные не приносят прибыли. Неплохой вариант перевести накопления в российский филиал зарубежного банка. При наличии зарубежного счета в банке или инвестиционной компании, а также отсутствии проблем с подтверждением происхождения денежных средств можно вывести деньги за границу.

    Чтобы деньги продолжали работать, следует провести диверсификацию: возможно сократить вложения в российский суверенный долг, переложившись частично в более надежные иностранные казначейские бумаги.

    Хочется верить, что худший сценарий так и останется на бумаге, а американцы в очередной раз удовлетворятся показательной поркой. Наша экономика худо-бедно интегрирована в мировую, и от заморозки долларовых расчетов пострадают не только российские физлица и компании, но и американские и европейские инвесторы и контрагенты.

    Тем не менее кто предупрежден, тот вооружен. Надежды на лучший исход терять не нужно.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Санкции против доллара: смех или грех?

    В нашей стране появилось новое слово-фетиш. На смену «импортозамещению» пришла «дедолларизация». При этом цель всякого разумного плана дедолларизации России вовсе не в отказе от доллара.

    План дедолларизации российской экономики уже подготовлен и внесен в правительство. Об этом 4 октября сообщил первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов. Запрет доллара в России план вроде бы — тьфу-тьфу — не предусматривает. Пока, со слов Силуанова, «в случае использования в расчетах рубля для экспортеров мы договорились об ускоренном возврате по НДС. В наших планах — постепенная отмена обязательства по возврату экспортной выручки в случае, если расчеты осуществляются в рублях. Такие планы мы подготовили к 2024 году».

    Главные статьи российского экспорта — нефть, газ, продукция металлургии и химической промышленности, продовольствие, оружие. Доля нефти, газа и так называемых минеральных продуктов в российском экспорте составляет примерно 60%. Контракты на поставку нефти и газа долгосрочные, на 10—15 лет, и номинированы в долларах. Базовая цена нефти и газа, на основе которой Россия уже ведет торг за стоимость поставок с конкретными внешними покупателями, определяется международными сырьевыми биржами. И тоже в долларах. Вряд ли наши контрагенты согласятся перевести действующие долгосрочные контракты на поставку нефти и газа из долларов в рубли. На том простом основании, что с этими рублями тем же странам ЕС, главным покупателям российского газа, просто нечего делать — рубль не является международной резервной валютой.

    В принципе, попытка стимулировать российские компании торговать за рубли вместо долларов (хотя в реальности больше шансов добиться увеличения объема расчетов в евро и юанях, а не в рублях) — самая безобидная часть возможной дедолларизации российской экономики. Любые попытки насильственно «дедолларизировать» валютные вклады россиян или запретить свободный обмен американской валюты в России куда более опасны для российской экономики и наших кошельков.

    3 октября, выступая на пленарном заседании Российской энергетической недели, президент России Владимир Путин сказал, что США своей санкционной политикой сами подрывают доверие к доллару как к мировой резервной валюте. «Мне кажется, что наши американские партнеры допускают колоссальную стратегическую ошибку — подрывают доверие к доллару как к универсальной, по сути единственной на сегодняшний день резервной валюте, подрывают веру в нее как в универсальный инструмент. Реально пилят сук, на котором сидят, это странно даже, удивительно», — сказал Путин, комментируя ситуацию с попыткой других стран обойти санкции США против Ирана. Российский лидер считает, что это «типичная ошибка любой империи — когда люди думают, что ничего не произойдет, все так мощно, так сильно, все так устойчиво, что никаких негативных последствий не будет». «Ан нет — они (последствия) наступают рано или поздно», — уверен президент РФ.

    Золотые слова. Только к России они относятся как минимум не в меньшей степени, чем к США. При этом рубль-то, в отличие от доллара, и не являлся международной резервной валютой. А в последние четыре с половиной года Россия своей политикой уж точно подрывала международное доверие к рублю не менее настойчиво и последовательно, чем администрация Трампа в последние два года — к доллару.

    Вопрос доверия к валюте и экономике страны-эмитента — ключевой в отказе от доллара в пользу местных валют. Пока министр финансов Антон Силуанов анонсирует план дедолларизации российской экономики, Министерство финансов на своем сайте сообщает, что с 5 октября по 7 ноября 2018 года направит на покупку долларов рекордные 475,7 млрд рублей. Предыдущие максимумы этого года были зафиксированы в сентябре (426,9 млрд рублей) и в июле (383,2 млрд рублей). Банк России накопил 30 млрд долларов наличными. Для красоты картины кто-то подсчитал, что это 176 самолетов с кешем. Еще 14 млрд долларов наличными держат в хранилищах ЦБ российские коммерческие банки. А главный экономист ВЭБа Андрей Клепач недавно рассказал, что наши кредитные организации, опасаясь американского запрета на операции в долларах для крупнейших российских банков, тоннами ввозят в страну евро. И признал, что замена долларов на евро в расчетах — наиболее реалистичный путь. На евро, а не на рубли!

    Пока — на словах — российские монетарные власти демонстрируют предельную корректность и адекватность, комментируя эти самые планы по дедолларизации. «У правительства нет планов по отказу от долларовых расчетов, запрета на хождение доллара, каких-либо других ограничений. Такое не обсуждается. Вместе с тем правительство, его финансово-экономический блок прорабатывают вопрос снижения зависимости нашей экономики от американской валюты, в том числе за счет создания стимулов и механизмов для перехода внешнеторговых расчетов на национальные валюты. Работа в этом направлении не связана с какими-либо личными инициативами, высказываемыми на различных площадках, и отражает стратегическую линию правительства», — сообщила на днях пресс-служба правительства. Обратите внимание на последнюю фразу этой цитаты: тем самым Кабинет министров дает понять, что это не «план Костина» и не попытка угодить частным точкам зрения. Ведь в последнее время доллар в России ругать очень модно, причем без оглядки на смысл произносимых ругательств.

    Эльвира Набиуллина обещала, что никакой принудительной конвертации в рубли или замораживания долларовых вкладов не будет и не планируется. Проблема в том, что подобные решения в России принимаются не только правительством и ЦБ.

    Мы уже проходили фетиш «импортозамещения», когда это слово звучало чуть ли не из каждого утюга. В финансовой сфере главным и, несомненно, положительным результатом импортозамещения стало создание Национальной системы платежных карт, обеспечившей перевод процессинга карт международных платежных систем в России внутрь нашей страны. Но само по себе импортозамещение как абстрактная цель бессмысленно. Не случайно импорт в Россию опять стал расти как на дрожжах, как только наметилась минимальная стабилизация курса рубля к доллару. Если вы можете сделать что-то дешевле и (или) лучше, чем в других странах, — вы это делаете. Если нет — спокойно покупаете у других. «А как же санкции?» — спросите вы. В мире пока не придумано таких торговых санкций, которые бы нельзя было обойти.

    Пока российская экономика не будет уверенно растущей и привлекательной, пока Россия не будет вызывать доверие у контрагентов не только как надежный поставщик нефти и газа, но и как страна с предсказуемой политикой, охотно торговать за рубли с нами будут только намного более слабые экономически страны. При этом, например, менять зависимость от доллара на зависимость от юаня — путь из огня да в полымя. Китай ведет свои экономические дела и отстаивает свои экономические интересы гораздо жестче, чем США. В Китае, в отличие от США, все банки — государственные и жестко проводят государственную линию. Наконец, у Китая, в отличие от США, есть граница с нашей страной и прямой демографический интерес для экспансии в Россию. А сколько-нибудь заметная дедолларизация российской торговли за счет перехода на евро вряд ли возможна с кем-нибудь, кроме ЕС. Причем закладываться на то, что при всех разногласиях с администрацией Трампа и собственных внутренних проблемах ЕС откажется от санкций против России в одностороннем порядке, не стоит.

    Лучший план дедолларизации России — это не принуждение к возврату капиталов. Не попытки за счет некоторых налоговых преференций стимулировать внешнюю торговлю в рублях (в этой части меры, озвученные Антоном Силуановым, очень напоминают 90-е годы, когда исключения из правил для разных экономических агентов были движущей силой самых причудливых схем внешней торговли, например превращения РПЦ в одного из главных импортеров алкоголя и сигарет в страну). И тем более не замораживание или запрет долларовых вкладов. Лучший план дедолларизации России — это превращение нашей страны в инвестиционный рай, отказ от засилья государства и квазигосударственных корпораций в экономике, общее повышение доверия мирового сообщества к нашей стране. Рубль станет существенной валютой в международных расчетах только по мере укрепления экономической мощи России и ослабления страха перед нашей политикой.

    Read more »
  • Анастасия Соснова (аналитик ИК «Фридом Финанс»): Как накопить на пенсию в России

    Правительство обещает поэтапное повышение пенсий пенсионерам темпами выше текущей инфляции до 2025 года. После 2025-го пенсия будет индексироваться с учетом показателей инфляции, роста экономики и средней зарплаты. Средняя пенсия в РФ к 2030 году должна вырасти более чем до 21 тыс. рублей. Но этой суммы все равно может оказаться недостаточно для того, чтобы обеспечить себе безбедную старость. Возможно, для многих именно пенсионная реформа станет толчком к тому, чтобы серьезнее подойти к своему финансовому будущему.

    Для начала можно попробовать откладывать каждый месяц хотя бы 10—20% от дохода. Номинальная начисленная месячная зарплата в первом полугодии 2018 года в РФ составила 42,5 тыс. рублей, за вычетом НДФЛ — около 37 тыс. рублей. Откладывая 20% от данной суммы каждый месяц, только к концу первого года можно накопить около 89 тыс. рублей. А накопления через 20 лет, даже без учета темпов повышения заработной платы, могут составить 1,78 млн рублей. Понятно, что сумма не очень большая. Кроме того, если держать средства исключительно в наличности и очень долго, их съест инфляция, поскольку стоимость денег со временем падает. Поэтому накопления, даже самые минимальные, лучше инвестировать.

