Банки.ру

    Banki.ru: главные новости

  • X5 Retail Group и Совкомбанк закрыли сделку по созданию сети почтоматов

    X5 Retail Group, ведущая мультиформатная розничная компания России, и Совкомбанк, один из крупнейших частных банков в России, объявляют о закрытии сделки по созданию совместного предприятия (СП), специализирующегося на выдаче заказов из интернет-магазинов через сеть почтоматов (локеров). ФАС России одобрила ходатайство X5 о приобретении 50% ЦТБ, принадлежащего Совкомбанку.

    На сегодняшний день сеть «ЦТБ» состоит из 500 почтоматов под брендом «Халва» в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Казани и других крупных городах России. Для удобства клиентов локеры размещены в магазинах торговых сетей «Пятерочка» и «Перекресток», а также в отделениях Совкомбанка. К концу 2019 года участники СП планируют увеличить количество почтоматов до 1 500 точек.

    «Для Совкомбанка основной целью участия в данном проекте является увеличение дистрибуции в сегменте интернет-магазинов для карты рассрочки «Халва», что будет стимулировать покупки в рассрочку через интернет-магазины партнеров карты. Кроме того, мы верим в финансовый успех проекта. Мы располагаем всеми необходимыми составляющими для развития сети: открытость для новых партнеров, удачные локации на базе розничных сетей X5 RetailGroup, сильный бренд «Халва» и финансовая поддержка Совкомбанка», — пояснил главный управляющий директор Совкомбанка Андрей Спиваков.

    Read more »
  • Жаров: новые правила идентификации в мессенджерах сохраняют право на тайну переписки

    Новые правила идентификации в мессенджерах сохраняют право пользователя на тайну переписки, рассказал в авторской колонке ТАСС глава Роскомнадзора Александр Жаров.

    «Новые правила сохраняют право пользователя на тайну переписки. И в процессе общения запрашиваются только те сведения, которые необходимы для идентификации», — указал он.

    6 ноября 2018 года правительство утвердило правила идентификации пользователей мессенджеров по номеру телефона. Согласно документу, мессенджеры должны проверять информацию о регистрации номера у мобильных операторов, которых обяжут вносить в свои базы данных сведения о том, какие приложения использует абонент, а также уникальный код идентификации пользователя, присвоенный мессенджером.

    Жаров добавил, что соблюдение таких правил владельцами интернет-сервисов станет шагом «на пути формирования доверительной и безопасной среды для всех».

    «Соблюдение данных правил владельцами интернет-сервисов означает их готовность работать в российском правовом поле, сотрудничать с операторами связи, на инфраструктуре которых они оказывают свои услуги, взаимодействовать с государством в целях обеспечения безопасности», — прокомментировал он.

    Новость

    Глава службы, комментируя новые правила идентификации, отметил также, что анонимность, которую предлагают своим пользователям мессенджеры, — «мнимая».

    «Мнимая — потому что термин «анонимность» является не более чем маркетинговой уловкой. Сейчас мессенджеры просят разрешение на доступ к вашей записной книжке. Открывая приложению доступ к контактам, вы разрешаете идентифицировать, кто из вашего списка контактов им пользуется. Таким образом, просто присутствуя в записной книжке чьего-то смартфона, вы уже идентифицированы администрацией мессенджера, хотите вы того или нет, при этом владелец мессенджера фактически не несет ответственности за безопасность ваших личных данных и передаваемый пользователями контент», — отметил он.

    Постановление правительства вступает в силу по истечении 180 дней со дня опубликования — 6 ноября.

    Read more »
  • МТС Банк впервые на российском рынке запускает виртуальную кредитную карту

    Сотовый оператор МТС, его дочерняя кредитная организация (косвенное владение) МТС Банк и Mastercard запускают виртуальную кредитную карту для абонентов МТС, сообщили «Коммерсанту» представители компании.

    Виртуальная карта не будет иметь пластиковой версии. Номер карты не хранится ни на физическом носителе, ни на мобильном устройстве владельца, ни у торгово-сервисных предприятий. Он существует в виде «токена» — уникального кода из 16 цифр, привязанного к конкретному электронному устройству. Проводить операции с картой клиент сможет через мобильные приложения МТС. Кроме того, карту можно будет добавить в приложения сервисов Apple Pay и Samsung Pay и оплачивать покупки через терминалы бесконтактной оплаты. Возможно снятие наличных в банкоматах, поддерживающих функцию NFC.

    Процесс оформления виртуальной кредитки будет полностью дистанционным, удаленно проводится также индивидуальный скоринг. «МТС Банк может учитывать прескоринг абонента от МТС при принятии решения о выдаче кредитного лимита. На основе предоставленных абонентом согласий на обработку данных оператор предоставляет банку скоринговый балл — данные о пополнении абонентом мобильного счета, расходах на связь, использовании роуминга, частоте блокировок счета и тому подобное», — поясняет начальник отдела кредитных карт МТС Банка Мария Пантенкова. Кроме того, продолжает она, банк уточняет сведения о доходах клиента «по доступным для банка каналам».

    Продуктовый виджет

    Максимальный лимит по карте МТС составит 150 тыс. рублей. В МТС Банке считают данный продукт краткосрочным, рассчитанным на сиюминутные нужды: быстро пополнить счет мобильного телефона, расплатиться за парковку и т. д. За пользование заемными средствами начисляется комиссия — 30 рублей в день. Начисление оплаты прекращается после закрытия задолженности. «Такой подход выгоден клиенту при больших суммах заимствований, но может дать существенную переплату при малых суммах», — говорит аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов.

    Похожие продукты представляли и другие участники рынка. Однако пока это либо дебетовые, либо дополнительные к уже имеющемуся кредитному пластику карты.

    Read more »
  • Россия вошла в число худших стран по стоимости бизнеса

    Российские компании оцениваются в разы дешевле конкурентов в США, ЕС и Китае. К такому выводу пришли эксперты Московской школы управления «Сколково» и инвестиционной группы UCP, которые оценили 30 крупнейших экономик мира с точки зрения стоимости бизнеса. Россия оказалась на 27-м месте.

    Это значит, что российский предприниматель при продаже бизнеса может рассчитывать на сумму в два — четыре раза меньше, чем конкурент из крупнейших стран Западной Европы, США и большинства стран БРИКС.

    Страны сравнивали на основе собственного «индекса стоимости бизнеса». Исследование учитывает 19 показателей, влияющих на оценку бизнеса в пяти категориях: макроэкономика, безопасность инвестиций, процентные ставки, доступность капитала и налоговая политика. Чем ближе значение индекса к 100, тем ближе показатели страны к лучшим практикам.

    Россия оказалась на 27-м месте с индексом 29,26, отстав от развитых рынков и стран БРИКС. Схожую оценку представил ранее Глобальный индекс конкурентоспособности Всемирного экономического форума. В нем Россия заняла 38-е место в 2018 году.

    При оценке компаний рынок учитывает будущий поток дивидендов. Публичные компании в России в среднем направляют на дивиденды 31,68% прибыли против 64,55% в среднем по 30 анализируемым странам и 50,73% в БРИКС.

    На стоимость компании влияет и ее финансовая устойчивость. Авторы доклада отмечают недостаточный уровень развития финансового рынка и доступности финансовых услуг в России. Капитализация фондового рынка, по данным Всемирного банка за 2016 год, составила менее 50% от ВВП при среднем показателе 30 анализируемых стран 75%. Банки, оставаясь основным источником капитала, завышают ставки по кредитам. Зачастую компании вынуждены в России рассчитывать на свои силы или обращаться за помощью к государству.

    Вклад в снижение ожидаемых доходов вносит также риск убытков компаний из-за санкций, отмечает профессор РЭШ Наталья Волчкова. Фундаментальными причинами заниженной оценки российских компаний являются нарушения прав собственности, уверена она. Репутация России как страны с плохим корпоративным управлением также занижает стоимость национального бизнеса, отмечает директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин.

    Read more »
  • ЦБ ограничил UNIStream наличные валютно-обменные операции

    Внеплановая проверка, которую Банк России проводил в системе денежных переводов UNIStream с 21 июня по 30 августа, обернулась для платежной системы предписанием, ограничивающим валютно-обменные операции на полгода, пишет «Коммерсант».

    Ограничение введено в связи с выявленными нарушениями при идентификации клиентов, совершавших крупные валютно-обменные операции. Существенную долю доходов UNIStream приносят операции трудовых мигрантов, которые получают зарплату в рублях и отправляют средства на родину в долларах. Причем в ряде стран СНГ обмен в конечной точке затруднен и конвертация обязательна. До начала сентября UNIStream в таких случаях сначала производил классическую валютно-обменную операцию, а потом перевод (кассир готовил документы по двум операциям). Но запрет ЦБ сделал это невозможным.

    По словам главы UNIStream Кирилла Пальчуна, Центробанк проводил внеплановую проверку соблюдения порядка ведения кассовых операций, фактического наличия средств, в том числе иностранной валюты, а также соблюдения антиотмывочного законодательства.

    «По результатам банк получил предписание по доработке процедур идентификации источников происхождения денежных средств клиентов при осуществлении крупных валютно-обменных операций, а также ограничение на осуществление валютно-обменных операций, не связанных с проведением денежных переводов, до 1 марта 2019 года», — говорит Пальчун.

    Ограничение на наличные валютно-обменные операции сделало невозможной работу системы по прежней схеме. «Мы приняли решение, что два продукта нужно склеить, чтобы одной операцией можно было провести перевод с конверсией на уровне системы UNIStream», — пояснил Пальчун. Такой продукт, по его словам, повышает эффективность работы (сотрудники тратят вдвое меньше времени на оформление трансграничного перевода) и снижает операционные риски. Он был разработан около трех лет назад, но до ограничения со стороны ЦБ не предлагался активно клиентам. При этом UNIStream пришлось все же отказаться от классических валютно-обменных операций, но, по словам Пальчуна, такие операции приносили «менее 10%» доходов.

    Однако эксперты полагают, что в результате UNIStream лишается существенной части доходов и может ввести для компенсации потерь дополнительные комиссии.

    Read more »
  • Лучшее за неделю на Банки.ру: ставки по вкладам в пользу вкладчиков и отсутствие сбережений у россиян

    У российских вкладчиков еще будет возможность разместить средства с доходностью выше текущих уровней, считает директор департамента аналитики и контента Банки.ру Сабина Хасанова. Уже к концу текущего — началу следующего года россияне смогут увидеть депозитные ставки как минимум на уровне 8% и выше у многих банков. Подробнее о том, когда наступит очередная волна коррекции ставок по вкладам, читайте здесь.

    Со сбережениями у россиян по-прежнему беда. Большинство граждан не имеет вкладов в банках и живет от зарплаты до зарплаты, а россияне с доходом менее 100 тыс. рублей в месяц практически не делают сбережений. Всему виной только низкие доходы или неумение сберегать? Подробнее об этом вы можете прочитать здесь.

    Люди давно ждали повышения цен на услуги связи, но вдруг страхи стали реальностью. Индексация тарифов скоро затронет всю страну, а виной всему «закон Яровой», рост НДС и слабый рубль. Банки.ру спросил экспертов и участников рынка, что будет с ценами на услуги связи дальше.

    Парламентарии изучают идею конфисковать у населения банковские вклады, которые остаются невостребованными. При этом сами депутаты признают, что законодательно отнимать «спящие» вклады или невостребованные ценные бумаги у их держателей — антиконституционно, ведь речь идет о частной собственности, которая, согласно основному закону, неприкосновенна. Подробнее о том, почему россияне опасаются отъема «спящих» вкладов, читайте здесь.

    Малый бизнес — рестораны, салоны красоты, магазины электроники — все чаще просит клиентов расплачиваться наличными. Это помогает компаниям снижать расходы и уходить от налогов. Подробнее об этом читайте здесь.

    Read more »
  • 16 ноября. Главное за минуту: ваши персональные данные в МФЦ теперь доступны каждому, Сбербанк будет выдавать паспорта

    • Персональные данные граждан обнаружены в открытом доступе в МФЦ. На компьютерах общего доступа в многофункциональных центрах (МФЦ) обнаружилось множество скан-копий паспортов и других документов, к которым может получить доступ любой желающий. По словам экспертов, на основании этих данных можно набрать микрозаймов или даже получить доступ к средствам на счетах людей. Хозяева документов, воспользовавшись общим компьютером, забыли удалить файлы, сотрудники МФЦ также не озаботились этим. Скан-копии любой желающий может скачать на внешний носитель (флешку) или отправить себе по почте. Эта история еще раз доказывает, что полная конфиденциальность персональных данных в современном мире — это утопия.

    Сбербанк готов выдавать в своих отделениях с функцией госуслуг электронные паспорта. Документ заменит собой обычный общегражданский паспорт, СНИЛС и ИНН. Также обсуждается возможность интеграции в новые паспорта водительских прав. МВД в сентябре внесло в правительство проект дорожной карты по реализации в 2019—2024 годах мероприятий по введению в России паспортов нового поколения. Как только электронные удостоверения личности с чипом появятся, Сбербанк начнет их выдавать в своих отделениях с функцией предоставления госуслуг. Это выглядит как попытка реанимировать провалившийся федеральный проект внедрения универсальных электронных карт, который не смогли профинансировать регионы.

    • Русский Ипотечный Банк (189-е место по размеру активов) сообщил о временном прекращении операционной деятельности. Совет директоров и менеджмент банка во взаимодействии с ЦБ вырабатывают меры для восстановления работоспособности кредитной организации. Об этом сообщил сам банк, объяснив это «волной негативных публикаций о банке в Интернете, в том числе в социальных сетях, на различных форумах и анонимных телеграм-каналах». Это вызвало массовое снятие и вывод денег клиентами банка со своих счетов.

    • В Москве арестован бывший президент и председатель правления банка «Глобэкс» Виталий Вавилин. Ему инкриминируют особо крупную растрату. С заявлением о преступлении в следственные органы обратились представители банка «Глобэкс». Они сообщили, что в декабре 2016 года Вавилин, являвшийся на тот момент председателем правления банка, пролоббировал выдачу кредита в размере 15 млн евро системному интегратору «Группе «Техносерв», которым владели братья Алексей и Дмитрий Ананьевы. Заем бывшие собственники компании и Промсвязьбанка не возвратили. Банк собирается добиваться банкротства Ананьевых. С 2009 года Вавилин работал в «Глобэксе», став его президентом — председателем правления. В конце 2016 года покинул пост, а в 2017-м стал советником председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова. После того как в нынешнем году Горькова сменил на посту бывший первый вице-премьер Игорь Шувалов, числился безработным.

    Read more »
  • ЦБ оценил динамику развития банковского сектора за десять месяцев

    Прибыль российского банковского сектора за январь — октябрь 2018 года выросла в 1,7 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 1 трлн 183 млрд рублей. Об этом сообщается в докладе Центробанка «О динамике развития банковского сектора Российской Федерации».

    «На финансовый результат сектора повлияли показатели банков, проходящих процедуру финансового оздоровления с привлечением средств Фонда консолидации банковского сектора. Без учета этих банков прибыль банковского сектора за десять месяцев составила 1,5 триллиона рублей», — говорится в докладе.

    Регулятор указывает, что с начала года рентабельность активов по банковскому сектору с учетом сентябрьской динамики выросла с 1% до 1,5% на 1 ноября 2018 года.

    За десять месяцев этого года активы банковского сектора выросли в абсолютном выражении на 5,846 трлн рублей (90,6 трлн рублей на 1 ноября 2018 года). Прирост более чем на 80% обеспечен увеличением рублевых активов (на 4,886 трлн рублей, или 7,4%), в то время как активы в иностранной валюте сократились (на 26,3 млрд долларов США, или 8%). В результате активы банковского сектора с устранением влияния валютной переоценки выросли по действующим банкам на 4%.

    Прирост кредитования экономики (плюс 9,6%) более чем вдвое превысил показатель десяти месяцев 2017 года (плюс 4,7%). Кредиты нефинансовым организациям увеличились на 5,9%, их динамика также была почти вдвое выше прошлогодней (плюс 2,9%).

    Кредиты физическим лицам продолжили расти высокими темпами (плюс 18,7% против 9,8% за январь — октябрь 2017 года) при продолжающемся улучшении качества портфеля. В октябре 2018-го вклады населения выросли на 0,6%, их объем составил 27,1 трлн рублей (29,9% от совокупных пассивов банковского сектора).

    Read more »
  • Бывший президент банка «Глобэкс» арестован за растрату

    В Москве арестован бывший президент и председатель правления банка «Глобэкс» Виталий Вавилин, которому ГСУ СКР инкриминирует особо крупную растрату, сообщила газета «Коммерсант» днем в пятницу со ссылкой на свои источники.

    Меру пресечения в виде ареста на два месяца Виталию Вавилину избрал сегодня Басманный райсуд, удовлетворив таким образом ходатайство ГСУ СКР. Перед этим следователь предъявил Вавилину обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 160 УК («Растрата в особо крупном размере»). По решению Басманного райсуда Вавилин будет находиться под стражей до 14 января 2019 года.

    Как удалось выяснить «Коммерсанту», с заявлением о преступлении в следственные органы обратились представители банка «Глобэкс». Они сообщили, что в декабре 2016 года Вавилин, являвшийся на тот момент председателем правления банка, пролоббировал выдачу кредита в размере 15 млн евро системному интегратору Группе «Техносерв», которым владели братья Алексей и Дмитрий Ананьевы. Заем бывшими собственниками компании и Промсвязьбанка возвращен не был. Сейчас банк собирается добиваться банкротства Ананьевых.

    Свою причастность к растрате Вавилин отрицает. По его словам, не было и самого кредита, который подтверждается лишь копиями первичных документов. Предложения защиты о залоге и освобождении под поручительства были отклонены.

    С 2009 года Вавилин работал в «Глобэксе», став его президентом — председателем правления. В конце 2016 года покинул пост, а в 2017-м стал советником председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова. После того как в нынешнем году Горькова сменил на посту бывший первый вице-премьер Игорь Шувалов, числился безработным.

    Read more »
  • Русский Ипотечный Банк объявил о временном прекращении операционной деятельности

    Русский Ипотечный Банк сообщил о временном прекращении операционной деятельности, следует из сообщения банка. При этом совет директоров и менеджмент кредитной организации во взаимодействии с ЦБ вырабатывают меры для восстановления работоспособности банка.