    Инструментов, которые могут спасти накопления от инфляции, на самом деле масса. Но основными условиями при инвестировании средств с целью сформировать дополнительный доход к пенсии должны стать в первую очередь надежность, а уже затем доходность выше инфляции и долгосрочность.

    Рассмотрим несколько вариантов долгосрочных вложений, сопряженных с низким риском и доходностью выше инфляции, которые могли бы обеспечить неплохую прибавку к государственной пенсии. Да, они опять же не принесут огромной прибыли, но зато есть гарантия, что деньги поработают на вас.

    В России наиболее популярен такой вариант надежного долгосрочного вложения, как покупка недвижимости с последующей сдачей в аренду. Правда, цены на недвижимость в последние годы практически не растут, как и арендные ставки. В 2017 году отмечен рост арендных ставок в России на однокомнатные и двухкомнатные квартиры всего на 1—2%, тогда как на многокомнатные квартиры ставки по аренде снизились на 2—3%. При этом цены на вторичную недвижимость в том же году остались на уровне 2016 года. Да и рента дает небольшую доходность, в пределах 5—7%, которая едва покрывает инфляцию. Кроме того, основной проблемой является само накопление средств на недвижимость — это дорогое удовольствие. А покупка недвижимости в ипотеку моментально превращает актив в долгосрочный пассив.

    Также одним из распространенных простых вариантов долгосрочных инвестиций является банковский вклад в рублях. Его надежность в пределах суммы 1,4 млн рублей обеспечивает система государственного страхования вкладов. Если накопления составляют большую сумму, то для их защиты достаточно раскидать средства во вклады в нескольких банках. Ставка по долгосрочным вкладам в банках, как правило, выше ставок по краткосрочным. На данный момент можно рассчитывать на 6—7% годовых по длинным рублевым депозитам. Но, поскольку ставки в нашей стране могут меняться в ту и другую сторону, особого смысла их фиксировать более чем на 2—3 года нет. Иногда в таком случае стоит воспользоваться вкладом с плавающей ставкой, привязанной, например, к ключевой ставке ЦБ.

    К безопасным долгосрочным инвестиционным инструментам накопления можно отнести и государственные облигации. Облигации федерального займа выпускаются Минфином РФ, и их погашение гарантировано государством. ОФЗ можно приобрести на вторичном рынке через брокера. На текущий момент доходности длинных, то есть долгосрочных, ОФЗ на бирже достигли 8,7%. И обычно они выше ставок по банковским депозитам на 1—2 процентных пункта. Опять же подстраховаться от изменения ставки можно покупкой ОФЗ с переменным купонным доходом.

    Таким образом, выше перечислены как минимум три надежных способа долгосрочного инвестирования, которые позволят достойно встретить пенсионный возраст. Остальные способы могут оказаться чуть менее доходными или чуть более рискованными, но это уже тема для более широкой дискуссии.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Почему Россия не Сингапур

    Возможно, со мной многие не согласятся (а скорее, все будет ровно наоборот), но в последнее время очень не хватает позитивных новостей от власти. Здесь надо конкретизировать: граждане (они же физические лица), которые являются клиентами банков, страховых компаний, негосударственных пенсионных фондов и других финансовых институтов и секторов рынка, обделены добрым вниманием государства, которое надзирает за этими финансовыми институтами и устанавливает правила игры. Недобрым вниманием при этом они не обделены, а вот доброго, особенно после завершения президентских выборов, в России явный дефицит.

    Речь не идет о какой-то выгоде отдельных категорий граждан, получаемой по месту работы в виде дохода. Вовсе нет. Я имею в виду скорее преференции и компенсации, получаемые физическими лицами как клиентами финансовых организаций. Например, в гипотетической ситуации, когда продажа валюты облагалась бы налогом (был такой законопроект, если кто помнит), Госдума могла бы принять закон об отмене этого налога — и была бы позитивная новость для банковских клиентов. Или другая гипотетическая ситуация, со страховым уклоном: взяли бы и понизили коэффициенты по обязательному страхованию автогражданской ответственности, а страховщикам при этом запретили уходить с рынка и обязали поддерживать прежнее количество клиентов. А еще можно было бы снять ограничения на размер ставки по депозитам, которая сейчас, как известно, не может без дополнительного резервирования превышать более чем на 2 процентных пункта среднюю максимальную ставку десяти крупнейших банков. Даже полноценные индексации бюджетникам перестали делать. Вот это я и называю отсутствием позитива от властей. Голубой вертолет с волшебником не прилетал уже давно.

    Да, это популизм и чуть ли не подкуп финансово активных граждан в чистом виде, но зато какой приятный! Я сам, грешен, всегда выступал против таких «печенюшек». Особенно сильно раздражало, если эта доброта не имела под собой экономического обоснования — именно так было при принятии закона о страховании вкладов, когда заложенная прогрессивная шкала, предполагавшая 100-процентное возмещение только по части вкладов на сумму, эквивалентную 100 долларам США, была оперативно стерилизована. Потому что одному великому вождю показалось крохоборством «считать копейки». В результате через несколько лет государственные банкиры констатировали появление «профессиональных вкладчиков», ориентированных исключительно на размер ставки депозита и игнорирующих риски отзыва лицензии у конкретного банка.

    Так вот, повторюсь, что таких больших и хороших глупостей наши финансовые власти не делали уже очень давно. Видимо, решили, что и без того сильно потратились на население в последние 10—15 лет. Вместо этого надзорные и контролирующие органы предлагают совершенно не проходной товар. Повышение пенсионного возраста с имитацией широкой общественной дискуссии было только началом, хотя и очень обидным. Еще нас впереди ждет повышение на 2 п. п. НДС, про которое мало кто сейчас думает, но которое обязательно с нового года все почувствуют. С сентября уже действуют меры, направленные на ужесточение условий потребительского кредитования. Даже ипотека не радует: ставки здесь растут уже больше двух месяцев, на прошлой неделе даже «ДОМ.РФ» повысил цены на свои продукты на 0,5—1,5 п. п. Правительство не хочет выделять дотации работодателям для стимулирования сохранения рабочих мест сотрудниками предпенсионного возраста, зато приостанавливает на 2021 год компенсацию вкладов в Сбербанке СССР и обещает подключать граждан к новой накопительной пенсионной системе, чтобы собирать взносы автоматически. По их, граждан, умолчанию.

    Понятно, что экономика у нас несколько лет уже работает в мобилизационном режиме. Как говорится, скажите спасибо, что зарплату выдают рублями на карту «Мир», а не облигациями государственного беспроигрышного займа. Но санкции не помешали Минфину, например, разработать проект профицитного бюджета до 2022 года. У населения, очевидно, сердце от этого должно наполняться гордостью. Но почему-то всем хочется не гордости, а чтобы так, как в Сингапуре, где гражданам обещали раздать 511 млн долларов США в качестве вознаграждения за вклад в развитие экономики страны. Бедные должны получить по 219 долларов, граждане среднего достатка — по 146,5 доллара, а богатые (получающие более 70 тыс. долларов в год) — по 73 доллара США.

    Глупость абсолютная, согласен. Наш Минфин сделал бы умнее: все деньги отправил в ФНБ, а гражданам приписал по 100 пенсионных баллов. Неважно, что никто не знает, что это за баллы, как и во что их конвертировать. Все равно граждане были бы благодарны: инфляция не повысилась, а резервы выросли.

    Вот только нет у российского Минфина такого веселого легкомыслия, как у Минфина сингапурского. И лишних денег на нас тоже нет, что очень обидно.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Павел Самиев (генеральный директор «БизнесДром»): Почему банки полюбили малый бизнес

    Темпы роста кредитов малому и среднему бизнесу в России обогнали показатели кредитования корпоративного сектора в целом. Но малый бизнес в основном кредитуют банки из топ-30. Почему так?

    Кризис 2014 года больно ударил по всей экономике. Но больнее всего пришлось малому и среднему бизнесу, поскольку именно этот сегмент наиболее чувствителен к реальным доходам населения. А доходы эти непрерывно снижались последние пять лет. Соответственно, падали и объемы кредитования МСБ: с 8,1 трлн рублей в 2013 году до 5,3 трлн рублей по итогам 2016-го.

    Тем не менее в прошлом году на фоне снижения ключевой ставки ЦБ объемы кредитования сектора вновь показали рост — на 10%, по данным НРА. Оживлению рынка, однако, помогла не только процентная ставка — немалый вклад внесли государственные программы по субсидированию кредитов для МСБ, деятельность региональных гарантийных фондов, а также сами банки, сумевшие перестроить свои бизнес-процессы под аудиторию малого и среднего бизнеса.

    В начале года эксперты прогнозировали, что банки продолжат наращивать кредитный портфель по МСБ темпами в 10—15%. И не ошиблись. Как заявила недавно глава Банка России Эльвира Набиуллина, «в этом году кредитование МСБ растет быстрее, чем в целом кредитование корпоративному сектору». По ее словам, темпы роста кредитования достигли отметки почти в 7%. Руководитель мегарегулятора расценила происходящее как долгожданный перелом негативной тенденции. Несмотря на неровную статистику по кредитованию, количество предприятий МСБ в 2015—2017 годах увеличилось на 1,5 млн.

    Что же стало главными драйверами на этом рынке? Это ключевые игроки — банки и специализированные фонды поддержки МСБ в регионах. Последние заработали в полную силу всего пару лет назад. Эти структуры, создаваемые властями субъектов РФ, предоставляют предпринимателям широкий набор продуктов и услуг, включая банковские гарантии, гарантии по госзаказу и прямое финансирование.

    Настоящий бум региональной поддержки МСБ зафиксирован в столице — благодаря активной работе Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы (структурное подразделение правительства Москвы). В прошлом году было заключено около тысячи новых договоров с субъектами МСБ, в то время как год назад — 571. Поручительств выдано на сумму 12,1 млрд рублей, годом ранее — на сумму менее 4 млрд.

    Гарантийные фонды или фонды поддержки предпринимательства успешно заработали почти по всей стране. Данный институт воплощает собой то самое недостающее звено в схеме «банки — МСБ», создавая условия для их эффективного взаимодействия. Помимо гарантий и финансов, такие фонды оказывают предпринимателям консалтинговую помощь. Банки же, по сути, открывают для себя рынки МСБ в каждом регионе через такие фонды. Сотрудничество с фондом — это как входной билет на рынок.

    Выстраивание тесных связей с местными фондами поддержки становится для частных банков едва ли не единственным «козырем» для конкуренции с федеральными государственными.

    Несмотря на то что эксперты постоянно предсказывают усиление роли госбанков в секторе МСБ, пока этот рынок все-таки остается за региональными игроками. Судите сами. В топ-10 банков по величине кредитного портфеля МСБ всего два госбанка и одна «дочка» иностранного банка. Остальные — частные банки, среди которых «Кубань Кредит» (десятое), «Уралсиб» (девятое место) и «Ак Барс» (восьмое место). Добавим, что по итогам 2017 года в топ-10 банков по этому показателю впервые вошли Альфа-Банк и банк «Уралсиб».

    Неудивительно, что в топ-10 так много банков, активно работающих и развивающихся в регионах: кто еще будет глубоко погружаться в проблемы МСБ? В своих регионах местные банки закономерно лидируют в качестве опорных банков для бизнеса.

    Примечательно, что эксперты фиксируют рост интереса к кредитованию МСБ только внутри топ-30 по размеру активов. Банки за пределами «тридцати» постепенно отказываются работать с аудиторией МСБ, предпочитая другие направления. Например, по итогам прошлого года доля кредитов МСБ, выданная банками топ-30, достигла 66%. А общий объем кредитов крупных банков малому и среднему бизнесу в 2017 году показал взрывной рост, увеличившись на 34%. Такие подсчеты приводят эксперты рейтингового агентства «Эксперт РА».

    По мере стабилизации макроэкономических условий в России малый и средний бизнес становится для банкиров все более привлекательным с точки зрения платежеспособности. Дешевому фондированию федеральных госбанков регионалы могут противопоставить широкую линейку продуктов для МСБ, а также индивидуальный подход. МСБ от такой конкуренции только выигрывает.

    Примечательно, что и банкиры все чаще называют кредитование МСБ своей приоритетной целью. Сегмент МСБ, который долгое время был даже не на вторых, а на третьих ролях (после розницы и крупного бизнеса), имеет все шансы на то, чтобы стать новым полем конкурентной борьбы для банков.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Бисмарк капут: что будет в России вместо пенсий

    Госдума окончательно одобрила повышение пенсионного возраста в президентском варианте. Но россиянам — «не пенсионерам» нужно думать не о том, как дожить до пенсии, а о том, как без нее обойтись.

    Мужчина на фото внутри этого текста — граф, князь Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен. Создатель Германии как единого государства и пенсионной системы в том виде, в каком мы ее знаем — то есть когда государство платит пожизненные пенсии старикам за счет работающих сограждан более молодого возраста. Главное, что нужно понимать про пенсионную реформу в России ее гражданам, — пенсионная система имени Бисмарка умирает. Ее агония может быть относительно долгой, но нынешним 20—30-летним россиянам (а скорее всего, и нынешним 40-летним) гарантированных пенсий не видать как своих ушей.

    Никаких пенсий еще 130 лет назад не было — это относительно молодое финансовое изобретение человечества. Причем Бисмарк придумал пенсии вовсе не по старости с определенного возраста, а именно по нетрудоспособности. Медики в Германии освидетельствовали пожилых людей и определяли, могут они еще работать или нет. При этом по достижении человеком 70 лет Бисмарк предложил не проводить таких освидетельствований и по умолчанию считать, что работать люди в таком возрасте больше не могут. Им и полагалась пенсия.

    Расцвет пенсионных систем в мире пришелся на первые два десятилетия после Второй мировой войны — тогда мировая экономика после военной катастрофы росла рекордными темпами, а гигантские потери населения привели к тому, что стариков (людей пенсионного возраста) было сравнительно мало.

    На этом историческую часть можно закончить и перейти к печальной российской современности. Возможно, пенсионная реформа понравилась бы нам несколько больше, если бы доходы россиян не падали четыре года подряд, а постоянно росли. Если бы экономика не находилась в глубоком кризисе, а увеличивалась китайскими темпами по 7% в год. Если бы под нескончаемые сказки Росстата про «рекордно низкую безработицу в России» миллионы людей не были без работы, а любая или почти любая работа обеспечивала бы достойный уровень жизни. (Сейчас почти 40% россиян не хватает денег на еду и одежду и примерно столько же живут от зарплаты до зарплаты.)

    Но что есть — то есть. Если добавить к этому демографические проблемы (нет никаких оснований полагать, что количество работающих россиян будет расти в ближайшие 20—30 лет быстрее, чем количество пенсионеров, даже с учетом повышения пенсионного возраста), надо признать: солидарную пенсионную систему, когда работники платят за будущих пенсионеров, в обозримом будущем придется радикально менять или отменять.

    В России возможны два фундаментальных изменения пенсионной системы. Первое — индивидуальные пенсионные счета, на которые работающие россияне смогут откладывать деньги. При этом государство обязано будет гарантировать неприкосновенность этих денег. Никаких «заморозок», никаких экстренных перебросок этих денег на «новые территории», как это случилось с накопительной пенсией в 2014 году и продолжается до сих пор. Убедить россиян копить на пенсии с помощью системы индивидуального пенсионного капитала будет непросто: для этого нужно, чтобы государство не обманывало людей хотя бы 20—25 лет, чего в России пока не получалось никогда.

    Второе фундаментальное изменение — отказ от пенсионного возраста как такового в пользу безусловного дохода. Его платит государство (а не работники за будущих пенсионеров), и сумма этой обязательной ежемесячной выплаты может различаться в зависимости от возраста. Пожилым и нетрудоспособным людям — больше, молодым и здоровым — меньше. Но на безусловный доход стране надо заработать. Просто напечатать деньги и раздать их людям не получится: если деньги не обеспечены конкретным продуктом, они тупо обесценятся.

    Уже неважно, является ли повышение пенсионного возраста в России объективной экономической необходимостью или очередным (эка невидаль, мало ли их было, в том числе в последние годы?) актом обмана людей государством. Важно понять — и государству, и нам с вами, — что повышение пенсионного возраста ни до 65, ни до 70 лет не решает проблемы нарастающего отставания размера пенсий от возможности жить на них.

    Но главное, что нам предстоит осознать, — достойная жизнь большинства людей в пожилом возрасте возможна, только если в России начнется полноценное экономическое развитие. Пока мы барахтаемся и все глубже увязаем в нынешнем болоте с войной санкций, пренебрежением экономикой в пользу абстрактных «политических» интересов, с неослабевающим воровством и растранжириванием бюджетных ресурсов, коррупцией, наличием в стране бизнесменов и компаний, откровенно стоящих над законом, — никаких шансов на любую эффективную пенсионную систему у нас нет. Независимо от того, повышать пенсионный возраст или снижать.

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Дедолларизация России

    В условиях разрастания конфликта с США вытеснение доллара из финансовой системы России в той или иной форме неизбежно. Это может быть вытеснение в пользу евро, других валют и даже золота.

    СССР на протяжении почти всей своей истории находился под санкциями. И нам пора привыкать к ним: антироссийские санкции установились всерьез и надолго. С высокой вероятностью на многие годы. Возможно, на десятилетия. И с каждым годом санкции ужесточаются.

    Советский Союз настолько адаптировался к санкционному режиму, что большая часть его граждан даже не сознавала наличие санкций. Тем не менее санкции внесли вклад в крах советского режима, способствуя ослаблению и технологической отсталости советской экономики в период застоя.

    Основной ответ на санкции в сфере экономики — импортозамещение. Протекционистская политика способствует в первую очередь развитию аграрного сектора. Второе направление — переориентация на Восток, наращивание экономического сотрудничества с Китаем. Но полномасштабный разворот нашей экономики с Запада на Восток — непомерно дорогое мероприятие.

    Понятно, что реформы в связи с санкциями должны предприниматься и в сфере финансов. Прежде всего в сфере адаптации финансовой инфраструктуры страны к новым вызовам и угрозам. В первую очередь надо создать на территории страны наиболее уязвимые элементы финансовой инфраструктуры. Что уже сделано? Появилась НСПК (национальная система платежных карт) как альтернатива международным платежным системам, оказавшимся ненадежными партнерами. Отечественная карта «Мир» — ответ на блокирование в марте 2014 года карт Visa и Mastercard, эмитированных российскими банками, попавшими под первую волну американских санкций. Основная масса владельцев карт «Мир» — получатели средств бюджета, в первую очередь пенсионеры. Из 270 млн карт, эмитированных российскими банками, свыше 43 млн — карты «Мир».

    Также было создано рейтинговое агентство «АКРА» — как ответ на прекращение международными рейтинговыми агентствами S&P, Fitch и Moody's рейтингования российских эмитентов, попавших под санкции.

    Кроме того, ЦБ создал СПФС (Система передачи финансовых сообщений Банка России) — аналог SWIFT.

    Банк России отреагировал на риск замораживания российских активов в США продажей американских казначейских обязательств. За семь месяцев 2018 года Россия сократила инвестиции в эти бумаги почти в семь раз: со 102,2 млрд до 14,9 млрд долларов. Резкое сокращение началось в апреле — как ответ на новую волну санкций.

    Кроме того, Банк России в условиях санкций активно наращивает запасы иностранной наличной валюты. Объем наличной иностранной валюты в активах Банка России вырос более чем в 20 раз в пересчете на доллары: с 77,7 млрд рублей (1,4 млрд долларов) на 1 января 2015 года до 1 860,5 млрд рублей (29,8 млрд долларов) на 1 августа 2018 года. Вес такого объема наличных в долларах США — 300 тонн (шесть вагонов). В частности, это может делаться для того, чтобы поддержать банки в случае панического спроса на наличную валюту со стороны населения. Для справки: на 1 августа 2018 года сумма вкладов населения в иностранной валюте составила 87,8 млрд долларов.