    «Русский Ипотечный Банк сообщает о том, что в последнее время столкнулся с волной негативных публикаций о банке в Интернете, в том числе в социальных сетях, на различных форумах и анонимных Telegram-каналах. Это вызвало массовое снятие и вывод денежных средств клиентами банка со своих счетов. В сложившейся ситуации осуществлять операционную деятельность банка, в том числе с использованием каналов дистанционного обслуживания, в нормальном режиме не представляется возможным», — отмечается в сообщении.

    В интернет-банке и мобильном приложении «РИБ-мобайл» операции в разделе «Платежи и переводы» недоступны. Выписки, отчеты, справки и другие документы для формирования в разделе «Заказать выписку» доступны в штатном режиме.

    Совершение операций в мобильном приложении «РИБ-переводы» недоступно, отметили в Русском Ипотечном Банке.

    Read more »

    Banki.ru: колумнисты

  • От редакции: Руки загребущие: почему россияне опасаются отъема «спящих» вкладов

    Хорошая новость: россияне верят своему государству. Плохая новость: россияне верят своему государству, когда оно обсуждает, что бы такое еще у них отобрать.

    Хайп недели вызвали невинные рассуждения главы комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолия Аксакова о том, что парламентарии изучают идею конфисковать у населения банковские вклады, которые остаются невостребованными. Суть предложения «заключается в том, чтобы определиться с этими ресурсами», сказал Аксаков. «Есть предложения оформленные, уже и просчитанные. В следующем году плотно займемся». При этом депутат публично признал, что идея законодательно отнимать «спящие» вклады или невостребованные ценные бумаги у их держателей — антиконституционная, ведь речь идет о частной собственности, которая, согласно Основному закону, неприкосновенна. И поэтому такой закон может не пройти. (Здесь, впрочем, приходится сделать оговорку: несоответствие законотворческих идей Конституции никогда не было в России препятствием для исполнительной власти, если она очень хотела принять какой-нибудь выгодный себе закон.)

    Никакого законопроекта об отъеме «спящих» вкладов и принудительном зачислении этих средств в бюджет пока нет. Только «экспертные предложения». Объем «зависших» средств на счетах «спящих» клиентов, по словам Аксакова, оценивается в миллиарды рублей. Это сущие копейки как на фоне общего объема вкладов в нашей банковской системе (порядка 27 трлн рублей), так и на фоне российского бюджета (16,53 трлн рублей по расходам в 2018 году). Безусловно, эти миллиарды рублей также не играют никакой роли в устойчивости банковской системы и конкретных банков. Нет ни одного российского банка, который разорился бы из-за невостребованных вкладов. Нет ни одной российской компании, которая потерпела бы крах из-за номинальных держателей акций, которые годами не проявляли никакой активности в отношении этих ценных бумаг. То есть проблемы, которую хотят решить с помощью этого закона, не существует.

    Ну «спят» себе вклады и «спят», зачем их трогать? Особенно в стране, где, по данным Счетной палаты, только за один год воруется или тратится не по целевому назначению примерно триллион бюджетных рублей. Однако сами разговоры об этом тут же вызывают почти скандал. И понятно почему. Потому что происходит это в стране, где миллионы людей помнят, как в одночасье превратились в тыкву их вклады в сверхнадежном Сбербанке после распада СССР. В стране, где государство сначала в одностороннем порядке заморозило пенсионные накопления россиян в 2013-м, пустив их на свои нужды, а затем, вопреки публичным обещаниям нынешней власти не делать этого, повысило и сам пенсионный возраст. В стране, где главным мотивом держать депозиты в банках является не столько доверие к банкам, сколько честная и бесперебойная работа системы страхования вкладов: с выплатами в рамках страхового покрытия с 2004 года государство нас пока, к счастью, не обманывало. Редкое приятное исключение из правил.

    «Руки загребущие, глаза завидущие» — это про наше государство по отношению к нашим деньгам.

    В принципе, в самой идее использовать невостребованные вклады для государственных нужд нет ничего криминального. Все зависит от того, как это делать. В США, где есть такой опыт, все подобные вклады спустя год после того, как банк в обязательном порядке извещает владельца о закончившемся и невостребованном депозите и не получает ответа, зачисляются не в абстрактный «бюджет» штата и тем более не в федеральный бюджет. Эти деньги идут на конкретные региональные благотворительные или образовательные программы именно в том месте, где открыт этот вклад. Информация об этих программах находится в открытом доступе. При этом любой человек, который докажет родство с владельцем вклада, или сам владелец имеют право бессрочно потребовать от государства эти деньги. А государство обязано их вернуть по первому такому требованию.

    То, как государство обращалось с деньгами граждан что в советской, что в новейшей российской истории, заставляет россиян охотно верить любым слухам об изъятии «спящих» вкладов в бюджет. О возможности принудительной конвертации по невыгодному курсу валютных вкладов или даже их запрете. Но при этом у нас нет оснований верить, что государство вернет «спящие» вклады их владельцам или наследникам по первому требованию.

    В 2019 году у России впервые с 2011-го будет изначально профицитный бюджет. Превышение государственных доходов над расходами практически гарантировано и в 2018-м. Значит, никакой фундаментальной необходимости сочинять и принимать закон о конфискации «спящих» вкладов ради спасения госказны нет. Государство в лице чиновников, близких к нему экспертов, депутатов должно осознать буквально на шкурном уровне: есть деньги, которые не принадлежат государству. Ни под каким соусом. Это не ваши деньги, это деньги граждан. И надо смириться с этой данностью. Оставить эти деньги в покое. В нынешней экономической и политической ситуации самый лучший способ обращения со «спящими» вкладами — не будить их. А заодно и волну народного возмущения.

    Read more »
  • Анна Дубровская (обозреватель Банки.ру): Чем опасна дружба банков с блогерами?

    Все больше российских банков «заводят дружбу» с российскими же блогерами. Ну, про дружбу — это, конечно, громко сказано. Так, сугубо деловые отношения.

    И вроде бы все довольны: банки получают дополнительных клиентов или дополнительные продажи, блогеры — деньги (или выгодный им вариант бартера). Только вот все это совсем не полезно для текущего уровня финансовой грамотности россиян. А ведь он и так не на запредельных высотах.

    Блогеры как поставщики рекламных услуг — в принципе молодцы. Они качественно отрабатывают заказы банков. Посты и смешные мини-видео-ролики (вайны) у них обычно получаются легкими, запоминающимися и «с изюминкой». По некоторым блогерским произведениям сразу и не скажешь, что имеет место рекламное продвижение продукта.

    Например, блогер пишет пост про то, как он любит шопинг, и перечисляет свои лайфхаки относительно различных скидок и бонусов. А где-то в конце ставит название кредитки с cash back и отмечает официальный аккаунт банка (мол, пользуюсь, очень мне нравится для покупок).

    Или другой вариант — блогер снимает полноценный вайн в своем стиле, но по сюжету оплачивает покупку картой конкретного банка с PayPass или специальным платежным кольцом, после касания которым POS-терминала ему приходит эсэмэска о состоянии баланса от этого конкретного банка.

    Все мы прекрасно знаем (и Федеральная антимонопольная служба периодически напоминает нам об этом своими решениями), что реклама банковских продуктов должна содержать хотя бы минимальное указание на тарифы продвигаемого продукта. В той же видеорекламе банку следует поместить слайд с основными пунктами тарифов, напечатанными не очень мелким шрифтом и видными зрителю хотя бы пару секунд.

    Указывают ли тарифы в своих постах и видеоблогеры? По моим наблюдениям, обычно нет.

    И это бы было полбеды в случае размещения такой рекламы некрупными банками. Но на «поле» блогеров активно приходит именно крупняк (потому что у него есть маркетинговые бюджеты на такое размещение в социальных сетях).

    Оставим в стороне тот факт, что обычный рекламный пост у популярного блогера стоит порядка пары сотен тысяч рублей, а цена на минутное видео нередко начинается от полумиллиона. Важно другое.

    Неполное оповещение потребителя об условиях банковского продукта, которое допускают блогеры, по сути, законно. Ведь, по-разному интерпретируя статью закона «О рекламе», посвященную продвижению финансовых продуктов и услуг, можно сказать, что действия блогеров, в принципе, находятся в правовом поле.

    Но от этого, согласитесь, не легче. Ведь мало какой блогер разбирается в продукте, который продвигает, и честно оповещает своих подписчиков о всех его «подводных камнях». Конечно, в классической рекламе о таких «камнях» тоже ни слова. Но люди привыкли не доверять на 100% тому, что рекламируется на федеральных каналах и сомнительных сайтах. Соцсети же — относительно новая «игрушка» для российского потребителя. И там много юных жителей нашей страны, которые блогеров любят.

    Создать себе кумира в виде звезды музыки, театра, кино или литературы — само по себе не плохо и не хорошо. Слишком увлекаться, конечно, не стоит, но наличие музы нередко помогает «тянуться к прекрасному» и совершенствовать себя. Это в случае со звездами культуры (назовем их так). Такие знаменитости обычно участвуют в официальных промоакциях и рекламных роликах банков, чтобы привлечь нужную аудиторию. И в этих роликах традиционно соблюдены все правила рекламы финансовых продуктов. В том числе потому, что она идет по федеральным каналам.

    Но восхищаться певцами или актерами у молодежи уже не так модно, как блогерами. Именно блогеры являются современными кумирами молодежи. На них хотят быть похожими, к ним тянутся, им слепо верят. И тому, что они рекламируют, тоже.

    В данной ситуации «спасает» лишь то, что социальная сеть Instagram, которую облюбовали блогеры, крайне популярна у молодежи до 18 лет, которая не сможет открыть те же кредитные продукты самостоятельно.

    Блогер в России — фигура по-прежнему достаточно непонятная. Вроде есть человек (а у знаменитых блогеров даже ИП). Есть его контакты. Есть контент на его странице. Есть реклама. Но привлечь блогера даже по суду достаточно сложно. Какого-то закона или нормативного акта, регулирующего деятельность конкретно блогеров, до сих пор нет. Есть лишь попытки зарегулировать блогосферу как часть сферы медиа.

    При этом количество блогеров и размещаемой ими информации растет в геометрической прогрессии. Но даже те, кого попытались «ввести в правовое поле», то есть блогеры с большим количеством подписчиков, обязанные регистрироваться как СМИ, в итоге этого не делают (прикрываясь различными законодательными лазейками). В том числе потому, что в нынешнем законодательном поле нет закрепленного определения «блогер». Нет и прописанных юридически прав и обязанностей блогеров (хотя попытки предпринимались).

    Вот и получается, что «по всем фронтам» мы упираемся в стену. Научить блогеров честно рекламировать банковские продукты на законодательном уровне не можем, а на моральном уровне большинство блогеров об этом не задумываются. Хотя по-хорошему блогеры должны нести ответственность за недостоверную рекламу наравне с банками и микрофинансовыми организациями. Точно так же получать «письма счастья» от Федеральной антимонопольной службы, предупреждения и штрафы.

    Не согласны играть по таким правилам? Тогда не занимайтесь продвижением финансовых продуктов и услуг. Деньги, конечно, не пахнут, но какие-то вещи на них не купишь. Например, новую, чистую совесть.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Кредитные злоумышления

    Уже давно было замечено, что подавляющее большинство новостей, которые мы читаем с большим или меньшим интересом, не относятся к нам никак. То есть они настолько далеки от нашей повседневной жизни, что даже в принципе не могут оказаться нам полезными хоть в чем-то. Может, только в качестве байки для поддержания дружеской беседы или тоста. Более того, чем дальше от нас новость, тем с большим интересом она читается. Это из разряда «почитать, что у этих дураков еще такого есть, чего у нас никогда быть не может».

    При этом если попадается (случайно, конечно) в СМИ информация, действительно заслуживающая нашего внимания (скажем, к какому сроку вас могут приговорить, если вы при заполнении договора перепутаете цифры, даты или запятые), то дочитать ее до конца положительно невозможно. Она тебе неинтересна настолько, что ты засыпаешь, едва дочитав до середины. И то если взял себя в руки и все-таки попытался что-то понять.

    Информационная мелочь — штука трудноуловимая, но именно в ней иногда кроются настоящие перлы полезности. За что, как сейчас понятно, надо благодарить департаменты общественных связей правоохранительных органов.

    Например, из провинций сообщают, что в Нижегородской области перед судом предстанет бизнесмен за незаконные банковские операции на сумму 1,3 млн рублей. Что сделал этот «негодяй»? Являясь единственным учредителем и одновременно генеральным директором коммерческой организации, изготовлял поддельные распоряжения о переводе денежных средств за якобы выполненные работы, сам же эти средства с июля 2015 года по август 2016-го обналичил в банках Москвы, Казани и Нижнего Новгорода. Лишив таким образом свое предприятие оборотных средств, а государство — налоговой базы. Как таких предпринимателей земля носит, понять невозможно, но в любом случае пресс-службу Нижегородской областной прокуратуры следует поблагодарить за хороший пример другим в науку. Страна должна знать, кто мешает нам ускоренными темпами увеличивать ВВП и занимать достойное место в рейтинге Doing Business.

    Или еще. Не так давно пресс-служба МВД России сообщила, что в Смоленской области полицейские раскрыли кредитное мошенничество на 750 тыс. рублей. В частности, в полицию обратился банк, который незадолго до этого выдал одной своей клиентке кредит на указанную сумму. Платежи в погашение кредита очень скоро перестали поступать (а может, их и совсем не было — в сообщении это не указывается). Естественно, в банке заподозрили неладное. И обратились в правоохранительные органы. А уже их сотрудники выяснили, что, оказывается, это была и не заемщица вовсе, а самая настоящая мошенница, потому что представила в банк поддельную справку о месте своей работы. Когда ее поймали, преступница призналась в содеянном — в частности, что полученные мошенническим образом деньги она истратила по своему усмотрению. Закономерный итог — возбуждение уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 159.1 Уголовного кодекса РФ с возможным сроком лишения свободы до четырех месяцев.

    Теперь о полезности. По итогам изучения информационных сводок правоохранителей можно сделать несколько выводов.

    Во-первых, силовые органы и их пресс-службы не зря едят свой хлеб. Потому что такие сообщения должны свидетельствовать о том, что всех других финансовых мошенников и аферистов (по крайней мере, на Смоленщине и Нижегородчине) уже поймали.

    Во-вторых, все несознательные предприниматели, которые создали бизнес и думают, что теперь могут ежемесячно отчислять себе дивиденды из оборотных средств, скоро уже пойдут даже не лесом, а непосредственно рубить лес на конкретные делянки.

    Теперь в-третьих. Хочется спросить у уважаемых заемщиков (они же потенциальные мошенники), уверены ли они в том, что все предоставленные ими в банк документы пройдут пристрастную проверку. В общем, если не уверены, то лучше сразу продать квартиру и что там еще у вас есть и все заплатить. Хотя, с другой стороны, мошенники, которые заведомо знают, что не собираются отдавать кредит, предоставляя липовую справку, являются скорее дураками, чем мошенниками.

    Или, как у Чехова, злоумышленниками.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Павел Бабушкин (главный редактор Mycreditinfo.ru): Недетский мир

    В прошлый раз я рассказывал о ПИФе, которым не без удовольствия и с небольшой финансовой выгодой для себя пользуюсь. Сегодня расскажу про «неожиданные» облигации, в которые вложил 15 000 рублей.

    Вообще, что такое облигация? По определению — долговая ценная бумага, по которой эмитент (компания или государство) обязуется выплатить инвестору определенную сумму и определенный процент в будущем.

    У меня в голове немного по-другому. Облигации — это такие акции для глупых и трусливых. В хорошем смысле этих слов. Потому что а) облигации — это очень просто, б) потерять на них деньги практически нереально.

    Что значит «просто»? Вот есть ценная бумага. Она стоит 1 000 рублей. На нее назначена ставка 9,5%. Это почти как годовые проценты по вкладу. Эти деньги вам платят один или два раза в год. Называется «купонный доход».

    Если в самом начале вы купили облигацию за 1 000 рублей, а интерес к ней почему-то вырос, вы можете продать ее, например, за 1 200 и получить доход дисконтный.

    Через определенное время компания, которая выпустила облигации, возвращает вам и ту тысячу, на которую вы купили у нее ценную бумагу.

    Это и значит «нереально потерять деньги». Совсем ни с чем можно остаться, пожалуй, только в одном случае — если компания-эмитент обанкротится или перестанет существовать. Это не вклад, тут государство вас не страхует.

    Собственно, все.

    Сильно много на облигациях заработать не получится. Средний купон — это все равно где-то в районе 9—10%, по моим ощущениям. Но это точно больше средней ставки по банковским депозитам. Средняя ставка в топ-10 банков, хоть и растет в последние месяцы, составляет чуть больше 7%. И все больше соотечественников этими дополнительными 2—3 процентными пунктами проникаются и облигации покупают.

    Когда Московская биржа подводила итоги прошлого квартала, вышло так, что облигации покупали 17 140 граждан. В среднем каждый тратил 2,1 млн рублей, а всего «физики» скупили облигаций на 36 млрд рублей. Пока это всего около 7% от общего объема размещения, но зато рекорд и в два с лишним раза больше обычных 3%.

    В общем, интересный инструмент, посмотрите на него, если еще не сделали этого.

    К вопросу о том, сколько надо облигаций вообще иметь, если по науке. «Чайникам» вроде нас с вами рекомендуют пользоваться такой формулой. Берете пенсионный возраст. Считаете, сколько вам до пенсии осталось. Вот сколько осталось, столько в процентах должно быть в вашем личном портфеле акций. Чем вы старше, тем меньше должно быть акций и больше облигаций.

    Я озаботился покупкой облигаций в прошлом году. И очень проникся словом «диверсификация». Мол, нужно как-то так средства свои разместить, чтобы и финансовый сектор был, и производственный, и торговля. Один из настоящих экспертов посоветовал мне посмотреть на «Детский мир». Я поначалу прыснул. Ну что это за вложение — облигации магазина игрушек и памперсов? Но потом почитал документы в специальном разделе для инвесторов (такой есть у каждой компании, выпускающей акции или облигации на рынок) и купил облигаций на 15 000 рублей.