    Также Банк России наращивает запасы золота: с 1,1 тыс. тонн на 1 января 2014 года до 2 тыс. тонн на 1 августа 2018 года.

    Однако в условиях ужесточения американских санкций необходимы дополнительные меры повышения устойчивости национальной финансовой системы.

    Глава банка ВТБ Андрей Костин в своем интервью газете «Известия» от 14 сентября 2018 года предложил ряд важных мер в этом направлении.

    Во-первых, это перевод расчетов российских компаний, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность, с долларов на российские рубли и иные валюты.

    Во-вторых, перерегистрация крупнейших российских компаний из офшоров в российскую юрисдикцию.

    В-третьих, перевод на российскую площадку размещения еврооблигаций, уход от первичного депозитария Euroclear и переход на российский аналог.

    В-четвертых, стимулирование эмитентов с листингом на иностранных биржах произвести листинг акций на Московской бирже с возможностью в дальнейшем отказаться от иностранного листинга.

    В-пятых, создание российского централизованного клиринга драгоценных металлов.

    Эти предложения направлены на создание инфраструктуры, которая позволит российскому финансовому рынку избежать коллапса даже в случае введения самого жесткого режима санкций.

    В той или иной форме в условиях разрастания конфликта с США вытеснение доллара из финансовой системы России неизбежно. Это вытеснение может быть осуществлено как в пользу евро, так и в пользу других валют и даже золота. Например, экспортное подразделение «Газпрома» изучает вопрос о расчетах за газ в национальных валютах с привязкой к цене золота.

    Пока речь о полном отказе от доллара не идет. Скорее, обсуждается создание альтернативных возможностей финансовой системы России. И хорошо, что эта дискуссия начинается сейчас, а не после публикации новых санкций.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): В борьбе с долларом страдают депозиты

    Один Андрей Костин может задать столько вопросов, что и сто мудрецов не ответят.

    За последний месяц глава ВТБ стал на финансовом рынке ньюсмейкером номер один — сначала как автор хоррора о выплате валютным вкладчикам их сбережений рублями, а потом как автор перспективного плана по дедолларизации. Что интересно, в обоих случаях его инициативы активно опровергались и уточнялись первыми лицами российской экономики. Эльвира Набиуллина и Максим Орешкин уже заверили всех интересующихся, что долларов в стране должно хватить на выплаты вкладчикам не только ВТБ, если банк вдруг попадет под санкции, но и всех остальных кредитных организаций, сколько бы их ни осталось с не отозванными еще лицензиями. И хватить должно не только долларов. То есть: не волнуйтесь, граждане. Пока хватит всем. А вот план по дедолларизации был недвусмысленно поддержан заявлениями не только ключевых фигур финансово-экономического блока, но даже министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

    Здесь можно вспомнить, что в июле, когда Андрей Костин попросил Владимира Путина поддержать проект предложений по расширению использования рубля в международных расчетах, «чтобы развивать российский рынок по размещению еврооблигаций, акций и созданию других деривативных инструментов, которые сегодня только на Западе используются», он предложил поручить правительству и ЦБ рассмотреть инициативы ВТБ.

    Видимо, соответствующие указания и поручения президентом были даны. Иначе оговорка Костина про расчеты в рублях по долларовым депозитам должна была встретить гораздо более жесткую реакцию. А так для главы ВТБ все прошло практически без последствий: все же понимают, что он не просто радеет за государство, но и радеет, заручившись высочайшим одобрением. А то, что при рубке леса летят щепки, — так здесь это неизбежно.

    В сентябре, кажется, уже все российские официальные экономические деятели высказались в поддержку ухода от расчетов в долларах. Эльвира Набиуллина сообщила, что ЦБ проводит политику дедолларизации и будет ее продолжать. В качестве практических шагов регулятор еще в июле вывел российские резервы из американских облигаций. Глава Минэкономразвития Максим Орешкин поддержал «многие предложения» Андрея Костина. О том же ранее говорил и замминистра финансов Алексей Моисеев. Из тех, кто пока публично не поддержал анафему доллару, можно вспомнить Антона Силуанова и Германа Грефа, но и их мнение после того, как свою позицию озвучил президент, может скорректироваться.

    Поэтому вдвойне интересно наблюдать, как в противоход властям действуют клиенты российских банков. По данным ЦБ на 1 сентября, рост валютных вкладов граждан в российских банках, включая счета «до востребования», составил с начала года 10,9%. При этом семь процентных пунктов из этой динамики — результат одного августа. Рублевые вклады при этом выросли с начала года на 3,9%, а в августе уменьшились на 0,4%.

    Чуть лучше ситуация с депозитами юридических лиц. Здесь тоже банки показывают высокий рост валютных пассивов (8,4% с начала года, из которых 7% в августе), но одновременно еще больший — рублевых (соответственно 15,3% и 6,4%).

    В любом случае, от долларов, как видно, никто из юрлиц тоже избавляться не спешит. Это тем более показательно, что хозяйствующие субъекты должны быть, по идее, главными проводниками государственного императива по расчетам в национальных валютах. Но пока не очень получается. Хотя, если в этих цифрах (в том числе по рублевым счетам) действительно отражена тенденция возврата российских капиталов из-за рубежа, это должно только радовать всех политически грамотных россиян.

    Кстати, в связи с результатами последних выборов и проводящейся дедолларизационной кампанией могут всерьез обеспокоиться вкладчики Хабаровского края и Владимирской области. Потому что один из однопартийцев избранных там губернаторов, депутат Госдумы Василий Власов, предлагал назначить пилотные регионы, где можно будет убрать из оборота доллар и посмотреть на результат. Между российскими контрагентами расчеты в долларах упразднены, но, если начнут искать с пристрастием, обязательно найдут валютные депозиты. Страшного, конечно, не допустят, но нервы потрепать могут.

    Никто же не говорил, что в борьбе с долларом будет легко. На то она и борьба.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Анатомия нищеты: вкладов меньше, кредитов больше

    Несмотря на рекордно низкую инфляцию в течение двух лет, выход российской экономики из кризиса не состоялся. Более того, судя по статистике августа 2018-го, начинается новый кризис.

    Согласно официальной статистике Банка России, в стране начался чистый отток вкладов при сохранении роста кредитования. В августе граждане забрали из банков 100 млрд рублей и 1,5 млрд долларов. Банки в январе — августе выдали населению кредитов на 13,89 трлн рублей, сообщил ЦБ. Без учета изменения валютного курса это на 14% больше, чем годом ранее. Вклады россиян в банках за это время выросли всего на 1,8%, до 27,37 трлн рублей. В августе же вклады и вовсе сократились на 0,6%, хотя кредиты продолжили расти на 2,4%.

    Все более очевидная тенденция резкого превышения роста кредитов над ростом вкладов (в конце концов, часть людей перекладывается из депозитов в другие финансовые инструменты, а не просто забирает деньги из банков, чтобы было на что купить еду и одежду) накладывается на гораздо более неприятную тенденцию. В России возобновилось падение уровня жизни, о чем 19 сентября сообщил Росстат. Реальные располагаемые доходы населения — сумма, которая остается на руках у людей после всех обязательных платежей и корректировки на инфляцию, — снова ушли в минус. За август реальные располагаемые доходы россиян упали вроде бы совсем незначительно — на 0,9% к июлю. Но это первое такое снижение с декабря прошлого года. А до января нынешнего года реальные доходы населения снижались без пауз с ноября 2014 года. Это было самое значительное и затяжное их падение в ХХI веке.

    Но и это еще не все плохие новости. На фоне падения доходов населения оборот розничной торговли пока продолжает расти: вопреки прогнозам экономистов, в августе он увеличился на 2,8%. Причем россияне экономят на продуктах (средний чек в продовольственной рознице в августе 2018 года оказался на минимуме за два года), но увеличивают покупки непродовольственных товаров. На которые в том числе берут потребительские кредиты.

    Из всех этих показателей наглядно вырисовывается анатомия будущей нищеты. Приток денег населения в банки практически не растет (в августе даже был отток); кредитование продолжает расти достаточно сильно; доходы населения начали падать, даже не дожидаясь обещанного правительством замедления их роста в 2019 году из-за повышенного НДС; розничный товарооборот растет по инерции, в том числе за счет кредитов.

    При этом если доходы людей расти не будут или будут, но несущественно, а потребление не будет снижаться пропорционально ситуации с доходами, то неизбежно возникают сразу два риска, кроме собственно увеличения количества бедных: во-первых, риск роста закредитованности россиян и, во-вторых, рост обращений к «черным кредиторам» от тех заемщиков, которым уже не дадут в долг ни банки, ни легальные микрофинансовые организации.

    Справедливости ради, в отличие от СССР, где «повышение благосостояния советского народа» официально декларировалось властью главной целью развития страны (другое дело, что получалось очень плохо), в России власть ничего такого честно не обещает. Нам важнее напугать внешних врагов, которых что-то становится все больше, чем думать о собственных проблемах. Тем не менее президент неоднократно говорил, что одной из главных задач государства на ближайшие годы является борьба с бедностью. Если учесть, что по ВВП на душу населения Россия уже находится примерно на уровне Казахстана, а количество людей, живущих даже ниже официального уровня бедности, исчисляется у нас двумя десятками миллионов, эту борьбу мы рискуем не выиграть.

    Сами по себе показатели экономического роста или доходов банков — вот у нас банковская система за восемь месяцев 2018 года заработала 901 млрд рублей прибыли — не имеют особого значения для тех миллионов людей, которые не могут свести концы с концами или для которых кредит стал единственно возможной формой финансового существования. Физические объемы долгов россиян по кредитам и за коммунальные услуги продолжают расти. И это гораздо более верный признак невыхода страны из кризиса, чем любые заявления чиновников, исторический максимум индекса Московской биржи, достигнутый на этой неделе, низкая инфляция или динамика курса рубля.

    При сохранении существующих трендов в российской экономике и политике даже высокая цена нефти не гарантирует нам существенных успехов в борьбе с нищетой. Только бурный экономический рост за счет роста инвестиций может радикально изменить положение вещей к лучшему. Но желающих активно инвестировать в российскую экономику — что через вклады в банках, что через создание новых рабочих мест и предприятий — сильно больше не становится. И людей можно понять. Россияне теперь уже не уверены даже в наличии будущей пенсии и сохранности своих валютных вкладов, а иностранцы не знают, как далеко может зайти война санкций и контрсанкций.

    Конечно, торговые войны США с Китаем и ЕС или очередное резкое снижение мировых цен на нефть, если оно случится, можно использовать как пропагандистское прикрытие наших собственных экономических проблем. Но отток вкладов из российских банков и падение реальных доходов россиян на фоне роста кредитования — точно не дело рук Дональда Трампа.

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Топ-5 рисков российского банковского сектора

    Откуда прилетит новый кризис?

    PwC регулярно публикует Banking banana skins — рэнкинг рисков банковского сектора. Понимание этих рисков важно и для банкиров, и для их клиентов, в том числе и для вкладчиков. Тот, кто видит угрозу, может своевременно отреагировать на нее.

    Последний доклад Banking banana skins датирован 2015 годом. Вот топ-5 рисков из этого доклада:

    1. Макроэкономической среды (macro-economic environment).

    2. Преступности (criminality).

    3. Регулирования (regulation).

    4. Технологический риск (technology risk).

    5. Политического вмешательства (political interference).

    Попытаемся определить топ-5 рисков российского банковского сектора.

    Основная угроза очевидна: это риск политического вмешательства, в первую очередь со стороны США — ужесточение санкций. Наиболее опасен «адский законопроект» Грэма, согласно которому резидентам США будет запрещено совершать сделки с шестью крупнейшими банками России, а активы этих банков в США будут арестованы. Это означает, что в случае принятия законопроекта шесть крупнейших банков России, по существу, окажутся неспособными осуществлять сделки с безналичными долларами. Следствием такого решения может быть исключение России из долларового пространства и ее дедолларизация.

    На второе место в последнее время вышел риск развивающихся рынков (emerging markets), который занимал 17-е место в рэнкинге 2015 года. «Хрупкая пятерка» (Бразилия, Индия, Индонезия, Южная Африка и Турция) плюс Аргентина являются источником глобальной макроэкономической нестабильности. В свою очередь, флуктуация на финансовых рынках этих стран вызвана ростом цены нефти и ужесточением монетарной политики США.

    Также способствует дестабилизации глобального рынка торговая война между США и КНР. Этот негатив способствует оттоку средств международных инвесторов с рынков развивающихся стран, в том числе и с российского рынка.

    Риски политического вмешательства и развивающихся рынков способствуют усилению валютного и фондового риска. Усиливается отток капитала из России: нерезиденты выходят из российских ценных бумаг, в первую очередь из ОФЗ, полученные рубли конвертируют в доллары и евро и выводят за рубеж.

    Ожидаемая новая волна санкций привела к снижению цены российских ценных бумаг, включая евробонды.

    Выросла доходность по валютным евробондам российских эмитентов. Например, доходность по евробондам ВЭБа VEB-20, номинированным в долларах и погашаемым 9 июля 2020 года, превышает 7,2% годовых. Цена этих евробондов упала на 10% по сравнению с уровнем относительно спокойного 2017 года. Выросли и ставки по вкладам в долларах США — максимальные уже приблизились вплотную к 4% годовых (по данным сайта Банки.ру).

    Также из-за оттока капитала за рубеж усиливается риск валютной ликвидности. Что проявляется в росте ставок по валютным инструментам.

    Так что, по моему мнению, топ-5 рисков российского банковского сектора выглядит следующим образом:

    1. Политического вмешательства.

    2. Развивающихся рынков.

    3. Валютный.

    4. Фондовый.

    5. Валютной ликвидности.

    Разумеется, для отдельных групп банков рэнкинг рисков может выглядеть иначе. Например, среди самых распространенных причин отзыва лицензий у банков является нарушение закона 115-ФЗ («О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»). В терминах Banking banana skins — это одно из проявлений риска преступности: вовлеченность в отмывание денег. Также одной из наиболее распространенных причин отзыва лицензий является образование на балансе банка большого объема проблемных активов. Среди распространенных причин отзыва лицензий — связанное кредитование и рискованная бизнес-модель, схематоз и существенно недостоверная отчетность, вывод активов и утрата капитала. Следует, однако, отметить, что риску отзыва лицензии подвержены только малые и средние банки. Крупные системно значимые банки — too big to fail — в критической ситуации санируются.

    Ситуация на российском рынке очень хрупкая, чреватая кризисом. Пока от кризиса нашу экономику спасает только высокая цена нефти.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Недержание ставки

    Начало нового политического сезона в России очень некстати совпало с нестабильностью на финансовых рынках.

    Угроза новых западных санкций и продолжающееся обесценение рубля поставили под угрозу главные достижения денежно-кредитной политики последних лет — низкую инфляцию и относительную дешевизну заемных ресурсов. Вкупе с очевидной безуспешностью попыток российских властей убедить россиян, что пенсионная реформа является людоедской только по форме, а по сути открывает всем дорогу в безбедное престарелое будущее, у общества сейчас велика потребность в хорошей дозе успокоительного от политических и экономических «тяжеловесов», заслуживающих доверия.

    Проблема в том, что то ли успокоительное подходит к концу и его экономят, то ли кончается доверие к этим самым тяжеловесам. Путин, Шойгу, Лавров, Жириновский и Медведев, лидирующие в социологических рейтингах доверия населения, вряд ли на это способны в силу своей компетенции. Опять же доверие к ним, можно сказать, в последнее время показывает сильную «волатильность». А среди экономистов от политики список первых спикеров «первого ряда» гораздо меньше, причем после ухода Алексея Кудрина в Счетную палату в нем уже не осталось авторитетов, не связанных формальными отношениями с властями.

    Наверное, в первую очередь из-за этого (кроме ограниченной возможности влиять на ситуацию изнутри России) попытки как-то успокоить озабоченных сохранностью своих сбережений россиян похожи на тушение крокодилом синего моря «пирогами, и блинами, и сушеными грибами». Не потому, что ньюсмейкеры страшные такие, а потому, что требуемого эффекта это не достигает. Скорее, наоборот. И главное, что мешает высокопоставленным экономистам, — необходимость учитывать политическую конъюнктуру, которая упорно не желает вписываться в экономическую реальность.

    Например, 14 сентября Центробанк повысил уровень ключевой ставки с 7,25% до 7,5%. По распространенной пресс-службой информации, одной из основных причин решения стало изменение внешних условий, которое существенно усилило проинфляционные риски». Здесь же ЦБ признал факт повышения процентных ставок на депозитно-кредитном рынке, но подсластил пилюлю тем, что это «поддержит привлекательность сбережений и сбалансированный рост потребления».

    Эвфемизмы понятны. Вклады станут привлекательнее, но рост потребления — сбалансированнее. Но для чего тогда Эльвира Набиуллина на пресс-конференции по итогам совета директоров заявляет, что ставки по ипотеке в среднесрочной перспективе могут снизиться до 7—8%? Конечно же, потому что ипотечное кредитование на самом верху признано самым полезным из всех продуктов и фактически введено в статус национальной программы. Поэтому председателю Банка России нельзя сказать, что стоимость ипотеки вслед за ключевой ставкой тоже вырастет, причем на гораздо большую величину, так как до этого их усиленно «сдували». Это будет политически неверным, учитывая, что Владимир Путин 1 марта в послании Федеральному собранию назвал 7—8% уровнем, к которому надо стремиться в жилищном кредитовании. Но можно дать прогноз на несколько лет.

    Хотели низких ставок? «Их есть у нас» на среднесрочную перспективу. Конкретно, по словам председателя ЦБ, ипотечные ставки могут опуститься до уровня 7—8% «по мере того, как инфляция вернется к нашему таргету». В документах Банка России оценивается, что после скачка инфляции до 5—5,5% к концу 2019 года она опустится до 4% только в первой половине 2020 года. Соответственно, 7—8% — это перспектива на два года. До этого времени с минимального уровня 9,49%, показанного в июле текущего года, ипотечные ставки возвращаются в двузначную зону. Если, конечно, государство не пожелает напрямую субсидировать ипотеку для всех категорий заемщиков.

    И это еще, замечу, к тушению пожара не приступили наши политики. Но скоро начнут, если судить по эволюции разговоров дедолларизации. Политики у нас пирогами и блинами богаты традиционно.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Константин Воробьев (старший вице-президент ICDI Pacific Co): Забота банков о деньгах клиентов как угроза

    В ближайшее время российские банки будут обязаны блокировать не просто подозрительные, но даже нетипичные для конкретных клиентов операции. К чему приведет такая «забота» банков о деньгах клиентов?

    Потребители финансовых услуг в нашей стране в последнее время всё активнее опекаются финансовыми властями. В первую очередь Банком России. Количество мероприятий, посвященных продвижению в массы финансовой грамотности, растет на глазах. Учат всех: от дошкольников и студентов до пред- и пенсионеров. Не забыли и о журналистах, которые и должны доносить азы финансового образования до граждан.

    Но, видимо, активное насаждение финграмотности идет не теми темпами, которые устраивают мегарегулятора рынка. Поэтому, не полагаясь на финансовое благоразумие россиян, ЦБ принял ряд мер, которые, называя вещи своими именами, призваны оградить клиентов финансовых организаций от чрезмерно рисковых (с точки зрения регулятора) операций.

    Из совсем свежих новостей: ЦБ обеспокоен темпами роста ипотеки со скромным (20% и менее) первоначальным взносом. Поскольку на спрос регулятор повлиять не может, он задумался об ограничении предложения. Простым путем — повышения резервов для банков на подобные кредиты. При этом с начала этого года по ипотечным кредитам с первоначальным взносом от 10% до 20% уже действуют повышенные коэффициенты — 150% (ранее было 100%). С 2019 года этот коэффициент может быть повышен до 200%. Чем ответят банки? Разумеется, повышением ставок по подобным кредитам и сокращением объемов их выдач. Насколько это станет благом для клиентов, которым теперь придется копить на первоначальный взнос гораздо дольше, сказать не берусь.