    Идентификатор — RU000A0JXMZ9. Выпустили их в апреле 2017-го. Изначальная стоимость, как и у всех российских облигаций, была 1 000 рублей. Погашать облигации эмитент собирается в марте 2024 года. А до этого обязуется выплачивать купонный доход 9,50%.

    Я владел облигациями «Детского мира» до апреля этого года. За время владения дважды получал купонный доход. В мае этого года я их продал за 102% стоимости. Всего я получил около 1 400 рублей процентами и еще около 300 рублей заработал за счет «дисконта». Итого 15 000 + 1 400 + 300 = 16 700 рублей. Разместил бы на вкладе, который мне предлагал «зарплатный» банк — под 7% годовых, — получил бы 16 050 рублей. Даже для 15 000 рублей вложений такой доход не кажется смешным. Если применить мультипликатор, скажем 100, станет еще интереснее.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Сабина Хасанова (директор департамента аналитики и контента Банки.ру): Ставки по вкладам: лучшее, конечно, впереди

    Во второй декаде октября 2018 года средняя максимальная процентная ставка, рассчитываемая Банком России по рублевым вкладам десяти крупнейших на рынке депозитов банков, впервые с января текущего года превысила отметку в 7% годовых.

    Несмотря на то что Банк России повысил ключевую ставку в середине сентября, тенденцию роста депозитных ставок на банковском рынке можно было наблюдать еще с июня текущего года. Например, в первой декаде июня 2018 года депозитная ставка банков составляла 6,05%, а в следующей декаде — уже 6,45%. Однако если июньский рост ставок, скорее, носил разовый характер, то уже с августа отмечается непрерывное повышение стоимости депозитов для банков. Так, к концу июля депозитная ставка, рассчитываемая Банком России, составляла 6,309% годовых, к середине сентября превысила отметку в 6,6% годовых, а после сентябрьского решения регулятора о повышении ключевой ставки оказалась уже выше 6,7% годовых. В преддверии октябрьского заседания ЦБ депозитная ставка выросла еще примерно на 30 базисных пунктов и преодолела отметку в 7% годовых.

    Действительно, целый ряд банков за последние месяцы в несколько этапов повышали процентные ставки по своим продуктам. При этом у многих участников рынка рост ставок заметно превысил повышение ключевой ставки в сентябре на 25 б. п. Уже сейчас длинные депозитные ставки отдельных участников банковского рынка по классическим продуктам достигают или находятся вблизи 8% годовых, превышая, таким образом, ключевую ставку почти на 50 б. п.

    Российские вкладчики довольно долго ждали разворота ставок на депозитном рынке. Поэтому неудивительно, что недавний цикл повышений ставок вернул хотя бы часть былой привлекательности депозитов в глазах населения. Однако, несмотря на активное повышение ставок, у российских вкладчиков еще будет возможность разместить средства с доходностью выше текущих уровней.

    Хотя в конце октября ЦБ не повысил ключевую ставку, в пресс-релизе регулятор сохранил «ястребиную» риторику с обещанием «оценивать целесообразность дальнейшего повышения ключевой ставки, принимая во внимание динамику инфляции и экономики относительно прогноза, а также учитывая риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков». Максимума по инфляции ЦБ ожидает в первом полугодии 2019 года. На конец указанного года инфляция, по прогнозу регулятора, может составить 5—5,5% годовых. При этом ранее директор департамента ДКП Банка России Алексей Заботкин сообщал, что реальная процентная ставка при инфляции в 5—5,5% составит 2-—2,5%. Иными словами, при угрозе достижения инфляцией верхней прогнозной планки ЦБ в 5,5% ключевая ставка может оказаться на уровне 8% годовых. При этом прогноз в 5—5,5% ЦБ указывает на конец 2019 года. Однако максимум в первом полугодии, вероятно, может кратковременно и превысить данный диапазон.

    С учетом прогнозов ЦБ по дальнейшему ускорению инфляции, нетрудно предположить, что уже к концу текущего — началу следующего года мы можем увидеть депозитные ставки как минимум на уровне 8% и выше у многих банков. В подобных условиях имеет смысл пока не поддаваться искушению текущего роста ставок и повременить с открытием длинных вкладов, ограничившись размещением свободных средств на краткосрочных депозитах (1—3 месяца) или накопительных/карточных счетах с процентом на остаток. Если выдержать паузу с открытием длинных вкладов сейчас, через некоторое время у вкладчиков появится отличная возможность разместить средства по еще более выгодным ставкам. В этом случае уже можно будет открыть длинный вклад, «зафиксировав» таким образом ставку на максимальный период, так как после инфляционного пика в первом полугодии 2019-го ЦБ по-прежнему ожидает постепенного возврата инфляции к целевому значению в 4% к 2020 году. А вместе с этим последует и очередная волна коррекции вниз ставок по вкладам.

    Если на депозитном рынке ситуация впервые за длительное время складывается в пользу вкладчика, то на рынке кредитования обстановка совершенно иная. Тренд на снижение стоимости кредитования сменился тенденцией к повышению ставок, что делает розничные кредитные продукты большинства банков еще более недоступными для населения. Как и в случае с депозитами, на кредитном рынке также можно ожидать дальнейшего роста ставок, хотя, возможно, и чуть более медленными темпами, так как в последние годы банки снижали кредитные ставки не столь охотно, как ставки по вкладам.

    С одной стороны, если имеется необходимость в банковском кредите, то воспользоваться им лучше всего прямо сейчас, потому что в дальнейшем его стоимость будет только расти. С другой стороны, за годы снижения ставок население так и не получило приемлемой стоимости кредитования, поэтому даже сейчас большинство розничных кредитных продуктов доступно лишь по двузначным ставкам. Впрочем, с определенной уверенностью можно сказать, что если имеется действующий кредит, взятый год и более назад, то сейчас все еще есть время для его рефинансирования по более низкой ставке.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Ольга Кучерова (страховой обозреватель Банки.ру): Астрология или ИСЖ: куда податься бедному предпенсионеру

    На днях я открыла ИИС — индивидуальный инвестиционный счет. Не от хорошей жизни — скорее, от отчаяния. И вовсе не в надежде выгодно инвестировать скромные сбережения, хотя специалисты моей управляющей компании пообещали в среднем 30% годовых.

    Скажу честно, я пошла на этот шаг с единственной целью — получить хотя бы гарантированные 13% годовых за счет налогового вычета (максимальная сумма для вычета - 400 тысяч). Вычет, как известно, можно получить, даже не вкладывая средства никуда — просто внеся на счет. Поскольку другого способа заработать себе на пристойную старость пока не вижу.

    Известие, что выход на пенсию откладывается в необозримое будущее, застало меня врасплох и вынудило пересматривать жизненные цели и приоритеты. Не то чтобы я собиралась завершить трудовую биографию в 55 лет и жить на обещанные государством (пока еще) гроши. Опыт старших коллег, всю жизнь проработавших на руководящих постах с зарплатой не чета моей журналистской и заслуживших пенсию всего лишь 15 тыс. рублей, гасил такие намерения в зародыше. Но мысль о том, что я имею право хотя бы на это, сознаюсь, грела. Теперь, увы, про пенсию можно забыть. Не только через пять лет, а даже через десять. К моменту, когда по нынешним правилам я смогу стать нормальным российским пенсионером, товарищи еще что-нибудь точно придумают…

    Зато теперь у меня появился стимул всерьез заняться накоплением и инвестированием — давно собиралась, только руки не доходили. Но вот куда податься? 5—6—7% годовых по вкладам в приличных банках (в неприличные не хочется даже под 10%) не впечатляют. Скупка наличной валюты остро ставит вопрос ее хранения и постепенного обесценивания — долларовую инфляцию никто не отменял. Тем более что знакомые топы в управляющих компаниях нашептали давеча, что рубль скорее будет укрепляться, чем падать дальше. Хотя, конечно, и доллары, и евро, и рубли в заначке иметь нужно, на мой взгляд. Но это не инвестирование и наращивание капитала, а просто «подушка безопасности».

    Недвижимость? Да, это вариант, самый надежный и спокойный. Долгое время я надеялась прикупить себе квартирку под сдачу за 5 млн рублей на нулевом цикле (можно даже в ипотеку, ибо нет на руках никаких 5 млн), заработать за год-другой 25—30%. Именно на столько раньше дорожало жилье с момента «котлована» до получения ключей. А потом выплачивать ипотеку за счет сдачи. Как раз к выходу на пенсию выплатишь...

    Но к этим пяти «лимонам» нужен еще как минимум один на ремонт и обстановку — «голую» квартиру не сдашь. И, главное, с недавнего времени подобный способ инвестирования становится неинтересен из-за сворачивания прямого долевого участия и перехода на счета эскроу. Вовлечение в процесс банков-посредников, может быть, и дает большую надежность, но точно сводит на нет инвестиционную привлекательность подобных схем. Так что подождем пока с квартиркой.

    Лет десять я настойчиво думаю о накопительном страховании жизни (НСЖ). Последние пару лет к этим думам добавилось и пресловутое ИСЖ (инвестиционное страхование жизни), которое растет как на дрожжах. Мисселинг, которым сейчас разве только детей не пугают, мне не страшен — я прекрасно понимаю, во что ввязываюсь.

    Опубликованные Банком России «страшные» цифры доходности — 2,5—3% вместо обещанных банками 20% — тоже не пугают. Я как раз очень хорошо понимаю, что в инвестировании не может быть средней температуры по больнице: слишком сильно зависит результат от точек входа и выхода, от выбранной стратегии, коэффициента участия и многого другого. На том же IT-секторе можно зарабатывать и больше 30% в год, но только пока какой-нибудь условный «Яндекс» не рухнет. И конечно, играя в ИСЖ, нужно входить в разные стратегии, чтобы не попасть по полной в случае, например, внезапной покупки Сбербанком «Яндекса».

    Выбирая между ИСЖ и НСЖ, я все же, наверное, отдам предпочтение накопительной классике, где определенный доход гарантируется на уровне хотя бы 3—4%, может быть также дополнительный инвестиционный доход, да и страховая защита посущественнее — в случае чего дети не останутся с моими незакрытыми кредитами на руках, а получат страховую выплату. В НСЖ, кстати, и налоговый вычет можно получить побольше — каждый год, а не один раз. Правда, это 13% со смешной суммы в 120 тыс. рублей, но если просуммировать за пять лет, то набежит 78 тыс. налогового вычета — хоть что-то.

    НСЖ, впрочем, тоже скорее средство накопления, чем зарабатывания, ну и подстраховка для наследников. А хочется чего-то более ощутимого, хотя бы 30% за год. Где их взять?

    Можно, конечно, напрямую выйти на западные рынки акций — когда-то я в ежедневном режиме отслеживала фондовые и товарные рынки, тренды чувствовать умею. Но! Попытки в тестовом режиме поторговать самостоятельно через платформу Forex Club привели к плачевным результатам: за неделю я «просадила» все свои виртуальные деньги, потому что попросту не успевала вовремя закрыть или открыть позицию, хотя направление движения рынка угадывала верно. Короче, до биржи мне еще расти и расти, хотя не исключаю, что в перспективе когда-нибудь этим займусь. Но это опять же не про зарабатывание денег, а скорее про «пощекотать себе нервы».

    Иными словами, государство хотя и дало нам, предпенсионерам, дополнительное время заработать, накопить, вложить, чтобы еще заработать, но податься-то всерьез некуда — все либо невыгодно, либо ненадежно. Так что стоит всерьез задуматься о приобретении дополнительной профессии или открытии собственного ненапряжного бизнеса. Я, в частности, задумалась о создании интернет-магазина hand made подарков — для продажи собственных творений. И о том, чтобы со временем переквалифицироваться в астролога или сценариста, где возраст работает только в плюс… Начинаю работать над этим.

    А пока я открыла ИИС в надежде получить хотя бы 13% за год. Все лучше, чем по банковскому депозиту. И риска никакого.

    Read more »
  • От редакции: Государство-невидимка: как россиян готовят к отмене пенсий

    У наших чиновников и депутатов — пока, правда, в регионах — пошла новая мода: говорить жестокую правду с общим посылом «не надейтесь на государство». Обойдемся ли мы без государства, а оно — без нас?

    Всю неделю страна активно обсуждала заявление бывшей олимпийской чемпионки по художественной гимнастике, начальника департамента молодежной политики Свердловской области Ольги Глацких, что «государство ничего не должно молодым людям, поскольку не просило родителей их рожать». Между тем депутат муниципалитета Ярославля Дмитрий Петровский пошел по пути этой «новой искренности» представителей власти гораздо дальше. Он предложил ликвидировать Пенсионный фонд РФ, а также отменить в России пенсионный возраст, сами пенсии и систему обязательного медицинского страхования.

    Свои радикальные идеи депутат Петровский — чтобы вы понимали, он состоит в «Единой России», то есть ни разу не оппозиционер, — вполне ясно изложил на своей странице в Facebook: «Ликвидировать Пенсионный фонд РФ! Полностью. Имущество продать… Лично я за отмену вообще понятия — пенсионный возраст… каждый должен сам определять сколько ему работать, на что и как он будет жить, выйдя на пенсию. Пенсионный фонд и пенсия — должны быть только по инвалидности. Так что я против повышения возраста выхода на пенсию, так как против самой идеи пенсии».

    На борьбе с пенсиями депутат не успокоился: «Пенсии — это еще что. ОМС отменить, отменить и разогнать это чудовище на теле медицины вместе со страховыми фирмами, которые никому не нужны. И оплачивать самим свое лечение и получать хорошее лечение, а не ту пародию, что сейчас. И заботиться о своем здоровье самому, чтоб не тратить деньги на лечение».

    Журналисты РБК поинтересовались у депутата от «Единой России», который проповедует идеи радикальнее самых ультралиберальных либералов, не является ли это шуткой или троллингом. Нет, все оказалось вполне серьезно. «Мы привыкли сидеть у государства на шее, мы привыкли, что оно нам что-то должно. А если нет бесплатного набора от государства, мы чувствуем себя некомфортно: нет бесплатного детского садика — нам некомфортно, нет бесплатного образования — нам некомфортно, нет бесплатного пенсионного обеспечения — нам опять некомфортно. Это пришло к нам с наследием Советского Союза, а нужно от этого наследия отходить», — объяснил Петровский.

    Вы можете сказать, что слова одного муниципального депутата далеко не точка зрения правительства страны. Это так. В словах о необходимости надеяться на государство и считать его единственным кормильцем-поильцем вообще много сермяжной правды. Однако важны не только сами слова, но и контекст, в котором они написаны или сказаны.

    Происходит это в момент, когда люди начинают осознавать последствия повышения пенсионного возраста. Это стало самым мощным публичным ударом государства по представлениям миллионов россиян о жизни, добре и зле. В картине мира большинства наших сограждан государство — каким бы лично неприятным конкретному человеку ни казалось конкретное начальство — это пуп земли, центр мироздания, солнце, вокруг которого вращаются все остальные планеты. Государство кормит и одевает. Государство важнее человека. Государство не оставит в беде, даже если обманывало лично тебя до этого не один раз. И вдруг такой облом. Откровенный шаг власти против массовых представлений о справедливости, ломающий жизненные стратегии миллионов людей. Они-то надеялись, что пенсия скоро, через три-пять-семь лет, а она, оказывается, через 10—12. И неизвестно какая. И непонятно, как теперь до нее дожить.

    Социальное иждивенчество, тотальная зависимость от государства — это, безусловно, зло. Только прежде, чем начать отказываться или нарушать социальные обязательства, государство должно создать условия, при которых люди смогут без него обходиться. Но все равно не все и не во всём. Вот без муниципальных и даже федеральных депутатов обойтись можно легче, чем без пенсий и социальных пособий. Депутаты в их нынешнем виде точно нужны нам меньше, чем Пенсионный фонд.

    Оставить пенсии по инвалидности и нетрудоспособности, отменив другие пенсии и сам пенсионный возраст, теоретически можно. Такой вариант совершенно не кажется невероятным в ближайшие 10—15 лет в свете того, что происходит с демографией и что мы знаем о нашем государстве. Но в таком случае государство обязано обеспечить россиян будущего предпенсионного и пока еще пенсионного возраста безусловным доходом, позволяющим хотя бы не голодать. Либо рабочими местами с зарплатой, дающей возможность существовать на уровне хотя бы чуть выше прожиточного минимума.

    Это только кажется, что идея «государство вам ничего не должно», звучащая из уст представителей самого государства, безопасная. Даже сейчас, по данным Федеральной налоговой службы, 15—20% трудоспособного населения России не платит никаких налогов. Если идея отказа государства от обязательств перед людьми (а пенсии, помимо чисто финансовой функции, являются еще и важнейшим элементом социального контракта) действительно овладеет массами, люди будут искать любые возможности, чтобы не отдавать деньги такому государству. Проще говоря, зачем людям государство, которому мешают люди?

    Дальше — больше. В сознании большинства россиян даже частные банки — как бы «государственные». Если государство нам ничего не должно, почему мы должны платить «ему» по кредитам?

    Нет более эффективного способа подорвать доверие к государству у аполитичных, считающих коррупцию и воровство во власти чем-то вроде нормы или неприятной неизбежности россиян, чем пропагандировать идею «государство вам ничего не должно» устами самих представителей власти.

    Разумеется, любой ответственный гражданин, пока ему позволяет здоровье, должен всеми возможными способами (в рамках закона) пытаться уменьшать личную зависимость от государства и его влияние на свою жизнь. Но единственный смысл существования государства как такового — обеспечивать людям безопасность и некоторые социальные гарантии. Иначе зачем нам кормить армию депутатов и чиновников? Надо успеть позаботиться о себе, пока государство окончательно не превратится в привидение-невидимку, высасывающее из нас налоги и голоса на выборах, но ничего не дающее взамен.

    Read more »
  • Павел Самиев (генеральный директор «БизнесДром»): Как кризис застройщиков отразится на банках, страховщиках и покупателях жилья

    С каждым годом в России банкротятся всё больше застройщиков. Ситуация осложняется окончанием ипотечного бума и переходом на проектное финансирование. Затронут ли эти проблемы финансовый сектор?