    Ранее регулятор уже повысил коэффициенты риска для необеспеченного потребительского кредитования в зависимости от величины полной стоимости кредита (ПСК). По кредитам ПСК от 10% до 15% теперь применяется коэффициент в размере 120% (было 100%), от 15% до 20% — коэффициент 140% (было 110%). ПСК в диапазоне 20—25% присвоен коэффициент 170% (было 120%). Для кредитов с ПСК в интервале 25—30% коэффициент риска вырос до 200% со 140%.

    Не забыл ЦБ и о «меньших братьях» банков — микрофинансистах. Чтобы не утомлять вас новыми цифрами, просто напомню, что регулятор ввел серьезные (запретительные) ограничения на выдачу дорогих и коротких микрозаймов. То есть вмешался в сегмент PDL — займов «до зарплаты». Всё для блага россиян.

    Правда, согласно аналитическому отчету компании «БизнесДром», короткими займами сегодня пользуются примерно 4 млн россиян, что составляет более 60% от всех клиентов микрофинансовых компаний. Любопытно, куда станут обращаться все эти миллионы граждан за новыми кредитами? В банки? Но они потому и оказались в МФО, что банки с ними работать не хотят. А спрос удовлетворять надо. Есть опасения, что место официальных МФО просто займут «серые», а то и «черные» кредиторы. Со всеми вытекающими последствиями.

    Но опеку со стороны ЦБ и банков в ближайшее время прочувствуют на себе и те, кто пользуются иными банковскими услугами. В основном платежами и переводами, операциями по картам. Дело в том, что с 27 сентября вступает в силу закон о блокировке и возврате мошеннических платежей. Начинание благое — средства клиента должны быть защищены, особенно на фоне бурного развития технологий дистанционного банковского обслуживания и возрастающей популярности мобильного банкинга, что неминуемо влечет за собой и рост числа хакерских атак на граждан.

    В общих чертах, по новому закону банки обязаны будут вести постоянный мониторинг всех платежных операций клиента для предотвращения мошеннических операций. Критерии подозрительных операций будет устанавливать ЦБ, однако это станет лишь общим направлением — конкретизировать и детализировать такого рода операции банки будут самостоятельно, опираясь на существующие схемы риск-менеджмента и профиль клиента.

    Фактически банкам предстоит применять в отношении клиентов так называемый поведенческий анализ и блокировать любые нетипичные для конкретного человека операции. Самый простой пример — попытка расплатиться картой в другой стране или другом городе, если клиент до этого несколько лет никуда не выезжал. Может оцениваться и сумма трансакции — если она серьезно превышает типичный для клиента объем. Даже подключение к мобильному банку нового устройства также может стать поводом для блокировки.

    После того как проведение операции заблокировано, банк должен связаться с клиентом для уточнения легитимности операции. Если связаться с клиентом не удалось, трансакция автоматически будет разблокирована через два дня.

    ЦБ, кстати, посоветовал клиентам в этой связи заранее оповещать банки о своих поездках за границу, а также о предстоящих крупных покупках, которые будут оплачиваться ими по карте. То есть тем клиентам, которые не хотят терять время на пререкания с банком, следует избегать «резких движений», нетипичного для себя финансового поведения. Ну и разумеется, не складывать «все яйца в одну корзину», по возможности имея карты разных банков.

    Безусловно, сохранность средств клиента должна являться главной задачей любого банка. Точно так же, как и клиенту необходимо прилагать усилия к тому, чтобы избежать компрометации своей банковской карты и попадания платежных данных в руки мошенников. Однако отслеживание каждого их финансового шага, да еще и с «рекомендацией» о предварительном согласовании с банком каких-либо операций с собственными деньгами, вряд ли порадует людей.

    В том случае, если банки не озаботятся тонкой настройкой своих антифрод-систем, мы можем стать свидетелями многочисленных необоснованных (с точки зрения клиента) блокировок платежных операций. Можно не сомневаться, что эти случаи мгновенно сформируют вполне определенный информационный фон, который не самым лучшим образом отразится на дальнейшем развитии технологий ДБО и приведет к росту расчетов наличными.

    С другой стороны, адекватные системы поведенческого анализа могут быть использованы банками как явное конкурентное преимущество. Предполагаю, что скоро в рекламах появится строчка «у нас нет необоснованных блокировок». Проблема лишь в том, что технологии эти довольно дорогое удовольствие. Следовательно, шлифовка, доведение до ума антифрод-систем доступно лишь крупным игрокам, с соответствующими бюджетами на IT. Как это отразится на конкуренции, о которой так заботится регулятор, — большой вопрос.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Андрей Хохрин (начальник управления по работе с состоятельными клиентами ИК «Церих Кэпитал Менеджмент»): Почему я вкладываю деньги в рублевые активы

    Напряженная внешнеполитическая обстановка, ослабление национальной валюты, традиционная для августа (к тому же для августа юбилейного: 20 лет кризису 1998 года, 10 лет кризису 2008-го) нервозность инвесторов нанесли рублевому облигационному рынку существенный урон. Сентябрь пока не изменил ситуацию к лучшему.

    Индекс цен гособлигаций, рассчитываемый Московской биржей, снизился за неполный месяц на 6% (а с максимальных значений апреля — на все 11%), индекс цен корпоративных облигаций потерял в августе более 2% (снижение с максимума апреля — 4,5%). Это притом, что основной индекс рублевых акций — Индекс Мосбиржи — в августе потерял не более процента.

    Причина устойчивости рублевых цен акций понятна: ослабление рубля, не сопровождающееся кризисом всей экономики, положительно влияет на цены номинированного в нем имущества (это и акции, и недвижимость, и движимое имущество). Долларовая оценка акций, отраженная в Индексе РТС, не столь стабильна: -9% с начала месяца.

    В то же время в рублевых облигациях, которые и не должны реагировать положительно на ослабление нацвалюты, ценовая тенденция существенно драматичнее, нежели в акциях. Заметим, под наибольшим давлением оказались не корпоративные, а государственные облигации, которые, казалось бы, обладают наиболее высоким кредитным качеством.

    Это давление также имеет свои рациональные причины. Во-первых, отечественные облигации непрерывно росли в цене (доходности, соответственно, снижались) с начала 2015 года по середину весны 2018-го — более трех лет. И нынешнее снижение — это и коррекция к росту, и поиск рынком равновесных цен (рынок по наиболее серьезным именам и выпускам недавно показывал всего 6,5—7,5% доходности, часто оказываясь ниже значения ключевой ставки). Во-вторых, опережающее падение гособлигаций в сравнении с корпоративными — следствие выхода из позиций иностранных участников. Последние уже и так были слабо заинтересованы в рублевых вложениях из-за низкой доходности операций carry trade, а с апреля 2018 года массово стали покидать рынок, обеспокоенные новой санкционной риторикой в отношении России.

    Сейчас, когда доходности ОФЗ в большинстве выпусков установились выше 8% годовых, очень похоже, что рынок нащупывает свой нормальный ценовой уровень на ближайшие месяцы.

    У меня нет твердого суждения о ближайших судьбах рубля. Возможно, 70 или даже более рублей за доллар — перспектива ближайших дней. Но стратегически кризис рубля прошел в 2014—2016 годах. Рубль уже в достаточной мере ослаб тогда, чтобы теперь еще долго торговаться в диапазоне (пусть даже широком — 55—70 рублей за доллар). В этой связи покупку доллара или евро на нынешних уровнях я все-таки не одобряю, если только у вас нет цели поспекулировать. Возврат в центр указанного диапазона и, рано или поздно, к его нижней границе — очень вероятные явления предстоящих месяцев.

    Что касается моих вложений, они рублевые. Наверное, сохранение рублей было не идеальным решением. Но сами рубли вложены в короткие бумаги с высокой доходностью. И из вариантов вложений рублей этот оказался одним из оптимальных. В моем портфеле облигации малых выпусков. На сегодня это облигации компаний «ДиректЛизинг» (первый и второй выпуск: купон 15% и 13%), «ПР-Лизинг» (купон 13%), «Ред Соф» (купон 14%), «Торговый дом Мясничий» (два выпуска, купон обоих 13,5%). Сроки до погашения — от полутора до трех лет. Ценовые колебания, как показала практика последних недель, очень скромные: портфель, учитывая цены облигаций и накопленный купон, вырос на 0,5% с начала августа. И опередил таким образом и среднюю динамику облигационного рынка, и динамику Индекса ММВБ.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Стреляем в доллар — убиваем рубль

    Желание российских чиновников и банкиров убедить себя, россиян и мир, что доллар — зло, а рубль — добро и что всем надо срочно торговать в национальных валютах, понятно. Но, боже, как они это делают…

    Конечно, финансовые новости на этой неделе в России точно были не самыми главными. Но тем не менее Восточный экономический форум во Владивостоке подарил нам незабываемые моменты белого пиара рубля и черного пиара доллара устами людей, от которых не в последнюю очередь зависит прочность российской финансовой системы и адекватность нашей экономической политики.

    Министр экономического развития Максим Орешкин на форуме на фоне рекордного за два с половиной года обвала рубля посоветовал россиянам продавать доллары и покупать рубли. Вполне себе патриотический совет: вообще трудно представить, чтобы министр экономики любой страны публично советовал гражданам покупать иностранную валюту и срочно избавляться от национальной. Но в качестве аргумента для столь нетривиального совета министр привел известную цитату не так хорошо известного большинству россиян Уоррена Баффета: «Покупать нужно тогда, когда боишься». Глагол «боишься», в отличие от Баффета, россиянам хорошо известный, здесь ключевое слово. То есть, по логике министра, россиянам, видимо, уже пришло время бояться за рубль. Хотя сам Орешкин, наоборот, полагает, что российская валюта до конца года укрепится в район 64 рублей за доллар. Если это случится, то призыв министра продавать доллары сейчас в горизонте трех месяцев окажется оправданным. Но даже чисто по-человечески интересно, следует ли сам министр Орешкин своему совету?

    Кстати, прекрасен был не только контекст (очередной обвал рубля), в котором человек, отвечающий по должности за экономическое развитие России, призывал продавать доллары. Российские монетарные власти много лет вслух мечтали, чтобы курс рубля наконец перестал зависеть от колебаний мировых цен на нефть. Проще говоря, хотели «отвязать рубль от нефти». Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться! В прошлый раз доллар заходил за 70 рублей, а евро — за 80, когда в марте 2016 года нефть стоила в районе 40 долларов за баррель. Сейчас рубль стоит столько при цене нефти в районе 80 долларов за баррель. Даже страшно предположить, сколько будет стоить рубль, если нынешняя динамика его «отвязанности» сохранится, а баррель нефти вдруг опять подешевеет до 40 долларов.

    Но во Владивостоке «топил» за рубль и против доллара не один министр Орешкин. Глава ВТБ Андрей Костин, в последние годы неожиданно превратившийся едва ли не в главного публичного борца с американской валютой в России, в интервью телеканалу Bloomberg (то есть на весь мир, чтобы услышало все международное финансовое сообщество) сделал сразу два эпических заявления.

    Во-первых, по его мнению, Россия и другие страны неизбежно придут к отказу от расчетов в долларах в международной торговле и к переходу на расчеты в национальных валютах. Потому что США используют доллар в качестве оружия. «Я считаю, это неизбежно. Сложилась такая ситуация, что США используют доллар в качестве оружия... Так что я считаю, что если США продолжат использовать доллар как оружие, то неизбежно не только в России, но и в других странах мы увидим тенденцию к отходу от доллара». Собственно, если бы у России была первая экономика планеты по ВВП с долей в 25% от всей мировой, а не порядка 2%, как сейчас, если бы рубль был надежной предсказуемой валютой — кто бы отказался торговать в рублях? Почему, спрашивается, Россия не сделает рубль оружием, как Америка сделала оружием доллар?

    Но второе заявление руководителя второго по активам банка России явно затмило первое. И заодно объяснило, почему торговать за рубли в обозримом будущем, если ничего не изменится сначала в наших головах, а потом в экономике и политике, мы будем разве только со странами вроде Венесуэлы или Северной Кореи. Андрей Костин не исключил принудительной конвертации валютных вкладов россиян в другие валюты в случае ужесточения санкций против российских банков. По словам Костина, в ВТБ готовятся к любому повороту событий и рассчитывают на поддержку ЦБ и правительства. Часть мер призвана защитить интересы владельцев вкладов в долларах в случае введения властями США фактического запрета на использование российскими банками долларов: «Я убежден, что все клиенты всех банков смогут получить назад свои деньги. Это принципиальный момент. Как это будет сделано, в какой валюте — это уже другой вопрос».

    Стоп. Как «другой вопрос»? Это как раз самый главный вопрос. Вряд ли Костин имел в виду, что вклад в долларах россиянину могут вернуть в евро или юанях (зачем нам вообще юани, если мы не живем на границе с Китаем или постоянно не ездим туда с деловыми целями — отдельный вопрос). Скорее, речь идет все-таки о возврате долларовых вкладов в рублях. Но тогда по какому курсу?

    Вообще, самое страшное для российской экономики начнется, если доллар будет стоить не 100 или 150 рублей, а, например, 65 копеек. Такое уже бывало. С такой историей обманов государством населения и по вкладам, и по государственным облигациям любое предположение о возможной принудительной конвертации валютных депозитов может привести к банковской панике. Причем в слова Костина о возможной замене доллара другими валютами в международной торговле народ может не поверить: да и без разницы обычным людям, за юани или тугрики мы продаем за рубеж нефть, газ или ракеты с непредсказуемой траекторией полета, — лишь бы зарплату и пенсии платили, а они точно в рублях. А вот в любой намек на возможность принудительной конвертации валютных вкладов люди охотно поверят сразу. И тут же начнут опасаться полной их заморозки. Потому что есть печальный исторический опыт финансовых отношений с любимым государством.

    Нет ничего плохого или неправильного в овладевшей умами российских чиновников и части крупных банкиров (кстати, в отличие от Костина тот же Греф ничего похожего пока не говорит) идее уменьшить зависимость нашей экономики от доллара. Только совершенно непонятно, чем для нас выгоднее торговать с Турцией за слабые рубли или за слабые турецкие лиры. И даже с Китаем за юани — он точно будет использовать национальную валюту как оружие в торговле интенсивнее, чем США — доллар. Для Китая российский Дальний Восток — один из самых привлекательных и близких географически регионов экономической и человеческой экспансии. Если кто не знает, на российском Дальнем Востоке не один год действуют китайские предприятия, которые платят налоги в Китай, а не в Россию. Тогда как и США для России, и тем более Россия для США далеко не самый важный и крупный торговый партнер.

    Доллар является мировой резервной валютой уже более 60 лет и останется таковой в обозримом будущем, считают эксперты. На него приходится 63% мировых валютных резервов, на втором месте — евро (20%). Таковы данные МВФ. Доля ни одной из других валют-конкурентов не достигает 5%. Рубль вообще не резервная валюта. Так о чем мы тогда говорим?

    Пока у нас будет такая экономика, такой инвестиционный климат, такая степень непредсказуемости решений государства, никому, кроме нас, за исключением разве только еще более убогих экономически стран, рубли не понадобятся. Пока же каждое заявление российских чиновников и банкиров против доллара в итоге оборачивается против рубля — потому что и наш бизнес, и простые обыватели начинают реально бояться. И боятся они отнюдь не Америки.

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Слишком стары для кредитования

    В России, да и в СССР, всегда подчеркнуто уважительно относились к пожилым людям. Нет, конечно, в других странах бабушек и дедушек тоже любили и любят, но не так, как у нас. Причин тому, если покопаться, можно найти много. Но одна из основных, несомненно, — то, что у нас в отношениях с государством старые люди, как правило, оказываются в проигрыше. Пенсии им платят мало, в поликлиниках вечные очереди, в автобусах давка и стоять тяжело, картошку они сами сажают-копают и на своем горбу внукам возят. Государство, конечно, письма пишет на праздники, и медальки всякие юбилейные ветеранам дает, но в целом комплексного подхода к облегчению жизни пожилых не обеспечивает. Сейчас хорошо еще, что автобусы появились с низким порогом и обязали водителей к бордюрам-поребрикам подъезжать вплотную. Но это в Москве и Питере, а даже в областных центрах по-прежнему ездят пазики с первой ступенькой в районе пупка.

    Пожилые, конечно, приспосабливаются как могут, и молодежь им в этом помогает. Сумки поднести, через дорогу перейти, в автобусе место уступить. Кто-то больше, кто-то меньше, но общий культурный код (модный термин последнего времени) подразумевает, что не помогать старым плохо. Поэтому даже те, кто помогает меньше, стыдятся. У пенсионеров средний размер назначенной пенсии 13,3 тыс. рублей при прожиточном минимуме в 8,7 тыс. рублей, им без помощи совсем худо будет. Это все понимают. И в том числе поэтому пытаются их быт подкрасить.

    Банки тоже по мере возможности всегда пытались облегчить жизнь пенсионеров. В продуктовой линейке большинства крупных банков присутствуют вклады с повышенными ставками именно для старшей возрастной группы. С кредитами, конечно, посложнее, потому что доходы не такие высокие, как прежде. Но зато государство в последние годы не было замечено в кредитовании экономики за счет задержки пенсий, так что, проигрывая в уровне доходов, пенсионеры имеют преимущество в стабильности поступлений. Поэтому государственные банки и те, которые традиционно делали ставку на пожилую клиентуру, вроде Совкомбанка, предлагают старикам и кредиты по вполне привлекательным ставкам.

    Это правильно. Правильно и то, что сейчас, на волне грядущих изменений пенсионного возраста (некоторые поправляют в этих случаях — мол, еще ничего не решено, но мы-то все понимаем), некоторые банкиры начали анонсировать особое отношение к гражданам пенсионного и предпенсионного возраста.

    Герман Греф уже объявил, что Сбербанк планирует создавать продукты со скидками для людей старшего возраста, привлекать к этим продуктам партнеров банка, а также предлагать для пожилых клиентов специальные программы рассрочки по оплате товаров длительного пользования. Думаю, другие банкиры с обостренным чувством государственного мышления тоже вскоре пообещают подсластить пилюлю людям, чья пенсия отодвинется на пять лет. В конце концов, банки, которым перспектива повышения пенсионного возраста принесет одни плюсы даже в виде расширения клиентской базы на 10 млн работающих и получающих зарплату женщин и мужчин, должны как-то отблагодарить несостоявшихся пенсионеров. Так что можно ждать заявлений от Андрея Костина и Михаила Задорнова.

    Но меня в наступающей раздаче «предпенсионных» подарков беспокоит появление новой возрастной категории, от которой могут пострадать нынешние и действительные пенсионеры. Для банков будет весьма удобно переключиться на тех, для кого писана проходящая реформа, по уже описанным причинам. Между тем сами пенсионеры могут остаться без кредитов. И потому, что банки уже объявят о помощи возрастным категориям, выберут квоту, так сказать. А еще потому, что действующие пенсионеры станут старше на пять лет. Эти пять лет могут самым неблагоприятным образом отразиться на скоринговых моделях банков. Банкиры могут счесть пенсионеров слабо дееспособными для кредитования.

    В том числе и поэтому было бы неплохо добиться, чтобы отношение пенсий к заработной плате составляло хотя бы 40%, а не 31,2%, как сейчас. Это было бы правильно и уважительно, я считаю. А если новый глава Счетной платы Алексей Кудрин добьется, как он обещал, внесения поправок об увеличении пенсий до уровня 70% от заработной платы, то ему могут даже простить инициативу о повышении пенсионного возраста. Ну, не совсем простить, конечно…

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Приведет ли нынешняя волна национализации к обнищанию населения?

    Нынешняя волна национализации — проявление возвратного движения маятника истории: и в экономике, и в политике.