    Число банкротств в строительной отрасли растет с каждым годом. Таковы данные Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК). Если в 2016 году закончили свое существование 149 компаний, то в прошлом году — уже 157 застройщиков. А всего за шесть месяцев этого года число банкротов подскочило в два раза — до 300 компаний. В эти цифры, конечно, вошли нашумевшие в этом году банкротства лидеров рынка — Urban Group, ЖК «Царицыно», группы «ПТК-30», а ранее и «СУ-155». По данным Минстроя, в числе обманутых дольщиков 34 тыс. россиян, число проблемных объектов по всей стране подбирается к тысяче, а стоимость их достройки давно перевалила за 100 млрд рублей.

    По большей части причинами краха стала неэффективность управления и девальвация рыночного риска. Дело в том, что мы столкнулись в последнее время с чрезмерной опекой дольщиков со стороны государства. Железные гарантии от государства — в виде Фонда защиты прав дольщиков, например, — привели к тому, что многие девелоперы перестали адекватно оценивать риски, приступая к строительству. Ведь государство все равно достроит, в беде не бросит. Ситуацию осложняют и объективные причины — вроде макроэкономической конъюнктуры, американских санкций и близкого к исчерпанию ипотечного бума.

    В частности, в июле, по данным агентства «Инком-Недвижимость», впервые за многие месяцы спрос на жилье не превысил предложение. Правда, речь идет о вторичном рынке, но все равно снижение спроса связано с окончанием ипотечного бума, который мы наблюдаем вот уже второй год подряд. Если еще в начале года эксперты предрекали рост спроса в целом по рынку на этот год на все 50%, то теперь, особенно после санкционной истории, прогнозы едва-едва дают 15—20% прироста. Это немало, но беда в том, что многие застройщики ориентировались именно на сильно опережающий спрос.

    Ипотека вновь стала дорожать. По сравнению с июнем — месяцем самых низких ипотечных ставок (9,48%) — ставки по кредитам на жилье вновь пошли вверх. В июле ставка приблизилась к 9,57%, а в августе один из крупнейших игроков на этом рынке — Райффайзенбанк объявил о росте ставки по ипотеке сразу на 1 процентный пункт. Остальные банки тщательно отслеживают ситуацию. Глава Сбербанка Герман Греф уже предупредил о возможном повышении ставок банком.

    Среди причин повышения ставок по ипотеке называются девальвация рубля, повышение НДС и ускорившаяся инфляция. К этому могут добавиться проблемы у крупнейших госбанков — если все-таки санкции ударят по их бизнесу. В этом случае они резко ужесточат требования по кредитам, что еще больше снизит число покупателей жилья и, как следствие, подорвет бизнес строителей.

    Пошатнет ли это сами банки? Отнюдь. После кризиса 2014 года Банк России начал охлаждать интерес банков к строительной отрасли ввиду ее высоких рисков. По данным регулятора, на начало года доля просроченной задолженности заемщиков-строителей превышала 22%, хотя еще в 2015 году данный показатель составлял 14%. Для сравнения: средний уровень просрочки в розничном и корпоративном кредитовании не превышает 6—8%. В итоге Банк России добился своего. Банки все реже кредитуют строителей, некоторые кредитные организации и вовсе поместили эту категорию заемщиков в «черные списки». Итак, кредитов все меньше, в том числе все меньше рефинансирования. С этим отчасти связан нынешний всплеск банкротств строителей.

    Хотя кризис в строительной отрасли все же достал некоторые банки, и пример тому — санация крупных частных банков в 2017 году. Речь идет об «Открытии», Бинбанке и Промсвязьбанке — банках, которые аккумулировали значительные активы в строительном секторе. Можно сказать, Банк России тут сыграл на опережение. И не будь этих громких санаций, токсичные строительные кредиты могли бы стать системной проблемой для всей отрасли. А так обошлось пусть и не малой кровью, но все же точечным вмешательством. Многие банки — до вступления в силу новых правил финансирования строительства жилья — взяли паузу: все готовятся к работе по новым правилам. Прямым следствием охлаждения интереса банков к стройке стал рост инвестиций застройщиков за счет собственных средств (не кредитов), который превысил в среднем в этом году 50%.

    В Банке России неоднократно говорили, что всячески поддерживают такое направление кредитования, как ипотека. И теперь, когда она начала по естественным причинам выдыхаться, регулятор будет стимулировать выдачу жилищных кредитов. Это, безусловно, поддержит балансы части девелоперов, а те, в свою очередь, — балансы банков. Что, к слову, является первостепенной задачей регулятора — если, конечно, Банк России не хочет создать условия для «идеального шторма». Но вряд ли регулятор будет испытывать банки на прочность — ведь рисков и так хватает, взять те же санкции. В связи с этим есть основания ожидать, что «правильное» строительное кредитование — через ипотеку — будет жить.

    Конечно, не исключено, что в ближайший год мы увидим новые банкротства застройщиков. Но прежде мы увидим еще большие объемы предложения жилья: только в июне было выдано 132 разрешения на строительство, хотя с начала 2018 года таких разрешений каждый месяц выдавалось не более 15. Таким образом, складывается интересная ситуация. С одной стороны, на цены будет давить растущее предложение. С другой — в рамках перехода на эскроу-счета и из-за удорожания кредитов цены на строительство, безусловно, подскочат. Эксперты пока не берутся сказать, чья возьмет, но страхи вокруг перехода на проектное финансирование сильно преувеличены, а в информационном поле на эту тему присутствует нездоровый ажиотаж. Между тем схема с эскроу-счетами, напротив, гарантирует застройщику более низкий процент по кредиту, чем прежде. Условно, если в случае со спецсчетом банк дает кредит девелоперу под 11%, то со счетами эскроу кредит может подешеветь до 5% — даже ниже обещанных Банком России 6%.

    Впрочем, девелоперы боятся не зря, ведь скоро именно банки, а не они будут задавать тон на этом рынке. А значит, неэффективные застройщики будут вынуждены покинуть рынок. Эксперты, в частности, предсказывают, что нераспроданным — в связи с перепроизводством жилья — может стать от четверти до трети всего возведенного жилья.

    Будут ли в связи с этим проблемы у банков? Безусловно, но лишь у некоторых, это не станет системной проблемой. Банк России внимательно подошел к проблеме и разрешает работать с эскроу-счетами только проверенным банкам. Таковых пока регулятор отобрал 55. Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что ЦБ заблаговременно купировал риски банков от банкротств застройщиков.

    Но в связке «банк — застройщик», как правило, присутствует и третья сторона — страховые компании, страхующие ответственность застройщика перед дольщиками. На волне проблем с Urban Group появились понятные опасения об устойчивости уже самих страховщиков. ЦБ пришлось даже объяснять, что в этом отношении сложностей не возникнет. Так, после случившегося с Urban Group страховой дом «ВСК» по требованию Банка России создал резервы в размере 9,7 млрд рублей. Это подтверждает, что у страховщика достаточно ресурсов, чтобы оставаться платежеспособным и в случае предъявления требований исполнить их. Несколько компаний из холдинга Urban Group признаны банкротами, и на горизонте трех месяцев будет ясен объем обращений в ВСК за выплатами. В самой компании прогнозируют, что большинство дольщиков предпочтут дождаться достройки своего жилья, поскольку суммы страхового покрытия ниже стоимости приобретения новых аналогичных квартир. Тем более что государство заняло активную позицию в решении проблем дольщиков Urban Group — Минстрой, «ДОМ.РФ» и правительство Московской области заявили, что все недостроенные дома будут закончены.

    Что касается страховщиков, то в России сложилась удивительная ситуация, когда строительная отрасль, несмотря на все ее риски, в крайне малом объеме покрыта страхованием. А ведь клиентам нужны новые страховые продукты, чтобы защититься от нарушений. Например, одним из таких страховых продуктов могла бы стать страховка от скрытых недостатков и дефектов, допущенных при строительстве.

    В связи с переходом от долевого строительства к принципам проектного финансирования страховые компании все больше превращаются в экспертов и куда более эффективно начинают оценивать возможные риски. Нередки случаи, когда страховщики берут на себя ответственность за недостроенные объекты и достраивают их.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Ни пенсий, ни вкладов

    Депутаты Госдумы готовы пойти на увеличение лимита страхования вкладов граждан с 1,4 млн до 2 млн рублей. Правда, в лучшем случае произойдут все эти долгожданные изменения только после 2022 года.

    Сообщивший об этом председатель комитета по финансовому рынку нижней палаты парламента Анатолий Аксаков пояснил, что пока вопрос о повышении страховки является только темой для обсуждения с Банком России и Агентством по страхованию вкладов, так как регулятор не горит желанием увеличивать сумму покрытия из-за большого объема набранных АСВ кредитов ЦБ.

    «Мы знаем, что АСВ закредитовано, поскольку там большие кредиты от ЦБ. Судя по оценкам, оно из этих кредитов может выйти только к 2022—2023 годам при тех платежах, которые от банков и других организаций застрахованных поступают», — приводят «Ведомости» слова Аксакова.

    Депутат знает тему очень хорошо, потому что попутно является главой совета банковской ассоциации «Россия», которую долгие годы возглавлял. Если он сказал про 2022 год — хоть в лепешку разбейся, раньше ничего не получится, раз ЦБ против. Это естественно: регулятор сейчас является единственным кредитором АСВ и основным источником пополнения Фонда страхования вкладов. Банки, конечно, тоже что-то перечисляют в силу возложенных на них обязанностей, но делают это слишком медленно, чтобы соответствовать аппетитам того же ЦБ к отзыву лицензий. Такой немудреный замкнутый круг, где надзорный орган, по сути, вынужден оплачивать почти каждое решение по отзыву лицензии (все-таки некоторые банки с вкладчиками не работают, с ними проще).

    Из-за того, что Банк России отзывает лицензии ускоренными темпами, агентство давно расходует средства фонда в объемах больших, чем получает страховых сборов от банков. С учетом того, что сейчас в банках сконцентрировано около 27 трлн рублей вкладов граждан (26,9 трлн на 1 октября), поступления в Фонд страхования вкладов по расчетной схеме 0,15% в квартал от среднерасчетной величины депозитов физлиц составляют около 160 млрд рублей в год. Долг перед ЦБ за ранее выданные кредиты на начало 2017 года составлял более 800 млрд рублей. Чтобы расплатиться по нему, АСВ понадобится не менее пяти лет. Четыре — с учетом поступлений от конкурсной массы банков-банкротов (обычно кредиторам достается не больше 10—15% первоначальных активов).

    Получается, что 2023 год — это еще очень оптимистичный вариант. Если принять во внимание, что останавливать расчистку банковской системы Банк России не планирует, то есть АСВ будет на что потратиться, получается, что без волевого решения какого-нибудь вышестоящего органа поднять лимит страхования вкладов не получится и после 2022 года.

    Между тем с момента, когда в 2014 году последний раз поднимали сумму страхования вкладов (ее тогда удвоили с 700 тыс. до 1,4 млн рублей), инфляция к сегодняшнему моменту составила 48,3%. То есть «те» 1,4 млн сегодня по покупательной способности равняются уже 1 млн рублей. Есть большая вероятность, что к 2023 году цифра сократится как раз до первоначальных 700 тыс. Повторюсь, что пока Анатолий Аксаков говорит о повышении через четыре года не вдвое, до 2,8 млн рублей, а всего до 2 млн рублей.

    Такая нехитрая арифметика. Это притом, что из-за уже практически принятой на вооружение пенсионной реформы спрос граждан на любые организованные институты сбережений будет расти. Потому что те, кто не захочет мириться с поздним выходом на пенсию, будут стараться обеспечить безбедное существование до наступления 65 или 60 лет. И когда государство не обеспечит сохранность этих сбережений в виде банковских вкладов, граждане в очередной раз придут к выводу, что их надули. Если ишак пенсионной реформы не сдохнет к тому времени, конечно.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Прачечная наоборот

    У России даже в криминальных финансах особый путь: если в развитых странах грязные деньги превращают в чистые, то в России чистые, легальные деньги превращают в черный нал.

    Обнал — широко распространенная в России криминальная финансовая услуга с многомиллиардными оборотами. Однако если вы спросите американского банкира о криминальном обнале в США, то он, скорее всего, не поймет даже сути вопроса. Превращение грязных, криминальных денег в чистые, легальные — это обычное и в американской, и в международной практике явление. Но превращение чистых, легальных денег в черный, неучтенный нал — это, с точки зрения американца, безумие. Ведь в США нельзя прийти, например, с чемоданом черного нала и купить дом. Обязательно нужно доказать происхождение денег. Нельзя положить на банковский счет сумму свыше 10 тыс. долларов, не подтвердив источник происхождения денег. Более-менее сходная ситуация и в странах ЕС. Хотя там, конечно, можно купить драгоценности или машину за наличные без подтверждения происхождения денег, но обязательна идентификация покупателя. А далее вопросы к нему появятся уже у налоговых органов.

    Россия между тем остается по-прежнему царством черного нала. Здесь можно за несколько чемоданов с налом купить дворец с поместьем где-нибудь на Рублевке или банк на подставное лицо. Недаром официальные владельцы многих банков — это «хоккейные команды» мало кому известных лиц.

    Тем не менее борьба с индустрией обнала в России ведется. Она резко активизировалась после того, как органы выявили гигантские масштабы этой индустрии в Дагестане. Курьеры из Махачкалы возили самолетами тонны неучтенного нала. Тогда стоимость обналичивания падала на оптовых партиях ниже 1%. Осенью 2012 года в Дагестане начался «банкоцид», ЦБ в итоге фактически перекрыл этот мощный канал поступления черного нала в экономику страны. Через год после начала дагестанской операции, 20 ноября 2013 года, была отозвана лицензия у самой большой частной фабрики обнала — Мастер-Банка. С этого момента (или с немного более раннего отзыва лицензии у банка «Пушкино») начался «банкоцид» уже не на региональном, а на федеральном уровне. За прошедший с осени 2013 года период отозваны лицензии у сотен банков. Основной причиной отзыва лицензий является нарушение 115-ФЗ.

    Борьба с обналом дала несомненные плоды: цена черного нала взлетела ввысь, пробив уровень 10%. Кроме того, рынок обнала сжимается. Тривиальная микроэкономика: растут издержки и риски «производителя» — растет цена, растет цена — падает спрос. По данным ЦБ, например, в 2017 году по сравнению с 2016-м объемы обналичивания денег в банковском секторе снизились в 1,6 раза — с 522 млрд до 326 млрд рублей. Однако до окончательной победы над этим злом еще далеко. Почему?

    Во-первых, пока будет спрос, будет и предложение. А спрос на черный нал формируется коррупционной экономикой России — ведь откаты и взятки не принято платить безналом. Хотя есть, разумеется, исключения. Кроме того, никто пока не отменил серые зарплаты как эффективный способ снижения налогов.

    Во-вторых, возросшее давление на частные банки, занимающиеся обналом, привело к двум очевидным эффектам. Первый — переток обнала из частных банков в государственные, у которых никто и никогда лицензию не отзовет. Второй эффект — переток обнала из банков в теневой банковский сектор, не столь жестко зарегулированный и не столь прозрачный. Например, в страховые компании или в МФО. Вот, например, что сказано в отчете ЦБ за 2017 год: «…в ходе проверок отдельных страховых организаций выявлялись факты, свидетельствующие о наличии признаков проведения сомнительных операций и вовлеченности страховщика в проведение операций, имеющих признаки «веерного обналичивания».

    Помимо перетока, есть и еще одно очевидное следствие «закручивания гаек»: совершенствуются методы обнала, изобретаются все новые, более изощренные схемы, например упомянутое «веерное обналичивание». Происходит вечная битва пушек и брони.

    Также недавно началось вытеснение черного нала кибервалютами, в первую очередь биткоином. Кибервалюты обладают тем же замечательным свойством, что и нал, — позволяют анонимизировать владельца и осуществлять нелегальный оборот. Но есть у них и несомненное преимущество перед налом — цифровой характер. Для переброски миллиардов долларов, например, за рубеж с помощью криптовалют не нужны самолеты и вагоны. При этом у кибервалют есть и очевидный недостаток — огромная волатильность, несопоставимо превышающая волатильность резервных валют.

    Чтобы ликвидировать криминальный рынок обналичивания, необходимо перенять зарубежный опыт. Бороться с этим явлением системно — уничтожать не только предложение черного нала, но и спрос на него. Однако вряд ли государство заинтересовано в уничтожении этого рынка. Во-первых, известная всем «крыша» лишится колоссального источника дохода. Во-вторых, кому предназначаются откаты? Винтикам государственной машины — чиновникам. Кроме того, борьба с обналичиванием должна сопровождаться контролем за расходами. Если человек, в том числе депутат или чиновник, живет явно не по средствам, это должно вызывать вопросы не только у злокозненной оппозиции. Но станут ли депутаты принимать законы, подрывающие их благополучие?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Анна Пономарева (обозреватель Банки.ру): Греф прав! Ребенок не объект инвестиций

    Недавно глава Сбербанка Герман Греф высказался на тему того, что если целенаправленно делать из ребенка «программиста, юриста или экономиста», то он не будет адекватен в этом мире. Глава Сбербанка также посоветовал развивать кругозор, обращать внимание на способности ребенка.

    Казалось бы, что может быть очевиднее? Но почему же так трудно устоять перед тем, чтобы превратить ребенка в объект для инвестиций? Причем с младшего дошкольного возраста. Английский, ментальная арифметика, курсы подготовки к школе, спорт. У хорошего родителя ребенок не будет тупо смотреть мультики (разве что на другом языке) или копаться в песочнице. В школьном возрасте уже есть возможность попрекать понесенными убытками. «Ты не можешь бросить этот кружок, три года тебя водили, столько сил и времени было потрачено...» «Если сейчас не будешь заниматься английским как следует, потом будет очень дорого!» «Мы столько тратим на твоих репетиторов, что не можем себе позволить какие-то глупости...»

    Время ребенка становится активом, который необходимо вкладывать с выгодой. Вечером после работы я листаю ленту фейсбука за чашкой чая и не могу побороть раздражения, глядя на сына, играющего в компьютерную игру. Чтобы себя утихомирить, я представляю, как мне подключили услугу «заботливый родитель». «Ты уже пришла с работы? Передохни 15 минут и садись за английский. Он тебе необходим!», «Как ты можешь просто сидеть дома и ничего не делать?», «Время, которое ты проводишь за сериалами, — это расточительство!». Думаю, что через несколько дней такой заботливой диктатуры я бы совершила побег. А ребенок ничего, пока держится.

    На финише проекта — к окончанию института — ребенок должен выйти на самоокупаемость и начать приносить дивиденды. Если не материальные, то моральные, чтобы можно было похвастаться его успехами. Фраза «Станешь дворником!», которая автоматически возникает в дискуссиях на тему школьных оценок, воплощает главный родительский страх — социальную неуспешность. И кажется, что если постоянно вкладывать: деньги, время, моральные усилия, — это обязательно увеличит стоимость ребенка на рынке труда в будущем. В случае же провала не в чем будет себя упрекнуть.

    Проблема в том, что на долгосрочном горизонте любые прогнозы очень условны. А еще в том, что стратегия в «лоб» по определению не может быть успешна. На фондовом рынке «бежать туда, куда бегут все» — верный способ прогореть. Переизбыток молодых программистов окажет давление на рынок труда, и за бортом окажутся те, кто пришел в профессию на самом ее пике и привык к хорошей жизни. Стоимость ресурса, в том числе рабочей силы, определяется тем, насколько он дефицитен.

    Стоит ли проводить детальный анализ рынка труда с элементами футурологии, чтобы понять, какие профессии будут пользоваться повышенным спросом? Или просто признать, что все это — один из элементов жизненной лотереи? Во втором случае можно дать ребенку свободу выбора и посмотреть, к чему это приведет. И тогда, возвращаясь к совету Грефа, чтобы быть хорошим родителем, будет достаточно поощрять таланты и развивать кругозор.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Побег от своих: российские госбанки опаснее иностранных «дочек»?

    У санкций против России, о бессмысленности и даже пользе которых так любят поговорить российские чиновники, появляется новый эффект. Россияне поверили в угрозу чужих санкций и боятся наших «ответок».

    В чистом оттоке вкладов из российской банковской системы в августе и сентябре впервые за четыре с половиной года на фоне формального роста экономики и доходов населения есть еще один любопытный сюжет. В сентябре россияне не просто активно забирали из банков валютные вклады. Они забирали эти вклады из Сбербанка и ВТБ, двух абсолютных столпов надежности российской банковской системы, падение которых означало бы крах всего банковского сектора. Даже не хочется воображать, при каких внешних экономических и политических условиях такое могло бы произойти. И часть этой забранной из госбанков валюты наши люди перекладывали в «дочки» иностранных банков.

    В частности, за сентябрь валютные депозиты в Сбербанке «похудели» на 901 млн долларов, в ВТБ — на 95 млн. При этом чистый приток валюты в Райффайзенбанк составил 233 млн долларов, в Росбанк — 46 млн, в ЮниКредит Банк — 41 млн долларов.

    Отток валютных вкладов из госбанков происходил в ситуации, когда они увеличивали, а не уменьшали ставки по таким депозитам. В «дочках» иностранных банков, куда люди перекладывали свои доллары, ставки едва ли существенно выше. Да и россияне, хранящие деньги именно на валютных депозитах, делают это не столько из желания серьезно заработать (ставки по валютным вкладам все равно ниже или, по крайней мере, не выше текущей годовой инфляции), сколько именно чтобы сохранить валютные накопления. Почему же тогда россияне забирают часть валютных сбережений из самых надежных и крупных российских банков и относят в «дочки» иностранных банков?

    Рациональных объяснений может быть два.

    Во-первых, тенденция наметилась после того, как появился законопроект шести американских конгрессменов, предполагающий запрет на долларовые операции крупнейших российских госбанков в США. Сам этот законопроект даже не обсуждался в американском парламенте, и нет никаких доказательств, что такую санкционную меру (в документе есть и множество других, причем главный его смысл — даже не сами санкции, а создание единого ведомства, которое их будет вводить и контролировать) в итоге непременно примут. Но наши люди в саму угрозу поверили охотно и сразу. Зафиксируйте этот момент: американским конгрессменам россияне верят.

    Во-вторых, в России поднялась волна слухов о возможности принудительной конвертации валютных вкладов в рублевые или их заморозки. Случилось это после неосторожной фразы одного крупного российского банкира в интервью одному важному западному финансовому СМИ. С тех пор публично обещали не совершать никаких насильственных действий над долларовыми вкладами в России и глава ЦБ Эльвира Набиуллина, и министр финансов, он же первый вице-премьер, куратор всей экономики в правительстве, Антон Силуанов. «У нас и мыслей таких не было», — говорили они. Но российским монетарным властям, в отличие от американских конгрессменов, россияне не поверили.

    Ответ на вторую часть вопроса — зачем понадобилось перекладывать взятые из Сбербанка и ВТБ валютные вклады именно в «дочки» иностранных банков — менее очевиден и рационален. Возможно, часть россиян опасаются связываться с иностранными банками за пределами России и открывать счета там: либо опять же из-за угрозы санкций, либо просто, живя в России, валюту хотят копить дома. Кроме того, такие россияне явно не боятся, что российские власти могут ввести ответные санкции против «дочек» иностранных банков. Тем более что «дочки» эти не американские, а европейские. Европа же пока никакими новыми санкциями против российских банков и запретом валютных операций с ними не угрожает.

    Причем поступившие таким образом граждане, похоже, почему-то решили, что хранить валюту в «иностранной» кредитной организации на территории России надежнее, поскольку у каждой такой «дочки» за спиной есть крупный материнский западный банк. Вот это как раз серьезное заблуждение: «дочки» иностранных банков работают в России исключительно по российским законам. Это по сути российские, а не иностранные банки. И если наши политические власти (в экономических пока сомнения нет, они такого точно не хотят) все-таки решат в качестве санкционного ответа супостату в очередной раз «разбомбить Воронеж», введут запрет или принудительную конвертацию валютных вкладов, то с депозитами в «дочках» иностранных банков приключится ровно «та же фигня», что и в Сбербанке или ВТБ.

    Что же получается в итоге? Оказывается, угроза американских санкций и неумного российского ответа на них способна быстро подорвать подорвать доверие части россиян даже к самым надежным отечественным банкам. Идеям американских конгрессменов наши люди верят больше, чем успокоительным словам российских чиновников. А «дочки» западных банков в России кажутся этим нашим согражданам более спокойным местом для хранения валюты, чем самый крупный госбанк.

    На днях премьер-министр РФ Дмитрий Медведев сказал очередную выдающуюся фразу: «Во-первых, для нас все эти санкции — это не вопрос жизни и смерти. Второе: не мы все эти санкции начали, и не нам прекращать их действие». И в качестве аргумента привел пример Советского Союза, который, по мнению премьера, «десятилетиями жил под ограничительными мерами — и ничего». Действительно, ничего. Напомнить, где теперь Советский Союз?

    Read more »
  • Евгений Машаров (руководитель СРО «Ассоциация форекс-дилеров»): Защита от дилетанта: что не так с новой концепцией деления инвесторов на категории

    По словам представителей ЦБ, цель обновленной концепции категоризации инвесторов — совершенствование системы их защиты. Но действительно ли предложенные меры будут полезны для достижения этой цели?

    На прошедшей в октябре III Международной конференции по защите прав потребителей финансовых услуг Банк России представил обновленную концепцию категоризации инвесторов. Она предполагает разделение физических лиц на две категории: квалифицированных и неквалифицированных инвесторов, каждая из которых, в свою очередь, подразделяется еще на две подкатегории. Среди неквалифицированных инвесторов предполагается выделять: особо защищаемых неквалифицированных инвесторов и простых неквалифицированных инвесторов. Квалифицированные инвесторы, согласно идее ЦБ, будут делиться на простых и профессиональных.

    По замыслу мегарегулятора, особо защищаемый неквалифицированный инвестор сможет воспользоваться весьма ограниченным набором инструментов, к которым относятся: обращающиеся на организованном рынке ценные бумаги (первого и второго уровней), кроме коммерческих облигаций; неограниченные в обороте инвестиционные паи ПИФов; организованный валютный рынок; организованный рынок драгоценных металлов. После сдачи инвестором специального экзамена (тестирования) к этому перечню добавляются производные финансовые инструменты (организованный рынок) и маржинальные сделки.

    Простым квалифицированным инвестором будет признан человек с высшим экономическим образованием и/или суммой денежных средств либо стоимостью приобретенных финансовых инструментов, находящихся у лица, осуществляющего категоризацию, более 400 тыс. рублей. Для него станет доступно все, перечисленное выше, а также любые инструменты (кроме предназначенных для квалифицированных инвесторов) по результатам тестирования, проводимого в отношении каждого инструмента брокером, или экзамена на сайте биржи.

    Квалифицированные инвесторы, как следует из презентации ЦБ, вправе приобретать любые ценные бумаги, заключать маржинальные сделки и любые договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами, без ограничений.

    А теперь «пройдемся» по деталям концепции. Она предполагает возможность любому инвестору без экзамена покупать на фондовой секции любые бумаги, входящие в 1—2 уровни листинга. В то же время на срочной секции с производными финансовыми инструментами можно работать только после сдачи экзамена. Такой подход представляется не совсем логичным. Например, при определенных условиях даже такой относительно «безрисковый» инструмент, как ОФЗ, может просесть в цене на 10%, и инвестору придется фиксировать убыток или ждать очень долго, прежде чем доходность хотя бы сравняется с доходностью по банковскому вкладу. А купить опцион на срочной секции биржи, сделав ставку на ослабление рубля, рискуя лишь относительно невысокой стоимостью опциона и имея возможность получить неограниченную прибыль, можно только после экзамена?

    Но главные сомнения вызывают даже не детали, а основные положения концепции. Если будет узаконена предложенная система категоризации, на финансовом рынке может возникнуть институт посредников. Под эгидой «преодоления несправедливой сегрегации» и демонстрируя квалификационные признаки (образование, опыт работы) такие посредники будут собирать пул для удовлетворения ценза по сумме инвестиции. Вполне вероятно, что значительная часть из них поддастся соблазну и сбежит вместе с собранными деньгами. Кроме того, появятся посредники в лице мелких банков, аффилированных с профучастниками и предлагающих целевой кредит для преодоления ценза по сумме.

    Усложнение доступа граждан к интересным им финансовым инструментам может увеличить привлекательность для них иностранных компаний, предоставляющих свои услуги через Интернет и не подчиняющихся законодательству РФ и указаниям Банка России. Политика запретов также может повысить привлекательность чисто мошеннических схем. Как показывает практика, в финансовые пирамиды люди зачастую несут деньги вполне осознанно, рассчитывая выйти с прибылью до того, как пирамида «развалится». Причем никакие тесты и экзамены в данном случае, естественно, сдавать не приходится.

    Наша совместная задача с мегарегулятором — создать условия максимальной защиты прав потребителей на финансовом рынке. На мой взгляд, подробное добросовестное и уже регламентированное законом информирование о возможных рисках при инвестировании на рынке ценных бумаг является вполне достаточным для защиты инвесторов на финансовом рынке. В данном случае нет необходимости «изобретать велосипед».

    Как я уже сказал, если мы максимально ограничим свободу действий неопытных инвесторов — мы своими руками создадим условия для их перехода в офшорные компании, деятельность которых пока не прекратилась. Возможно, необходимо скорректировать ряд указаний регулятора, но менять принятую на сегодняшний день концепцию категоризации инвесторов не надо.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Время уже почти не деньги

    Очень плохо я всегда относился к микрокредитованию — не к конкретным компаниям или людям, которые там работают, а к самому институту. Мне все время казалось, что придумано оно специально, чтобы обидеть и без того обиженных. В первую очередь стариков, которым не дают деньги в банке, но у которых еще есть много ценного, кроме пенсии, на что могли бы наложить лапу жадные кредиторы. И еще слишком жива в памяти мамина история, как она ради того, чтобы у одних мошенников купить ненужное барахло с обещанием непременного выигрыша, заняла у микрофинансистов около ста тысяч рублей. История та закончилась хорошо для мамы и нехорошо для моих финансов, так что обиду я затаил, конечно.

    Но вот Банк России при поддержке Роспотребнадзора решил в очередной раз попробовать ограничить «грабительские» проценты, которые микрофинансовые компании имеют со своих заемщиков. И я понял, что хочу посчитать, сколько будут стоить микрозаймы по новым правилам.

    Согласно подготовленным Центробанком поправкам в законы «О потребительском кредите (займе)» и «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» ставка по потребительским кредитам будет ограничена 1% в день. Впрочем, предполагается, что эта норма заработает только с середины следующего года, с 1 июля. Если закон примут и он вступит в силу раньше этой даты, будет действовать переходный период с ограничением ставки на уровне 1,5% в день. При этом на время переходного периода общий размер задолженности заемщика, включая проценты, штрафы и пени, не может превышать двух с половиной сумм основного долга, а с 1 июля 2019 года — двукратного размера. Напомню, что сейчас действует трехкратный лимит на сумму долга.

    Немного о том, почему проценты «грабительские». Если считать сложный процент с ежедневной капитализацией, то даже предлагаемые ЦБ ограничения покажутся обычному человеку, привыкшему к банковским расценкам, дикими. 1,5% дневных — это больше 22 000% годовых. Один процент в день приносит микрофинансистам тоже внушительный доход: 3 678% годовых.

    Здесь важно отметить: микрофинансовый бизнес предполагает, что человек берет немного и заведомо подъемную к отдаче сумму на короткий срок (как правило, на месяц), до зарплаты. То есть где-то на месяц. И капитализация процентов там может быть более сложная и щадящая — не ежедневная, например, а еженедельная. Или месячная. Форс-мажоры, конечно, бывают у всех, но важно, что по небольшим долгам легко перекредитоваться или даже занять у знакомых. Поэтому чаще всего невозвраты позволяют себе, как правило, злонамеренные неплательщики.

    Чтобы долг при ставке 1% в день вырос вдвое, надо допустить отсутствие платежей в течение 70 дней. Для ставки в 1,5% долг вырастет в два с половиной раза еще быстрее — за 62 дня, то есть за два месяца. Эти сроки небольшие, их можно пропустить, даже нечаянно попав в больницу. Но долго лежать в больнице даже с тяжелым заболеванием (скажем, инсультом) не дадут. Поставят на ноги и отправят домой — благо медицина у нас в некоторых местах еще бесплатная (шутка). Да и сам заемщик особо не расположен разлеживаться по больницам. Надо же платить поскорее, проценты-то капают.

    И вот именно в этом месте меня начали одолевать сомнения. Ведь что заемщика стимулирует побыстрее проводить оплату? Угроза того, что проценты накапают и долг вырастет еще больше. А если ты не платишь два месяца из-за форс-мажора и потом вдруг тебе перестают начислять проценты, потому что размер долга уже вдвое превысил тело кредита, что будет стимулировать отдать долг? Совершенно ничего не будет, кроме совести. Это значит, что при достижении двухмесячной просрочки по кредиту шансы на его быстрый возврат станут весьма низкими и образуется большая статистическая «яма»: так как не будет никакой разницы, что ты сейчас отдашь эти деньги, что через год. С учетом инфляции последний вариант даже предпочтительнее.

    Что делать, чтобы такого не происходило? Возможно, следует еще больше снизить лимит для дневной ставки — скажем, до 0,5%. В этом случае задолженность вырастет вдвое за 139 дней. Четыре с половиной месяца — срок куда менее «молниеносный», чем два. Мне кажется, что и кредиторам это будет выгоднее в том смысле, что у заемщиков будет больше времени на уплату долга: формула «время — деньги» вновь наполнится реальным содержанием. Поэтому они могли бы взять на себя добровольные обязательства соответственно понизить ставки.

    Боюсь только, сами микрофинансисты в это не очень-то поверят…

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Ален Сабитов (аналитик ИК «Фридом Финанс»): Второе дно в подарок

    О рецессии в американской экономике говорить рано, но коррекция на рынках может продолжиться.

    Главная тема последних дней — высокая волатильность на рынке акций. Одной из причин, спровоцировавших обвал в начале октября, стал стремительный рост доходностей американских облигаций. Ставка по десятилетним казначейским облигациям поднималась почти до 3,25% впервые за семь лет. Почему это происходит и как доходности по US Treasuries помогают спрогнозировать дальнейшую траекторию движения фондового рынка?

    Рост доходностей по длинным бумагам может означать увеличение неопределенности. ФРС приближается к нейтральному уровню процентных ставок, что делает прогнозирование дальнейших шагов после достижения уровня в 3% сложным занятием. Нейтральный уровень — это такой, при котором денежно-кредитная политика не стимулирует, но и не сдерживает рост экономики. На последнем заседании члены комитета по открытым рынкам ФРС повысили ориентир нейтральной ставки с 2,9% до 3%. Эта ставка может быть достигнута уже на горизонте года, если ФРС будет придерживаться текущего темпа. Учитывая рост инфляции до цели ФРС в 2% и даже возможное превышение ее в краткосрочном периоде, регулятор с большой долей вероятности продолжит повышение ставок. Об этом напрямую говорит глава ФРС Джером Пауэлл. Другой голосующий член комитета глава ФРБ Нью-Йорка Уильям Дадли в открытую заявляет о том, что прогнозирование ставки будет сложнее.

    После кризиса 2008 года финансовым властям США потребовалось убедить экономических агентов в сохранении низких ставок длительное время, чтобы разбудить кредитную и инвестиционную активность. Для этих целей ФРС стала публиковать так называемые точечные прогнозы каждого участника комитета по открытым рынкам относительно будущей ставки на несколько лет вперед. Сейчас ситуация меняется, и будущая траектория станет менее прогнозируемой и более динамичной. Это уже заметно по точечной диаграмме ФРС на 2019 год. За разные ставки 2,875%, 3,125%, 3,375% дают равное количество голосов — четыре. Все это приводит к росту неопределенности относительно будущего уровня ставок. И это уже вылилось в больший рост доходностей 30-летних и 10-летних казначейских облигаций по сравнению с двухлетними.

    Росту неопределенности на рынке способствуют также увеличивающийся дефицит бюджета и отсутствие прогнозируемой фискальной политики. Налоговая реформа Трампа снизила поступления в бюджет, а инфраструктурные проекты, раздувание оборонного бюджета привели к увеличению расходов. К концу фискального года в сентябре 2018-го дефицит бюджета США увеличился до 0,8 трлн долларов, за год рост составил 16%. Таким образом, происходит рост дефицита бюджета при быстрых темпах роста ВВП, что нетипично. Обычно рост доходов населения и бизнеса положительно сказывается на бюджете, но не в случае сокращения налогов.

    В следующем году дефицит бюджета США может составить триллион долларов. Все эти факторы заставляют правительство занимать больше для финансирования долга, что закономерно отражается в цене. С конца сентября объем заимствований Минфином США подскочил почти на 1%, или почти на 150 млрд долларов. Сказалось начало нового фискального года. К тому же Китай сокращает вложения в американский долг с весны, когда началась девальвация юаня. Таким образом, увеличилось предложение US Treasuries и сократился спрос, что логично вылилось в рост цены и снижение доходности.

    Существует контраргумент, что более высокая доходность по длинным бумагам отражает ожидания экономического роста. Однако в текущих условиях это мало похоже на правду. Экономика США близка к пику, если не достигла его. Эффект от фискальных стимулов заканчивается в следующем году. Торговые войны также можно считать негативным фактором. МВФ уже понизил прогноз по росту американской экономики до 2,5% в 2019 году. Тем не менее 2,5% — это довольно неплохой темп роста для развитой страны. Для сравнения: российская экономика в 2018 году едва ли вырастет больше чем на 1,8%. Если говорить о развитых экономиках, в Европе ожидается рост ВВП на 1,9%, в Японии — на 0,9%. К тому же если убрать риск торговых войн, то ситуация автоматически поменяется. Можно долго рассуждать, произойдет ли это, но в целом даже в сценарии другого миропорядка у экономики США объективно шансов на рост больше. Новое мироустройство Трампа направлено на увеличение инвестиций в США благодаря той же налоговой реформе.

    Опасения того, что пик темпов роста ВВП США в текущем цикле пройден, рождает страхи инвесторов относительно высокого уровня долга. Отношение дефицита бюджета к ВВП упало до -3,9%, тогда как в 2000 году при сопоставимом уровне безработицы было +2,3%, а в 2007-м — -1,1%. Рост дефицита бюджета в хороших макроэкономических условиях создает меньше запаса на будущие периоды.

    Опасность представляет собой ситуация, когда доходность длинных бумаг становится меньше, чем коротких. Так называемая инвертированная кривая доходности рассматривается как один из индикаторов грядущего кризиса. Доходность длинных бумаг превосходила доходность коротких и в 2000-м, и в 2006-м, перед самыми последними кризисами. Это универсальный индикатор для всех рецессий последних 40 лет.

    Сейчас разница между ставками по длинным и коротким бумагам сокращается, но остается положительной. К тому же значение спреда, напротив, отскочило от минимума августа и немного поднялось, к 30 пунктам (между 10-летними и двухлетними UST). Даже члены комитета по открытым рынкам ФРС отметили это в протоколах, указав, что вероятность изменения угла наклона кривой в среднесрочной перспективе снизилась. В таком состоянии вероятность рецессии в США в ближайшие 12 месяцев оценивается меньше чем в 15%. И пока доходность «двухлеток» не вырастет выше десятилеток, говорить о начале кризиса преждевременно.

    Но это может случиться из-за роста ставки ФРС. Ставки коротких облигаций более чувствительны к монетарной политике. Может повториться ситуация 2000 года, когда сначала пика достигли доходности 10-летних UST, потом к ним присоединились «двухлетки», а затем ФРС закончила цикл повышения ставок. Таким образом, коррекция на фондовом рынке может продолжиться, ведь рост доходности облигаций этому способствует.

    Но говорить о наступлении полномасштабного кризиса пока рано до формирования инвертированной кривой доходности. Тем не менее движение акций вниз имеет все шансы продолжиться из-за роста ставок и замедления экономического роста. Коррекции полезны рынку, так как помогают сбить спесь с акций, мультипликаторы которых выглядят завышенными. Это особенно касается компаний интернет-сектора. Коррекции берегут рынок от «пузырей» и помогают инвесторам быть начеку. В долгосрочной перспективе коррекция способствует более устойчивому росту. Мы наблюдали похожие коррекции в 2011 и 2015 годах. Коррекции не будут считаться концом 10-летнего «бычьего» тренда, пока падение акций не превысит 20%. Однако все это лишь условности, которые вряд ли утешат инвестора.

    Отсутствие рецессии может не помешать рынку спуститься ниже. В любом случае, для возобновления покупок я бы советовал дождаться подтвержденного несколькими днями роста и возврата к важным техническим уровням вроде скользящих средних. Не пытаться ловить дно. Среди трейдеров есть шутка о том, что второе дно дают в подарок. И какое ралли у SP500 без 3 000 пунктов? Эта амбициозная круглая цель откладывается, но остается возможной, пока доходность «десятилеток» превышает доходность «двухлеток» и кривая доходности сохраняет наклон вверх.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Отток вкладов: это опасно?

    Вызывает ли беспокойство ситуация на рынке вкладов?

    Валютные вклады населения в российских банках сокращаются второй месяц подряд: за август их объем снизился на 1,1 млрд долларов (–1,3%), за сентябрь — еще на 0,6 млрд долларов (–0,7%). Банки отреагировали на этот отток ростом процентных ставок — на рынке уже появились ставки выше 4% годовых по вкладам в долларах США.

    Рисунок 1 наглядно показывает, что это совершенно обычная и ничем не выдающаяся динамика. О каком-либо существенном оттоке валютных вкладов говорить не приходится.

    Хуже выглядит ситуация на рынке вкладов в рублях.

    Вклады в рублях также сокращаются второй месяц подряд (см. рис. 2): за август их объем снизился на 87,9 млрд рублей (-0,4%), за сентябрь — на 178,0 млрд рублей (-0,8%).

    Но и это сокращение не является критическим. Однако следует обратить внимание на то, что сокращение вкладов в рублях, как правило, наблюдается только в январе — как реакция на резкий рост вкладов в декабре.

    Помимо указанного сезонного эффекта, сокращение вкладов в рублях наблюдалось в сентябре — ноябре 2008 года, в марте 2014 года (как реакция на первую волну санкций), в сентябре — декабре 2014 года (реакция на санкции, в декабре — валютный кризис). Было еще сокращение вкладов в рублях в июле 2017 года, но всего на 0,1%.


    Так что сокращение вкладов в рублях, не связанное с сезонным зимним эффектом, — это достаточно тревожный фактор. Но делать далеко идущие выводы о «кризисных явлениях в банковском секторе» на основании этого сокращения ошибочно. Тем более что отток вкладов в рублях был более чем компенсирован притоком депозитов юрлиц в рублях: за август и сентябрь они выросли на 1,1 трлн рублей, тогда как вклады населения в рублях сократились за этот период всего на 266 млрд рублей.

    Причина последнего оттока вкладов населения понятна — новая волна санкций (8 августа американский конгресс анонсировал новые санкции США против РФ, первая часть которых вступила в силу 22 августа, а вторая часть вступит в силу 28 ноября), а также ожидание еще более жестких санкций. Кроме того, отток вкладов в рублях может быть обусловлен мощной девальвацией рубля из-за этой волны санкций. Также свою роль могла сыграть информационная кампания, начавшаяся в августе — бурное обсуждение перспектив дедолларизации и возможности замораживания или конвертации валютных вкладов.

    Рассмотрим теперь динамику валютных вкладов за период с 2008 года по настоящее время (см. рис. 3). Их стремительный рост (с 27,6 млрд долларов на 1 февраля 2008 года до 94,2 млрд долларов на 1 марта 2014 года) был остановлен первыми санкциями. На протяжении всего санкционного периода валютные вклады стагнируют в относительно узком диапазоне в окрестности 90 млрд долларов. С перспективы десятилетия в текущей динамике нет каких-либо драматических изменений.

    Динамика валютных вкладов радикально отличается от динамики вкладов в рублях (см. рис. 4). С начала 2009 года они стремительно росли, почти не заметив санкций.

    В чем основная причина столь различной динамики? Она явно не в процентных ставках — и до санкций, и в санкционный период процентные ставки по валютным вкладам были существенно ниже процентных ставок по вкладам в рублях. Скорее всего, причина в различном составе вкладчиков — валютные вкладчики в среднем более богатые и финансово грамотные, «не ведущиеся» на разницу в процентных ставках, с большим объемом вкладов и, соответственно, менее защищенные АСВ. Они более чутко реагируют на конъюнктуру и располагают большими возможностями по выводу активов за рубеж.

    Хотя и процентные ставки, разумеется, сыграли свою роль — после валютного кризиса 2014 года процентные ставки по валютным вкладам падали чуть ли не до нуля и пошли в рост только в этом году. Падение процентных ставок по валютным вкладам было связано со снижением спроса со стороны банков на валюту. Что, в свою очередь, отражало снижение внешнеэкономической активности российских предприятий из-за санкций.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции




    Read more »
  • Константин Воробьев (старший вице-президент ICDI Pacific Co): Непластмассовая жизнь: банковские карты умирают?

    По данным Банка России, в этом году доля безналичных платежей впервые достигнет 50%. Но существенную часть прироста обеспечат вовсе не традиционные пластиковые карты.

    Жизнь меняется стремительно, «финансовая» жизнь — еще быстрее. Еще недавно, стоя в очереди на кассе в супермаркете, можно было услышать недовольство, что кто-то расплачивается картой и задерживает всю очередь. Действительно, всего несколько лет назад оплата картой для российских ретейлеров была в новинку, и для кассиров было сложно проводить такие платежи. А сегодня вы редко встретите POS-терминал, который не оснащен бесконтактной системой платежей. Картами с функциями payWave или payPass сегодня никого не удивишь, но все чаще можно встретить покупателей, которые расплачиваются телефонами — с помощью функции беспроводного платежа по технологии NFC (Near Field Communication).

    Согласно статистике от крупных торговых сетей, в прошлом году продажи смартфонов, которые поддерживают NFC, выросли на 60%. В абсолютных цифрах в России в прошлом году было продано 8,3 млн устройств. Всплеск интереса к новомодным смартфонам случился неспроста — с конца 2016 года несколько крупнейших российских банков открыли пользователям доступ к платежным системам Apple Pay и Samsung Pay. Кроме того, стали стремительно дешеветь сами аппараты: если в 2016 году самый дешевый телефон NFC можно было купить за 15 тыс. рублей, то уже к концу 2017 года — всего за 9 тыс. рублей.

    Нельзя сказать, что все, купившие такие устройства, сразу отказались от пластика. Однако количество банковских клиентов, которые расплачиваются сервисами Pay, растет в геометрической прогрессии: во многих банках зафиксирован прирост в 9—10 раз только за один год. Пока объемы платежей через телефоны и количество «pay-клиентов» невелико. Но, по прогнозам экспертов, уже по итогам этого года доля таких клиентов достигнет 10% и даже 15%. А может, и больше, ведь мы все чаще становимся свидетелями того, что даже смелые прогнозы по итогу оказываются консервативными.

    Действительно, кто еще недавно мог предположить, что у нас станет настолько популярной платежная система Android Pay? А теперь Россия занимает первое место в мире по количеству платежей через эту систему. Еще недавно эксперты из ведущих банков предсказывали, что только в 2019 году доля безналичных платежей достигнет 50%, но о достижении этой отметки уже в 2018-м заявила первый заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова. Еще недавно не у всех кредитных организаций был даже интернет-банк, а сегодня аудитория мобильных приложений обошла аудиторию веб-версии даже в самых «олдскульных» банках.

    Сеть POS-терминалов едва-едва поспевает за тем, чтобы быть готовой к приему и новых карт, и бесконтактных платежей. Эксперты ждут, что она в России вырастет в этом году почти на 0,36 млн устройств и достигнет 2,4 млн. А в 2019 году количество POS-терминалов будет уже 3 млн. Представьте: рост с 2 млн до 3 млн всего за два года!

    Более того, уже в ближайшее время массово должны появиться банкоматы, оснащенные технологией внесения и снятия наличных с помощью смартфона или часов, оборудованных модулем NFC. На данный момент технологию снятия наличных бесконтактным методом уже тестируют Сбербанк, банк «Открытие», ВТБ и «Тинькофф».

    Правительство форсирует перевод экономики на «безналичные» рельсы. Не так давно государство обязало иметь POS-терминалы все торговые точки, у которых оборот превышает 40 млн рублей. А сегодня ведутся разговоры о снижении этого порога до 10 млн рублей. И тут, кстати, мы обгоняем многие развитые страны: в тех же Штатах до половины всех расчетов между предприятиями осуществляется через бумажные чеки

    Но связаны такие показатели России с молодостью нашего банковского рынка, отсутствием устоявшейся корпоративной культуры. Например, в странах Африки процесс цифровизации идет даже быстрее чем в России. Эксперты Deloitte Digital в этой связи указывают на то, что развитие IT-инфраструктуры и цифровых каналов проходит там гораздо быстрее, чем в странах с долгой банковской историей. Проще говоря, они «проскочили» стадию бумажных чеков и пластиковых карт, ведя свою историю уже от новых технологий бесконтактных платежей.

    Как мы выглядим на фоне остальных стран? В Национальном платежном совете оценивают место России как «середнячка». Поскольку есть такие страны, которые уже фактически полностью перешли на безнал. В первую очередь Швеция. В этой стране отношение денежной массы к безналичным платежам равно 1,8. У нас этот коэффициент равен 19. Нам, конечно же, есть кого догонять: у Южной Кореи — 3,5%, у Китая и Индии — 6%, у США — 10%. Кстати, 63% американских миллениалов, согласно исследованию компании J. Walter Thompson Company, почти никогда не используют наличные деньги.

    Но с развитием новых технологий не все так безоблачно. Есть ряд стоп факторов, которые будут тормозить их победную поступь. К такого рода рискам следует отнести высокие комиссии interchange fee — комиссии, которые выплачивают друг другу банки, участвующие в обслуживании банковских карт. Этот вопрос острый, но находится в ведении регулятора — там идет обсуждение, как снизить комиссию. Наряду с коммерческими стимулами в программе Национальной системы платежных карт (НСПК, которая выпускает карту «МИР») прописаны приоритеты, связанные с новыми инструментами. Речь идет о такой технологии, как QR-код. QR-код — трехмерное штрихкодирование, которое можно распечатать на принтере и повесить в магазине или на витрине уличного лотка. С помощью смартфона можно просканировать QR-код и оплатить товар. В этой схеме POS-терминал не участвует вообще.

    Mastercard и Visa недавно объявили о запуске в России новой услуги — переводов по номеру телефона, электронной почте или аккаунту в социальных сетях. А в Банке России сообщили, что уже в следующем году можно будет переводить деньги через мессенджеры с помощью все того же QR-кода. В данном случае даже не понадобится и распечатывать трехмерное штрихкодирование.

    Помешать победному шествию безнала и «безпластика» в России может и чрезмерная активность российских налоговиков по выявлению самозанятых, а также последние инициативы силовых ведомств по их упрощенному доступу к информации о банковских счетах граждан и компаний. Такого рода действия властей формируют в обществе новый тренд — попытки скрыть персональные данные от большого числа желающих получить к ним доступ.

    Так, по информации Sky News, впервые за несколько лет в мире был зафиксирован рост продаж кнопочных телефонов, которые не имеют выхода в Интернет. По итогам 2017 года объемы их продаж увеличились на 5%, при этом продажи смартфонов выросли лишь на 2%. Этот факт сложно объяснить чем-то другим, кроме глобального и сознательного желания людей ограничить себя от лишней информации и добиться некоторой приватности. Еще одним стоп-фактором может стать постепенное насыщение рынка «безнала», которое не будет происходить до бесконечности. Ну и конечно, новые санкции, способные остановить инвестиции в развитие.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Слон-авиа: зачем Сбербанк и ВТБ создают авиакомпанию

    Два крупнейших банка России — Сбербанк и ВТБ — решили создать свою… авиакомпанию. Хотят или заставили? Плакать или смеяться?

    Просочившиеся в СМИ слухи о намерении Сбербанка и ВТБ создать собственную авиакомпанию, которая будет заниматься региональными перевозками внутри России (не летая при этом в Москву), оказались правдой. Но яснее смысл этой нетривиальной затеи — в мире вроде бы нет банков, владеющих контрольными пакетами авиакомпаний и тем более управляющих авиаперевозками, — не стал.

    Региональная авиакомпания ВТБ и Сбербанка может быть создана с нуля или на базе одной из действующих компаний. «Аэрофлот» от участия в проекте отказался, сообщил РИА Новости глава ВТБ Андрей Костин. По некоторым сведениям, от участия в проекте отказался не только «Аэрофлот», но и другие российские авиаперевозчики. Оно и понятно: региональные пассажирские перевозки в России (кстати, любые — авиационные, железнодорожные, автомобильные), как правило, дело убыточное.

    «Мы сейчас ведем разработку проекта, мы наняли консультантов вместе со Сбербанком, мы ищем операторов для проекта. Пока работаем над концепцией, ничего правительству пока не предлагали», — рассказал Костин. Другие банки, по его словам, к проекту присоединять не планируется. Да они и сами не согласятся, если государство не заставит. Будущие инвестиции в авиакомпанию Костин оценил примерно в миллиард долларов. На эти деньги банки закупят самолеты, которые предоставят через лизинг операторам. Или той компании, которую создадут сами.

    Вроде бы для Сбербанка и ВТБ миллиард долларов инвестиций не ахти какие деньги. Один только Сбербанк за девять месяцев 2018 года заработал по РСБУ чистой прибыли порядка 9 млрд долларов. Но это не очень большие деньги, если инвестиции окажутся прибыльными. В данном случае такая вероятность очень невелика. Неслучайно ВТБ и Сбербанк хотят получить на проект государственные деньги. Костин прямо признал: «Без субсидий региональных перевозок эта сфера будет убыточной».

    Не очень понятно, как вообще появилась такая идея. По словам Костина, авторство идеи принадлежит главе Сбербанка Герману Грефу. «А я ее активно поддержал», — сказал Костин. При этом глава ВТБ опроверг информацию «Ведомостей», что заниматься созданием перевозчика банкам поручили в правительстве.

    Зачем двум крупнейшим банкам страны, не имеющим (если верить отчетности) проблем с прибылью и явно не испытывающим дефицита ликвидности, вдруг понадобилось заниматься навскидку заведомо убыточным и непрофильным (если только самолеты не будут переданы действующим авиаперевозчикам) делом? Но авиакомпания — это все-таки не футбольный клуб содержать.

    Если не правительство заставило, а Греф сам придумал, зачем банки намерены привлекать государственные субсидии? Тогда бы уж и развлекались авиабизнесом на свои. К тому же профильные чиновники как-то подозрительно сразу начали хором присягать на верность будущей авиакомпании.

    Глава Росавиации Александр Нерадько заявил, что новая региональная авиакомпания Сбербанка и ВТБ сможет воспользоваться субсидиями, а также получить консультации его ведомства по выбору типа самолетов в парке и маршрутной сети. «Успешному развитию регионального перевозчика будет способствовать и поддержка в виде субсидирования, как это сейчас осуществляется Росавиацией в рамках постановлений правительства по развитию региональных перевозок или по приобретению в лизинг авиационной техники», — считает чиновник.

    Министр транспорта Евгений Дитрих тоже в восторге. «На мой взгляд, чем больше у нас будет перевозчиков, тем лучше, тем ниже будут цены на билеты, тем лучше будет пассажирам. Конечно, поддерживаю», — сказал он журналистам. А чего тогда не спасали от банкротства с помощью государства и тех же Сбербанка с ВТБ компанию «Трансаэро», второго по масштабам авиаперевозчика страны? Почему к такой полезной затее двух госбанков не спешат подключаться действующие авиакомпании?

    Пока авиакомпания Сбербанка и ВТБ выглядит как политический (точнее, экономический) заказ государства. Главные государственные банки и существуют у нас преимущественно для того, чтобы финансировать сомнительные с точки зрения прозрачности сделки особой государственной важности либо заведомо неокупаемые проекты, которые зачем-то нужны власти. Есть проблема: нужно развивать рынок внутренних авиаперевозок. А желающих среди действующих авиакомпаний нет. Возить авиапассажиров за границу и в Москву выгоднее. Собственных средств для масштабных инвестиций в развитие региональных перевозок ни у одной действующей российской авиакомпании (по всей видимости, даже у «Аэрофлота») тоже нет. Кредиты авиаперевозчикам для развития этого бизнеса все равно пришлось бы брать в крупнейших российских банках — больше негде. Инвесторы из других секторов в свете того, что происходит с российской экономикой и случилось с авиакомпанией «Трансаэро», тоже не горят желанием заходить в авиабизнес.

    Вот и приходится подключать главные государственные кошельки — кого же еще? Их у нас, по сути, три: ВЭБ, Сбербанк и ВТБ. Но Внешэкономбанк имеет многомиллиардные убытки и пока не может выйти хотя бы на минимальную прибыль даже в планах на ближайшие годы. Остаются Сбербанк и ВТБ. Они прибыльны. Когда им скажут создавать авиакомпанию, они не станут задавать государству неприятный вопрос «А что нам за это будет?». Будут субсидии от государства. Не будет наказания, если проект окажется сильно убыточным или вовсе не будет доведен до реализации — не для того же существуют Сбербанк и ВТБ, чтобы Герман Греф и Андрей Костин управляли самолетами и летчиками. К тому же если они это сами придумали, а не правительство попросило, то сами могут и передумать.

    Конкуренция в авиаперевозках нужна, спору нет. В нашей стране, с ее гигантскими расстояниями, внутренние авиационные перевозки между регионами действительно остаются большой проблемой. Только конкуренция в сегодняшней России — это когда государство конкурирует с самим собой за государственные деньги. Такую конкуренцию невозможно проиграть. Но и выиграть невозможно.

    Read more »
  • Анна Дубровская (обозреватель Банки.ру): Читатели против журналистов: война неизбежна?

    Сегодня журналистов (особенно финансовых, ведь экономика у нас явно не «в ударе») почему-то принято винить во всем, в чем хочется обвинить государство, Центробанк, работодателя и даже самого себя. Ставки по вкладам слишком низкие? Вините журналиста в продажности банкам из обзора вкладов с пока еще высокими ставками. Советы по экономии или инвестированию средств не подходят вам по каким-либо причинам? Вините журналиста в том, что ему до обычного населения далеко. В статье указаны официальные данные Росстата по зарплате, и вы считаете их неточными? Вините журналиста в том, что он — «рупор» существующей власти.

    С каждым годом писать статьи для финансового журналиста все сложнее. Дело не в том, что происходит постоянная чистка того же банковского сектора, из-за чего значительно сокращается количество инфоповодов и тех, кто эти инфоповоды дает. Дело даже не в том, что на финансовом рынке уже и так слишком много продуктов, услуг и предложений, а это никак не способствует креативности его игроков. Причина и «загвоздка» именно в просвещенности читателей и их желании эту просвещенность всячески показать.

    С одной стороны, это позитивная причина. Ведь уже можно не объяснять прописные истины (особенно завсегдатаям специализированных финансовых СМИ), а работать «глубже». Делиться трендами и увлеченно обсуждать их с читателями в комментариях, составлять рейтинги и обновлять методику их создания на основе отзывов, вдохновляться для новых тем, просто пролистав активное обсуждение под неоднозначной статьей.

    Но есть и «загвоздка». Современный читатель больше не боится высказывать свое мнение, что не может не радовать. Однако высказывает он это мнение часто и много, уже традиционно вступая не в аргументированную полемику с журналистом, а в своеобразный монолог, где только мнение читателя может быть истинно верным. Опыт журналиста, его открытость к общению, а также написание заметок на основе постоянных наблюдений за рынком, ежедневного общения с экспертами и изучения различных исследований и мнений не имеют для читателя ничего общего с ценностью такого сотрудника СМИ. Если читатель убежден, что только он прав, только его аналитика объективна, только его источник в банке говорит правду, то никто и ничто в этом мире не сможет изменить его точку зрения.

    Честно говоря, в какой-то момент даже задаешься вопросом: почему же отечественная финансовая журналистика испытывает дефицит хороших кадров, а общий экономический уровень населения России так невысок, если в комментариях практически к каждой статье советы, как правильно писать и достойно жить, высказывают десятки, а то и сотни читателей?

    Другая проблема — все чаще звучащее требование к журналисту не опираться на мнение экспертов, а доносить свое собственное. Хотя подобный формат написания статей (если это именно статья, а не авторская колонка) находится строго под запретом в любом уважающем себя СМИ. По сути журналист — это собиратель информации. Во многих ситуациях считается (лично я с этим в корне не согласна), что журналист не должен глубоко разбираться в том, о чем пишет. Якобы его главная задача — найти экспертов «в теме» и донести «через них» эту тему до читателя. Действительно, журналист может заказать создание рейтинга у специализированной компании вместо того, чтобы сделать его самому, или довериться мнению аналитика с рынка вместо того, чтобы самостоятельно изучить тарифы банковской карты, а дальше лишь провести фактчекинг полученных данных. Но по-настоящему ответственный перед своими читателями журналист постарается выступить при создании материала не только в роли автора, но также в роли аналитика и консультанта (насколько это позволительно для сохранения объективности статьи). Это уже не регламентируется никакими трудовыми инструкциями, а только лишь внутренними качествами человека. И обычно чем в большем количестве ролей выступает журналист и чем ближе он к своим читателям, тем активнее его «разносят» в комментариях к его же статьям.

    При этом если все-таки делишься собственным мнением или, не дай бог, личным опытом, то рискуешь тотчас же быть «подвешен на дыбу» общественного мнения. Например, когда я писала «сериал» про то, как брала ипотечный кредит, то узнала про себя много интересных и зачастую интимных деталей от совершенно неизвестных мне людей. К слову, эти детали не имели ничего общего с реальным положением вещей в моей жизни. При этом разницы, рассказал журналист свою историю или историю своего знакомого, по сути, нет — итог-то будет один: живущую на 10 тыс. рублей в месяц героиню статьи обвинят в неподобающем поведении, приписав ей ряд выдуманных нелестных характеристик, а на пожилую женщину, работающую в 80 лет и обожаемую детьми и внуками, «повесят ярлык» плохой матери и бабушки.

    Отсюда вытекает еще одна проблема — чрезмерная раскрепощенность от собственной анонимности. Сейчас в интернет-пространстве не считается зазорным переходить на личности, оскорблять незнакомых людей и делать неприятные выводы о них на основе даже одного предложения. При этом я как журналист в этой словесной перепалке нахожусь в неравном положении с читателем. Ведь я всегда отвечаю от своего имени, тогда как читатель «прикрывается» ником. Таким образом, я несу ответственность за свои слова, а читатель останется безнаказанным за любой свой «выпад» в мою сторону.

    Именно поэтому многие мои коллеги по финансовой журналистике не вступают в переписки со своими читателями. Скажете: боятся? Нет, не понимают агрессии и нападок в ответ на свой труд и желание разобраться в причинах негатива от читателя.

    Подискутировать с читателем лично мне всегда в радость. Также для меня не зазорно признать ошибку, допущенную в тексте (что я и делаю, если таковая находится). Как журналисту и в каком-то смысле «адепту» повышения уровня финансовой грамотности моих читателей мне отрадно видеть, что с каждым годом вы все больше говорите со мной на одном языке. Спорите, даете советы. К счастью и к сожалению, я стараюсь читать все комментарии к моим текстам. Но наравне со все более продвинутыми в финансовой сфере читателями я нахожу в них все больше озлобленных читателей. И это не традиционные для Сети тролли. Это не обычные читатели, пришедшие в комментарии, чтобы указать на ошибку, высказать свое мнение или попросить написать более подробную статью на ту же тему.

    Это совершенно иная категория даже не читателей, но комментаторов, которые целенаправленно находят очень много времени и сил, чтобы постараться масштабно и аргументированно (с примерами, цифрами, ссылками) доказать журналисту, что он — ни в чем не разбирающаяся «редиска». Подобное поведение отдельных людей не только демотивирует (это-то можно пережить), но и отнимает у журналиста и без того дефицитное время, которое он тратит на доказательства такому комментатору. Потому что не ответить ему — значит показать другим читателям, что ты их не уважаешь и не считаешься с их мнением.

    Вот и получается, что не общающиеся с читателями журналисты зачастую получают «славу» высокомерных выскочек, а общающиеся попадают в ловушку собственной этичности. Хотя при адекватном, взаимоуважительном общении могли бы выиграть и «писатель» в СМИ, и его читатель.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Ударим крупным рублем по доллару

    Помните, когда только ввели в обращение банкноту номиналом 5 тыс. рублей, довольно долгое время она являлась одной из самых крупных по своей покупательной способности среди всех валют, пользующихся уважением в России?

    ЕЦБ, конечно, выпускал пятисотевровые бумажки, да и двухсотевровые были всегда больше нашей «красненькой», но все-таки евро у нас не прижились — прежде всего как средство накопления. Расплачиваться крупной купюрой в Европе быстро стало моветоном, да и возникали вечные проблемы с наличием сдачи или просто с желанием продавца ее принять от небритого русского, плохо знающего цивилизованную речь. У красивых девушек, впрочем, возникали те же проблемы.

    Центробанк тогда гордился своей прозорливостью. Пятитысячные банкноты стали почти идеальным средством сохранения сбережений для ортодоксов, которые предпочитали иметь заначку на черный день не в банковском учреждении, а где-нибудь поближе. Крупные суммы денег стало удобнее хранить в рублях, а не в долларах, как раньше, — теперь наша самая большая денежка стоила больше и, соответственно, выигрывала в компактности и логистике. Кроме того, в 2006 году, когда купюра появилась в кассах, курс рубля рос уже несколько лет по отношению к доллару и к евро. Нефть тоже дорожала из года в год, внешний долг был снижен до безопасных значений, а золотовалютные резервы подбирались к до сих пор недостижимой цифре 600 млрд долларов.

    Красная купюра с Хабаровском естественным образом венчала все эти макроэкономические достижения. Более того, ее выпуск завершал кампанию по дедолларизации банковского сектора. Так тогда называли процесс перевода организованных сбережений населения, то есть вкладов, из долларов в рубли. В Гознаке тогда, правда, говорили, что новая банкнота в обращении связана только с тем, что по советским еще канонам самая крупная банкнота должна приблизительно соответствовать минимальной зарплате. Чтобы было легче завозить заработанное вахтовикам и прочим жителям удаленных и северных территорий. Но, как было сказано выше, успешным этот проект оказался по другой причине.

    Сейчас былая слава пятитысячной сильно потускнела. Рубль несколько раз девальвировался и к началу 2015 года уступил в стоимости стодолларовой купюре. Санкции способствовали упрочению этого поражения. Да, нефть дорожает, но надежд на то, что доллар будет стоить меньше, чем 50 рублей, нет даже у самых упертых оптимистов, которым положено по должности. Как нетрудно заметить, при любых кризисах рубль легко соскакивает вниз и очень неохотно потом восстанавливается. Это как плыть против течения.

    Так, может, не плыть против течения, а выпустить уже в обращение десятитысячную банкноту? К тому же ЦБ все равно обещал после пилотного проекта по выпуску 200- и 2000-рублевых банкнот постепенно заместить весь ряд. Устроить всенародное голосование, провести конкурс на новое изображение — вся технология уже обкатана. Может, оно и с дедолларизацией как раз поможет, потому что такое чувство, что туго пока идет.

    Только надо поторопиться, потому что, пока будем раскачиваться, нефть может повернуть вспять, конгресс США примет новые санкции — и доллар будет стоить больше 100. Придется еще вдогонку двадцатитысячную сразу вводить.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Рубль недооцененный

    Насколько недооценен рубль? Почему он является одной из самых недооцененных валют мира?

    Как только таксист из моего разговора по телефону понимает, что я имею какое-то отношение к финансам, он немедленно спрашивает: «Что будет с рублем?» Если бы я мог более-менее точно ответить на этот вопрос, я бы давно ездил не в метро и на такси в Москве, а рассекал бы на роллс-ройсе в сопровождении джипа охраны где-нибудь в Цюрихе или Лондоне. Увы, курсы свободно конвертируемых валют абсолютно непредсказуемы, ибо находятся под влиянием огромного количества факторов, оказывающих на них существенное влияние.

    Тем не менее кое-что про динамику курса мы знаем. Например, если регулятор какой-то страны повышает ключевую ставку, то, при прочих равных обстоятельствах, курс национальной валюты этой страны, скорее всего, вырастет. Или, например, если на международном рынке растет цена основного предмета экспорта этой страны, то также можно ожидать роста курса национальной валюты. Если государство включает печатный станок на полную мощность (как, например, в Венесуэле), то курс национальной валюты непременно упадет. И т. д., и т. п. Это касается в первую очередь краткосрочной динамики курса.

    Что же касается среднесрочной динамики, то есть предположение: курсы валют стремятся к равновесному значению, соответствующему некоторой версии паритета покупательной способности (PPP — purchasing power parity).

    Упрощенной формой концепции паритета покупательной способности является индекс бигмака. По существу, бигмак — это довольно широкий и репрезентативный набор его ингредиентов — продуктов питания. Плюс в его цену входит стоимость рабочей силы и цена аренды недвижимости. Причем продаются бигмаки в ресторанах «Макдоналдс» более чем в 100 странах мира, и бигмак из Нью-Йорка мало чем отличается от бигмака из Москвы. Поэтому по цене бигмака можно делать выводы и об инфляции, и о «справедливом» курсе валют.

    Цена бигмака в России — 130 рублей. В США — 5,51 доллара (362,6 рубля). Получается, что «справедливый» курс рубля — 23,59 рубля за доллар. Курс ЦБ на 20 октября — 65,81. Следовательно, рубль недооценен на 64,1%. В итоге рубль — одна из самых недооцененных валют в мире. В антирэнкинге журнала The Economist по недооцененности национальной валюты Россия — на третьем месте после Украины (второе место) и Египта (первое место).

    Стоимость бигмака на Украине — 52 гривны. Курс НБУ на 22 октября — 28,18 гривны за доллар. Получается, что «справедливый» курс гривны — 9,44 гривны за доллар. Следовательно, гривна недооценена на 66,5%.

    Довольно близкие результаты получаются по гораздо более серьезным оценкам, осуществляемым на основе паритета покупательной способности. Так, МВФ оценил в октябре 2018 года курс рубля на основе PPP на уровне 23,54 рубля за доллар. А гривну — на уровне 8,74 гривны за доллар.

    Можно предположить, что если на Россию не будут обрушиваться новые санкции и другие мощные шоки, то курс рубля будет восстанавливаться — рубль будет укрепляться. Разумеется, не до 23,59 рубля за доллар (уровень, достигнутый в 2008 году перед кризисом). Но уровень 50 рублей за доллар представляется вполне реалистическим. Если, конечно, Минфин не будет активно ослаблять рубль своими покупками долларов.

    Это характерное движение рубля — после очередного взрыва он длительное время ревальвирует, выползает из воронки, но затем непременно приходит новый шок.

    Почему рубль так сильно недооценен? В первую очередь из-за низкой производительности труда в России и низкой стоимости рабочей силы. А основная причина низкой стоимости рабочей силы — низкий уровень инвестиций в основной капитал.

    Индекс бигмака — хороший индикатор недоразвитости страны. Чем более недоразвита страна, тем более недооценена ее национальная валюта.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Александр Кравченко (преподаватель юридического факультета МГУ, эксперт проекта «Финшок» в рамках Национальной программы повышения финансовой грамотности населения Минфина РФ): Почему россияне не спешат банкротиться по закону

    1 октября 2018 года исполнилось три года со дня вступления в силу закона, запустившего механизм банкротства граждан и освобождения их от непосильных долгов. Это был один из самых многострадальных и долгожданных для потребителей и бизнеса законопроектов — впервые о необходимости такого механизма заговорили еще в конце 1990-х, а к работе над его «конструированием» приступили уже в новом веке.

    Российским законодателям потребовалось более десяти лет, чтобы, преодолевая многочисленные препоны, в том числе недружественно настроенное лобби и недостаток воли, в условиях экономической стабильности нулевых, расцвета «общества потребления» и потребительского кредитования создать работоспособный механизм защиты своих граждан. Катализаторами стали рецессия, ударившая по людям, успевшим привыкнуть к относительному благополучию, рост закредитованности и количества проблемных долгов населения, создавших нагрузку на финансовую систему страны.

    На предварительных обсуждениях в профессиональных кругах звучали опасения и предостережения скептиков: мол, общая долговая нагрузка на людей столь непомерна, а количество проблемных кредитов так велико, что после вступления закона в силу суды захлестнет волна дел о банкротстве граждан. А судебная система, ввиду отсутствия достаточного количества судей и судейского аппарата, компетентных в вопросах банкротства граждан, захлебнется в потоке дел. В то же время ожидалось, что специалисты, разбирающиеся в столь непростом и нужном для общества механизме, получат чрезмерное признание и востребованность — их время и консультации будут на вес золота.

    Однако эти опасения не оправдались.

    За три года действия закона им воспользовалось немногим более 70 тыс. россиян. С течением времени наблюдается положительная динамика роста количества возбуждаемых в арбитражных судах дел о банкротстве граждан (плюс примерно 50% из года в год). Однако число потенциальных банкротов среди российского населения в десятки раз превышает количество рассматриваемых дел. По данным Национального бюро кредитных историй, количество граждан, соответствующих критерию банкротства по размеру задолженности (500 000 рублей) и длительности просрочки (90 дней), только по банковским кредитам на 1 июля 2018 года составило более 926 тыс. человек, и рост их числа продолжается.

    Однако не следует забывать, что у людей есть долги не только по кредитам. Граждан, имеющих задолженность по налогам, коммунальным платежам, также необходимо учитывать в числе потенциальных субъектов банкротства. Таким образом, можно констатировать, что пока незначительное количество наших граждан, не исполняющих принятые на себя финансовые обязательства, прибегло к механизму банкротства как к спасительному средству при разрешении своих проблем с долгами.

    В чем причина отсутствия спроса на такой, казалось бы, долгожданный правовой инструмент? Почему граждане не торопятся с обращениями в суды и просьбой о собственном банкротстве? Только ли в том проблема, что слово «банкрот» звучит для обывателя зловеще и оскорбительно? Или механизм банкротства оказался не таким актуальным?

    В данном случае мы имеем комплекс причин, делающих банкротство для граждан не столь популярным, как ожидалось.

    Во-первых, поначалу механизм банкротства был неизвестен подавляющему большинству граждан и не до конца ясен юристам, которые не решались брать оказание услуг в этой сфере в свой «профессиональный арсенал». Широкое распространение в наружной и интернет-рекламе банкротство получило лишь около года назад.

    Во-вторых, безусловно, стоит вспомнить негативно-зловещее звучание слова «банкротство» для наших сограждан, которое уходит корнями в школьные уроки литературы и истории. А также события конца прошлого века, связанные с банкротством множества предприятий, затронувшие судьбы многих людей.

    В-третьих, «банкротство по-русски» — процедура не бесплатная и не сказать что дешевая. Предполагается, что при подаче заявления о своем банкротстве гражданин должен всего лишь внести на депозит суда вознаграждение финансового управляющего и уплатить госпошлину — вроде бы разумные деньги с точки зрения процедуры, которая длится не один месяц. Но само составление заявления и погружение во все тонкости законодательства для простых граждан — дело не из легких, а помощь специалистов в сопровождении процесса банкротства гражданина тоже стоит денег. И порой немалых. По экспертным оценкам, самое дешевое банкротство обойдется не в одну сотню тысяч рублей.

    Кроме того, гражданину не гарантировано освобождение от долгов по итогам рассмотрения дела о его банкротстве. Ведь решение об освобождении от долгов принимает суд в зависимости от конкретных обстоятельств каждого случая. Разумеется, это не играет в пользу повышения спроса на банкротства. Хотя представляется, что об этом многие граждане могут даже и не знать, ведь вряд ли кто-то из консультантов скажет клиенту о такой опасности, а сам гражданин искать, вероятно, не будет. Ровно так же гражданина, вероятно, не оповестят и о других «темных сторонах» процедуры банкротства — о длительности сроков рассмотрения дела в суде, о реализации квартиры — единственного жилья, приобретенного в ипотеку, о возможном ограничении выезда за границу на время рассмотрения судом дела о банкротстве, об ограничении расходов.

    Таким образом, причина относительной «невостребованности» процедуры банкротства гражданина состоит в низкой правовой и финансовой грамотности наших соотечественников, которые просто не знают о возможности освобождения от долгов, появившейся три года назад. Сложность, неясность и дороговизна механизма банкротства для простого обывателя также существенно снижают спрос на применение этой процедуры.

    Надо с сожалением признать, что до настоящего момента банкротство граждан в России не стало цивилизованной формой освобождения от долгов и непосильной ноши обязательств. Несмотря на то, что именно эта — социальная по своей сути — идея освобождения граждан от долгов и предоставление им возможности начать финансовую жизнь с чистого листа была магистральной при подготовке и обсуждении законопроекта.

    Вместе с тем можно надеяться, что в скором времени Россия в вопросах применения банкротства граждан все же выйдет на уровень развитых зарубежных стран. Там принято применять цивилизованный и прозрачный механизм банкротства для списания своих долгов, возникших из-за неблагоприятных жизненных ситуаций или непредвиденных обстоятельств.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • От редакции: Радикальная правда от Сбербанка: ура, всё очень плохо!

    Попробуйте честно ответить себе на один простой вопрос. Чего вы не любите больше — когда вас обманывают (СМИ, банки, родственники) или когда вам говорят всю правду?

    Герман Греф славится попытками внедрить в Сбербанке что-нибудь неожиданное и радикальное для 177-летнего «зеленого слона» и вообще для российского банковского бизнеса. То сообщит, что роботы скоро заменят чуть ли не весь белковый персонал. То в костюме — симуляторе инвалидности, больше похожем на наряд киборга, лично проверит работу отделения и его приспособленность к нуждам людей с ограниченными возможностями. Его поистине величайшим — без тени иронии — достижением стала отмена часового обеда в работе отделений «Сбера». Эврика! Там догадались, что операционисты, как и все остальные работники любых офисов, могут обедать по очереди в разное время, а не скопом — в строго отведенное. И еще одна очень полезная смелая догадка посетила Сбербанк в эпоху Грефа: оказывается, в любом операционном окне реально можно выполнять не одну, а сразу несколько банковских операций.

    Но на 12-м году правления Сбербанком Греф решил устроить настоящую революцию в головах, практически замахнуться на святое — перестроить культурный код персонала и даже всей страны. На форуме «Открытые инновации» в Сколково (сами эти слова «открытость», «инновации», «Сколково» в последние годы стали почти ругательствами, у нас теперь в чести странный симбиоз «блокчейна» и «духовных скреп») Греф рассказал «страшное»: оказывается, в Сбербанке внедряют концепцию радикальной правды. Ее смысл в том, что сотрудники не боятся… делиться плохими новостями. «Мы для себя определили, что критически важно придерживаться концепции radical truth — радикальной правды, — сказал Греф. — Мы должны создать такую обстановку в компании и государстве, когда есть доверие, когда люди не боятся делиться плохими новостями. Есть три правила, которые выведены в рамках этой концепции. Отсутствие новостей — это плохие новости, плохие новости — это хорошие новости, а хорошие новости — это отсутствие новостей. Если все в порядке, этого можно не замечать».

    Хотя в России вроде никто официально не объявлял, что внедряет концепцию «радикальной лжи», пока у нас все происходит прямо противоположно тому, к чему Греф, по его словам, призывает работников Сбербанка. Хорошие новости у нас что чиновники, что банкиры не просто замечают — их сознательно выпячивают и публично повторяют сотни раз, как мантры. Даже не утруждая себя пониманием, действительно ли новость так хороша, как кажется начальству. Классический пример — два года разговоров представителей власти о «рекордно низкой инфляции в России». Хотя даже рекордно низкая она выше, чем обычная в США или ЕС. Но, главное, основная причина этой нашей рекордно низкой инфляции — обвал рубля и обнищание населения. Цены стали расти намного медленнее прежде всего потому, что у людей стало меньше денег, чтобы покупать. С 2014 года, по данным Росстата, россияне обеднели на 12%.

    Плохие новости у нас, наоборот, всячески замалчивают или даже пытаются представить как хорошие. Когда у банков начинаются финансовые проблемы, обычно их пытаются представить как технические. Электрик виноват или системный администратор, а не вороватые топ-менеджеры или неэффективные собственники. Любые экономические проблемы в стране у нас традиционно объясняют исключительно внешними причинами — мировым кризисом, проблемами развивающихся рынков, чужими (но не нашими ответными) санкциями, «происками врагов». А сами мы в своих экономических бедах никогда ни при чем. Санкции, если верить российским властям, вообще чуть ли не благо. Они, оказывается, стимулируют нас к импортозамещению. Что мешало заниматься развитием собственной экономики до санкций и почему результаты этого развития не может описать сколько-нибудь оптимистическими цифрами даже традиционно покладистый верховной воле Росстат, не очень понятно.

    На самом деле та самая «радикальная правда», которую Герман Греф пытается внедрить в Сбербанке и призывает к тому же государство, — не доблесть, а норма. Элементарная адекватность восприятия реальности, чего всей нашей стране сильно не хватает в последние годы. Но при всей важности правды и бессмысленности нарочитого выпячивания хороших новостей, если они не очень соответствуют действительности, у радикальной правды тоже есть издержки. Вот начнутся — не дай бог — у Сбербанка реальные серьезные финансовые проблемы. Внутри банка, понятное дело, согласно концепции Грефа, их надо обсуждать честно. Но надо ли говорить об этом народу, или лучше попытаться решить «молча»? Ведь очевидно есть плохие новости в финансовой сфере, которые способны вызвать массовую панику. Лгать в таких случаях — точно не вариант. Но, может быть, уместно какое-то время просто молчать, чтобы «не нагнетать»?

    А вот в озвученном главой Сбербанка принципе «плохие новости — это хорошие новости» есть логика. Заметить и обозначить проблему — значит получить шанс на ее решение. Замалчивать и не замечать — значит гарантированно не решить ее.

    Так что если у Грефа получится внедрить концепцию радикальной правды хотя бы в Сбербанке — в масштабах нашего государства ничего подобного не получалось пока никогда и ни у кого — это будет поистине революционное достижение. Чиновники, политики, бизнесмены, банкиры, никогда не лгущие и говорящие любую, самую неприятную правду про происходящее в России и в их компаниях, — такого мы еще точно не видели! Понравится ли такая правда народу, другой вопрос.

    Read more »
  • Игорь Моисеев (журналист): Сказанному верить?

    Очень интересно наблюдать за тем, как рулевые российской экономики выступают перед политическим руководством.

    Здесь включается сразу несколько интересных цепочек из разряда «ты знаешь, что я знаю...». Только со знаком минус в конце. «Ты знаешь, что я знаю, что ты не понимаешь» — это с одной стороны. Например, при выступлении руководства ЦБ в Госдуме. Или: «я знаю, что ты не знаешь, но я буду очень стараться, чтобы со стороны этого не было заметно, даже в ущерб логике». Это, конечно, на встречах с президентом.

    С таких встреч часто СМИ публикуют слова-ребусы, которые несут двойные-тройные смыслы и, по сути, являются не тем, чем кажутся с самого начала. А поскольку еще дополнительно цитаты могут искажаться журналистами, которые знают больше, чем одна сторона диалога, но меньше, чем другая, возникает большая путаница, разбираться в которой доставляет большое удовольствие.

    Очень хороший пример — можно сказать, образцовый — дал Герман Греф, встречавшийся недавно с Владимиром Путиным. Поскольку глава Сбербанка является инициатором и главным вдохновителем (по крайней мере, публичным) идеи превращения ипотеки в локомотив экономики, обойти на встрече вопрос жилищных кредитов им было невозможно. Ко времени встречи 8 октября уже и «ДОМ.РФ» поднял ипотечные ставки, и сам Греф месяц назад не исключал аналогичных действий по жилищным кредитам, а ставку по вкладам успел поднять несколько раз. Но как сказать об этом российскому президенту, ничего не скрыв? И Путин сам пришел на помощь:

    Путин: Какая у вас средняя ставка по ипотеке?

    Греф: Сейчас, думаю, уже девять с небольшим процентов. Примерно так, наверное.

    Путин: Средняя имеется в виду?

    Греф: Есть пониже, есть повыше. Старый ипотечный портфель тоже постепенно рефинансируется. У нас есть, естественно, старые кредиты еще по 12—13 процентов. Но мы сейчас их рефинансируем.

    Каждый год примерно 15—20 процентов старого ипотечного портфеля рефинансируются по новым ставкам, поэтому думаю, что в конце концов в течение года, наверное, мы существенно снизим среднюю ставку по ипотеке за счет снижения таких пиковых ставок, которые складываются по старым ипотечным кредитам (цитата по стенограмме встречи с kremlin.ru).

    После публикации стенограммы очень многие СМИ (да что там многие — безусловное большинство) дали новость под заголовком, что Сбербанк будет снижать стоимость ипотечных кредитов. Хотя речь шла о средней ставке по всем выданным кредитам Сбербанка, на которые будут влиять посредством рефинансирования. Реальная ставка по новым продуктам при этом может расти сколько угодно, в чем скоро можно будет убедиться. Но, конечно, надо быть большим мастером, чтобы, ни в одном слове не соврав, добиться восприятия информации общественностью с противоположным знаком.

    Но и Эльвира Набиуллина показала, что не уступает Герману Грефу в искусстве создавать у аудитории политически безупречное впечатление с помощью простых и правильных слов. Например, в недавнем выступлении на пленарном заседании Госдумы.

    «Повышение ключевой ставки направлено на то, чтобы держать инфляцию под контролем и для того, чтобы снижались ставки по долгосрочным кредитам. Мы исходим из того, что это будет происходить по ипотечным кредитам», — процитировал ТАСС председателя Центробанка.

    Вам тоже показалось, что в этом предложении почти непротиворечиво доказано, будто удорожание рефинансирования ведет к удешевлению кредитов?

    Вывод из сказанного можно сделать самый радикальный. Пора перестать слушать экономистов при их публичном общении с политиками. Разумеется, больше думать самостоятельно и анализировать информацию из нескольких источников. Например, Счетной палаты, в которой недавно посчитали, что «режим плавающего валютного курса, который существовал с конца 2014 года до начала 2018-го, в настоящее время лишь декларируется, но на деле заменен регулированием валютного рынка со стороны Банка России». Это из заключения ведомства на проект федерального бюджета. Звучит очень свежо и как бы правдиво, но я уже боюсь, что мозг опять воспринимает слова с противоположным смыслом.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »
  • Максим Осадчий (начальник аналитического управления БКФ): Кожаное кресло банкира

    Пока работает формула too rich for jail («слишком богатый для тюрьмы»), будут надуваться новые банковские пузыри.

    В своей новой книге Skin in the Game (буквально «Кожа в игре», в русском переводе «Рискуя собственной шкурой») Нассим Талеб, автор бестселлера Black Swan («Черный лебедь»), указывает на важность отрицательной обратной связи для стабилизации социальных систем — наличия «кожи в игре» (правда, в книге Талеба термин «отрицательная обратная связь» не упоминается).

    Термин «кожа в игре» Талеб обосновывает легендой, рассказанной Геродотом: судья Сисамн за взятку вынес несправедливый приговор, и персидский царь Камбис велел содрать с него кожу. Этой кожей царь приказал обтянуть судейское кресло, а судьей назначил сына Сисамна, повелев ему помнить, сидя на каком кресле он судит.

    Это, разумеется, варварский, хотя и чрезвычайно эффективный метод. Камбис — это вам не «мягкотелый» Сталин. Представьте, что бы произошло с нашей судебной системой в случае реализации такого метода.

    Крах банков «московского кольца» наглядно продемонстрировал хрупкость банковской системы России. Одна из наиболее важных причин этой хрупкости, неустойчивости — безответственность владельцев и топ-менеджмента банков, особенно крупных.

    Владельцы или топы потерпевших крах средних или малых банков, занимавшиеся криминальной деятельностью, имеют шанс оказаться за решеткой. Примеров много: Анджей Мальчевский из Мособлбанка, Сергей Магин, Матвей Урин, Дмитрий Леус… Только что на Украине был задержан по запросу России «серийный» банкир Алексей Алякин.

    Но чтобы за решетку попал владелец или топ потерпевшего крах крупного банка — такое дело не слыхано и не видано.

    Государство затратило на санацию трех банков «московского кольца» («Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк) около 2 трлн рублей.

    Так, на 1 сентября 2018 года ЦБ разместил в банке «Траст», который санировался банком «Открытие» с 26 декабря 2014 года до 15 марта 2018 года, депозит сроком свыше трех лет на сумму 1,3 трлн рублей. За что «Трасту» такой почет? Потому что он используется как мусорный банк для токсичных активов «кольца». Кроме того, к «Трасту» присоединили другой плохой банк — Рост Банк, санировавшийся Бинбанком. В самом банке «Открытие» ЦБ разместил депозит сроком свыше трех лет на сумму 107 млрд рублей. Промсвязьбанк засекретил свою отчетность, но по последней опубликованной отчетности — на 1 августа 2018 года — видно, что ЦБ разместил в нем депозит сроком от одного года до трех лет на сумму 210 млрд рублей.

    Криминальность схем, применявшихся в этих банках ранее, не вызывает сомнения. Чего стоит исчезновение из Промсвязьбанка 500 досье по кредитам, выданным связанным с ним компаниям, на сумму около 109 млрд рублей. Эти досье были обнаружены следствием только через три месяца в помещении бизнес-центра «Максима плаза».

    Суть криминальной схемы, примененной банками «кольца», состояла в следующем: банки получали возможность неправомерного использования средств как клиентов банков, так и пенсионных фондов, контролируемых входящими в «кольцо» структурами, для финансирования бизнес-проектов (в первую очередь девелоперских) собственников структур «московского кольца».

    Тем не менее бывший владелец «Открытия» Вадим Беляев и бывшие владельцы Промсвязьбанка братья Ананьевы — в Лондоне. Причем отнюдь не в розыске.

    Также в «кольцо» были вплетены и структуры Бориса Минца, в первую очередь принадлежавший ему пенсионный фонд «Будущее». Минц с семейством также благополучно переехал в Лондон.

    Вероятно, существует определенный уровень богатства, когда банкстер обретает иммунитет по отношению к российским законам.

    Я спросил у сотрудника банка «Траст» еще до санации: зачем банк раздувается, как лягушка? Почему банк ведет столь агрессивную политику на рынке вкладов? Помните навязчивую рекламу с Брюсом Уиллисом «Траст — он как я, только банк»? Он ответил: чтобы стать too big to fail (слишком большим, чтобы разориться). Что это значит для банкстера? Стать too rich for jail (слишком богатым для тюрьмы).

    Пока будут появляться примеры такой безнаказанности, будут надуваться новые банковские пузыри.

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Read more »