    Одной из основных движущих сил российской истории ХХ—ХХI веков является решение вопроса о собственности на средства производства. Большевики осуществили радикальную и всеобъемлющую национализацию под лживым популистским лозунгом «Фабрики — рабочим». Гражданская война и военный коммунизм довели страну до голода. Единственным спасением стали приватизация и либерализация экономики — в форме НЭПа. Однако быстрое восстановление экономики позволило Сталину вновь перейти к национализации — на этот раз всерьез и надолго. Тотальная национализация, переход на рельсы мобилизационной экономики, применение рабского труда многомиллионной армии заключенных — все это позволило провести в краткие сроки индустриализацию и победить в Великой Отечественной войне.

    Однако в итоге социалистическая модель экономики оказалась нежизнеспособной — неспособной сопротивляться политическим и экономическим шокам. Экономика СССР надорвалась в военном противостоянии с США. Холодная война и ее кульминация — «звездные войны», а также война в Афганистане измотали и обескровили советскую экономику. Ослабленная, она не выдержала шока падения нефтяных цен. Нечем стало кормить народ, и гигантская империя распалась, расползлась на части. Неэффективность тотальной госсобственности на средства производства привела в конечном итоге к экономическому и политическому краху Советского Союза. Сейчас на кривой дорожке национализации ключевых отраслей индустрии разваливается экономика чемпиона национализации — Венесуэлы.

    Распад Союза породил мощную волну приватизации. Сосредоточение огромных денег в частных руках привело во второй половине 90-х годов прошлого века к концентрации не только экономической, но и политической власти в руках олигархов, конвертировавших деньги в политическую власть. Возникла «семибанкирщина» — период, когда кучка нуворишей участвовала в принятии государственных решений. Олигархи приватизировали не только средства производства, но и власть. Однако затем, уже в 2000-х, усиление власти привело к вытеснению олигархов из сферы политики.

    Постсоветскую историю России можно разделить на три периода:

    — 90-е — приватизация;

    — 2000-е — передел собственности (рейдерские захваты);

    — 2010-е — национализация (огосударствление экономики, становление госкапитализма).

    Конечно, эта периодизация носит весьма приблизительный характер, однозначно и четко разграничить эти периоды невозможно, особенно второй и третий.

    Огосударствление в значительной степени осуществлено в трех стратегически важных отраслях российской экономики: в нефтегазовой индустрии, в банковской сфере и в СМИ.

    В нефтегазовой индустрии России ныне главенствуют «Роснефть» и «Газпром». «Роснефть» недавно забрала «Башнефть» у АФК «Система», а ранее — «ЮКОС» у Ходорковского (не напрямую, а через «Байкалфинансгруп»).

    Особенно ярко процесс национализации проявляется в настоящее время в банковской индустрии. В прошлом году три банка «московского кольца» были санированы и национализированы.

    Основные телевизионные каналы принадлежат государству или окологосударственным структурам (например, НТВ принадлежит компании «Газпром-Медиа»).

    Процесс национализации часто идет под лозунгом «Прибыли приватизируются, убытки национализируются». Это ярко проявилось как раз в случае банков «московского кольца». Национализация осуществляется в форме санации. Шоки санкций способствуют этому процессу.

    Нынешняя волна национализации не является взрывной, она носит «ползучий» характер. Причем национализация происходит на фоне приватизационной риторики правительства. Руководство страны осознает неэффективность госсобственности на средства производства, но остановить процесс экономической экспансии государства оно не в состоянии.

    Ни приватизация, ни национализация не являются панацеей от таких болезней социума, как нищета, преступность, коррупция и т. п. Приватизация способствует экономическому росту, но она также ведет к росту социального неравенства и повышению социальной напряженности. Национализация может снижать социальное неравенство (но только не в случае современной России), однако вызываемый ею экономический спад (а иногда и коллапс экономики, как в случае Венесуэлы) способствует обнищанию населения и в конечном итоге опять-таки ведет к повышению социальной напряженности.

    Причиной нового цикла национализации в российской экономике стало не желание снизить социальное неравенство и вылечить другие болезни социума, а совершенно другие эффекты. Например, топ-менеджеры крупнейших госпредприятий имеют политическое влияние более сильное, чем некоторые министры (один гостоп даже упрятал одного из самых влиятельных министров за решетку). Эти гостопы получают материальные блага (гиперъяхты, бизнесджеты, дворцы с шубохранилищами и гаремы), сопоставимые с теми, что получают олигархи. И гостопы кровно заинтересованы в расширении своих империй. Что явилось причиной новой волны национализации? Неконтролируемое усиление государства.

    Колебательный процесс между национализацией и приватизацией — отражение циклического характера экономики. Нынешняя волна национализации — проявление возвратного движения маятника истории: и в экономике, и в политике. До какой отметки дойдет маятник? 1991-й? 1937-й? 1917-й?

    Волны приватизации и национализации неизбежно сменяют друг друга, так что в недалеком будущем можно ожидать новой волны приватизации. Приведет ли очередной переход к столь же масштабным разрушительным — в том числе и для территории России — процессам, как те, что обрушились на нашу страну в начале 1990-х? Время покажет...

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Евгений Якушев (исполнительный директор НПФ «Сафмар»): Печальная неизбежность: поможет ли корректировка пенсионной реформы

    Своими поправками ко второму чтению закона о пенсионной реформе президент постарался сгладить последствия и вернуть доверие граждан к действиям правительства по изменению пенсионного возраста.

    В конце минувшей недели поправки главы государства в пенсионную реформу официально внесены в Госдуму. Президент поддержал предложения исполнительной власти: теперь очевидно, что позиции президента и правительства совпадают почти полностью. По сути, только в выступлении президента было серьезно на всю страну анонсировано (и подкреплено поступившими в Госдуму поправками), что у пенсионной системы имеются очень большие проблемы. А именно: отсутствие долгосрочной сбалансированности по доходам и расходам.

    Однако повышение пенсионного возраста — это не реформа всей системы. Это лишь попытка государства получить фору во времени, чтобы продумать новую конструкцию и новые правила. Фору до того момента, когда денег на выплаты пенсий опять перестанет хватать.

    Правительству не хватило аргументов для того, чтобы объяснить россиянам, почему необходимо повышать возраст выхода на пенсию. Это и понятно: в стране наблюдается колоссальная проблема потери доверия к пенсиям как к институту. Мы и наши родители точно знали, что пенсия будет, хотя сейчас уже нет уверенности, что ее размер будет справедливым. А у молодого поколения уже изменилось отношение к пенсионному обеспечению как таковому: один считает, что не доживет, второй — что пенсии вообще скоро отменят, третий — что государство неспособно обеспечить поддержку в старости. Поэтому авторитет президента для поддержки этой темы был просто необходим.

    Чем «подсластили» пилюлю и где еще можно было бы найти средства на повышение пенсий?

    Первоначальный график повышения пенсионного возраста был достаточно жестким. Предлагалось повышать пенсионный возраст каждый год на один год. Поэтому некоторым смягчением выглядит возможность первые два года выйти на пенсию на полгода раньше установленного новым законом срока. Однако если обратиться к международному опыту, то мы увидим еще более мягкий вариант: ежегодное повышение возраста обычно составляет от трех до шести месяцев. Повышение пенсионного возраста анонсируется заранее и растягивается на длительные периоды времени.

    Интересным решением, предложенным президентом, выглядит увеличение пособий по безработице для людей предпенсионного возраста. Если средняя пенсия сейчас — 14 тыс. рублей, то пособие ожидается на уровне около 11 тыс. рублей. Эта мера позволит сохранить доходы людей старшего возраста, оставшихся без работы, но приведет и к росту расходов бюджета на пособия. Много вопросов к тому, как рынок труда справится с новой категорией — работниками предпенсионного возраста. Возможна ли их дискриминация со стороны работодателя, как будет работать механизм административно-уголовной ответственности работодателя, не возникнет ли межпоколенческого конфликта с молодыми специалистами, которые не смогут найти себе работу, — эти вопросы явно стоят на повестке дня.

    Что касается альтернативных способов найти средства для повышения пенсий, то еще раньше, во время знаменитой речи Путина, среди них был упомянут прогрессивный подоходный налог. В России есть прогрессивная ставка страховых взносов в ПФР, которые сейчас берутся в виде отчислений 10% с высокой заработной платы. Это можно рассматривать как прогрессивный подоходный налог — страховые взносы перечисляются в ПФР, а пенсионные права не возникают. Президент поставил вопрос о стабильности пенсионной системы для молодых граждан в целом, однако вопросы о «справедливости» и эквивалентности взносов и выплат для высокооплачиваемых работников не получили ответа.

    Не была затронута в поправках и тема пенсионных взносов для индивидуальных предпринимателей. Они уплачивают меньше взносов, чем получают в виде пенсий. Также не был поднят вопрос «серой зоны» и неуплаты страховых отчислений людьми, работающими в ней. А это еще один резерв для повышения доходов пенсионной системы, который может быть использован. Сейчас в крупном бизнесе работает около 20—25 млн человек, остальные — это средний и малый бизнес, который как раз и находится в «серой зоне».

    Я поддерживаю предложения депутатов ввести право получать накопительные пенсии на тех условиях, на которых люди заключали договоры об обязательном пенсионном страховании и договоры негосударственного пенсионного обеспечения. Несмотря на то что это и так предусмотрено действующим законодательством, в рамках информационной компании данная инициатива обладает определенным пропагандистским эффектом и позволяет сгладить негативные социальные последствия повышения пенсионного возраста. При этом нет ясности с судьбой накопительных пенсий в целом. Правительство в очередной раз отложило тему ИПК из-за резонанса, связанного с активными протестами против «пенсионной реформы».

    После внесения поправок стало понятно: других решений по пенсионному возрасту просто нет, теперь это неизбежность. Однако это не единственная неизбежность, которая ждет Россию. Резервов, полученных от повышения пенсионного возраста, надолго не хватит, и государству снова придется вернуться к вопросу глобального реформирования пенсионной отрасли.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »